Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как в Сербии воспринимают "самостоятельное" правительство в Приштине


Ирина Лагунина: Косово в сентябре этого года должно обрести полный национальный суверенитет. Решение об этом было принято на прошедшем на этой неделе в Вене заседании так называемой Международной группы по Косово, в которую входят 23 европейских государства, признавших его независимость, а также Турция и США. Косово в одностороннем порядке провозгласило независимость от Сербии в феврале 2008 года, однако до сих пор эта независимость была под наблюдением и контролем Международной гражданской канцелярии – отвечающей за установление в Косове демократических институтов. Шеф этой канцелярии, специальный посланник ЕС в Косове Питер Фейт.

Питер Фейт: Правительство и институты власти в Косово примут на себя полную ответственность и право распоряжаться. Наше решение сегодня – это, в первую очередь, выполнение плана Ахтисаари. Этот план – основа нашего мандата, который, соответственно, может истечь. Но, что самое главное, это отражение реальности – сейчас существуют достаточные гарантии уважения прав различных сообществ граждан Косова, и в особенности, сербских граждан.

Ирина Лагунина: После заседания 2 июля в Вене премьер-министр Косова Хашим Тачи назвал этот день историческим.

Хашим Тачи: Второе июля для Косова является как исторической, так и символической датой. Этот день показывает, какой длинный путь мы как народ, тяготеющий к свободе и независимости, прошли.

Ирина Лагунина: Мнение независимых наблюдателей в Сербии по этому поводу выясняла Айя Куге.

Айя Куге: Международная группа по Косово, очевидно, оптимистично считает, что разработанный в 2007 году план специального посланника ООН Марти Ахтисаари по разрешению статуса Косова успешно воплощается в жизнь и косовская независимость - уже необратимый процесс. Однако местные аналитики, как сербские, так и албанские, такой оптимизм не разделяют, предупреждая, что фундаментальных проблем в молодой стране очень много и местные политики с ними справиться не в состоянии.
Что на самом деле означает решение закрыть Международную гражданскую канцелярию в Косове, то есть дать Приштине свободу самостоятельно строить свое будущее на основе плана Ахтисаари, который сербы не принимают? Наш собеседник – директор Форума по этническим отношениям, специалист по Косово из Белграда Душан Янич.

Душан Янич: Решение переложить ответственность за воплощение плана Ахтисаари на косовское правительство означает укрепление политической позиции Хашима Тачи и его правительства. Это также укрепление влияния той части международного сообщества, которая поддерживает независимость Косова – в противоположность Сербии и России – на предстоящих переговорах о статусе северной части Косова.

Айя Куге: Поясню: из неофициальных источников все чаще слышно, что на Белград и Приштину оказывается давление, чтобы они приступили к переговорам о будущем граничащей с Сербией северной части Косова, где относительно компактно проживают постоянно бунтующие сербы – их около 50 тысяч. Сербы с севера отказываются быть частью независимого Косова, а в Приштине утверждают, что теперь, после венского заседания, суверенитет будет распространен на всю территорию Косова. Имеет ли значение для сербов тот факт, что Международная гражданская канцелярия вскоре будет закрыта?

Душан Янич: Она имела большое значение для сербов в Косове. Задачей этой организации было помочь построить функциональное государство, которое бы получило полное международное признание. Но одновременно это была единственная международная организация, имеющая прямой мандат и средства контроля над властями в Приштине. Это, кстати, было особо важным для сербской общины в Косове – для поддержания ее социальной системы, систем образования и здравоохранения, для создания новых территориальных единиц местного самоуправления. Правда, Международная гражданская канцелярия подталкивала сербов войти в косовские органы власти. Сербская община, к сожалению, не воспользовались тем положительным, что они могли получить от Международной канцелярии, лишь иногда сербы принимали ее помощь, но это не было систематически – ведь Белград провозгласил бойкот канцелярии Фейта как структуры, поддерживающей косовскую независимость, и это было глубоко ошибочное решение.

Айя Куге: Так и теперь: политики в Белграде кажутся озабочены тем, что Международная канцелярия закрывается, однако местные сербские политики с севера Косова продолжают утверждать, что Канцелярия служила лишь для того, чтобы укрепить в Косове албанское государство.

Душан Янич: Закрытие Международной гражданской канцелярии для сербов означает, что в Косово больше нет международного органа, к которому бы они могли обратиться за помощью, или к которому Сербия могла бы обратиться как к посреднику в конфликтах с косовскими властями. Остались лишь миротворцы Кейфора, однако Кейфор действует тогда, когда есть угроза безопасности, вооруженная угроза или массовые столкновения или драки. А Европейская миссия Еулекс также помочь не может – она лишь наблюдает, советует и контролирует. Теперь сербам остается только обращаться напрямую к косовским властям, а это означает де факто признание независимости Косова, признание в юридическом смысле того, что власти Косова имеют суверенитет надо всей территорией.

Айя Куге: Напомню: мы разговариваем с белградским политическим аналитиком Душаном Яничем.
Но, по вашему мнению, возможно ли установление независимого государства на всей территории Косова мирным путем?

Душан Янич: Сербские политики очень ошибаются, когда сейчас, в конце процесса, грозятся, что вот, теперь начнется насилие, что будет много беженцев. Давайте говорить прямо! С каждым следующим шагом включения сербских структур, которые до сих пор финансировал Белград (образование, здравоохранение, социальные службы), в систему косовского государства, будет все больше людей, которые переедут в Сербию. И первые из них - примерно 10 -15 тысяч сербов, которые числятся жителями северного района: или там вовсе не проживают, или проживают, но только потому, что им платят, чтобы они там жили. У них есть альтернативная работа и альтернативное жилье вне этого района. Да, если сербам решение будет навязано, может случиться, что в Косове произойдет и вооруженное, и политическое сопротивление, будут баррикады на дорогах и тому подобное. Однако это лишь подтолкнуло бы албанцев навязать новую реальность через жесткое политическое давление и насилие, какое случилось в 2004 году. Но если исключить насилие как возможность (ведь там присутствуют международные силы Кейфор, косовские власти обязались не применять силу, есть мониторинг ООН, сербская община относительно хорошо организована, Белград также обещает, что не пойдет на силовые методы), то остаются переговоры.

Айя Куге: Вы считаете, что настало время для политических переговоров о том, как разрешить проблему сербского населения на севере Косова, пытающегося жить так, как будто они все ещё в составе Сербии?

Душан Янич: Существует пространство для политического решения, но оно ограничено. Или будет найдена возможность север Косова постепенно, но целиком интегрировать в состав Косова, с высокой степенью сербской автономии, то есть самоуправления, или произойдет пересмотр границ. Однако условие для корректировки границ – признание независимости Косова со стороны Сербии. Поэтому я считаю, что первое решение – переходный период до сербской автономии – вероятнее, ближе всего.

Айя Куге: В Сербии после майских выборов формируются новые власти. Как этот факт может повлиять на отношения Сербии с Косово?

Душан Янич: Новые власти - на самом деле власти старые. Это все люди, вышедшие из-под шинели Слободана Милошевича. Все они - дети периода массового возрождения антикоммунизма, когда под демократией подразумевали национал-шовинизм.
В общем-то, политики в Сербии ничего не знают про албанцев, про их жизнь, и вообще мало знают про Косово. Проблема состоит в том, что для них Косово – вещь из области политической мифологии. Нет момента, когда бы они пришли к уровню понимания реальности, какое было, например, у Переса, когда он начал мирный процесс с Арафатом. Смысл в том, что нужно отказаться от военно-политического контроля над территорией, которая уже потеряна, и начать вести переговоры о, например, совместном производстве и транспортировке электроэнергии – переместить восприятие Косова с политических проблем на то, что важно в жизни. А важно то, на что людям жить.

Айя Куге: Это было мнение белградского специалиста по Косове Душана Янича.
Ситуация в Косове временами становится нестабильная. С предстоящим закрытием в Косове Международной гражданской канцелярии, там все-таки останется достаточно международного персонала, и главные из них – силы НАТО по поддержанию порядка, Кейфор, и Правоохранительная миссия Евросоюза, Еулекс.
XS
SM
MD
LG