Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Своими заочными угрозами Мадонне депутат петербургского законодательного собрания Виталий Милонов напоминает персонаж "Ревизора", который об одном просил Хлестакова: сказать вельможам, а если придется, то и государю, что вот, мол, живет в таком-го городе Петр Иванович Бобчинский.

В отблеске славы заокеанской поп-дивы он и сам приобретает значительность. И впрямь: теперь повсюду знают, что есть такой Виталий Милонов.

Убеждение в том, что вся скверна исходит от иностранных артисток, от которых девственную и беззащитную в своей непорочности российскую публику следует всячески ограждать, издавна свойственно нашим охранителям. В дневнике управляющего императорскими театрами и секретаря Екатерины II Александра Храповицкого записано назидание императрицы относительно нравственности актрис, а заодно и о причинах французской революции:

Разговор о девках театральных. От того погибла Франция, qu’on tombe dans la crapule et les vices (что впала в распутство и пороки. – В. А.): опера Буфа всех перековеркала.

Странно, что не погибла от пороков екатерининская Россия, где сама императрица отнюдь не отличалась высокоморальным поведением.

В 70-е годы позапрошлого века в Петербурге блистала в опере-буфф французская артистка Гортензия Шнейдер. Исключительным успехом пользовалась "Великая герцогиня Герольштейнская" Жака Оффенбаха, в которой, как считалось, изображены амурные приключения Екатерины II (как в воду глядела матушка!). Зрелище было пикантное. Публика бесновалась от восторга. И только известный борец с падением нравов князь Мещерский с угрюмым упрямством требовал запретить развратный спектакль, закрыть театр "Буфф" и изгнать из России "канканирующую публично проститутку". И опять мерещится князю призрак революции:

Какой же функции мозга в нас нет, если мы не можем отчетливо понять, что во Франции законная, наследствен¬ная королевская власть, представители страны и сама Церковь погибли от революции, погибли навсегда имен¬но и прежде всего от осмеяния всех этих государствен¬ных начал? Как объяснить себе, что всякий свежий впечат¬лениями и неиспорченный человек, выходя из театра Буфф, чувствует всю силу нравственного яда, вливающегося в организм, – а для нас эти голоса, раздающиеся со всех концов России о растлении наших высших и средних слоев общества путем театра, во¬пиют в пустыне?

В 1959 году Никита Хрущев приехал с визитом в Америку. На киностудии "ХХ век – Фокс" он присутствовал на съемках самого разудалого эпизода фильма "Канкан", в котором снимались Ширли Маклейн, Фрэнк Синатра и Морис Шевалье. Советский вождь остался крайне раздражен увиденным. Позднее на встрече с профсоюзными боссами он разразился возмущенной тирадой:

В Голливуде нам канкан показывали. Девицы должны были задирать юбки и выставлять зады. Они хорошие, честные артистки, но хочешь не хочешь, приходится плясать. Их заставляют подделываться под вкусы испорченной публики... Нам такая "свобода" не нужна. Вам нравится "свобода" смотреть на задницы, а мы предпочитаем свободу мыслить, использовать наши умственные способности, свободу созидательного прогресса.

Романист Сол Беллоу в своем очерке о Хрущеве пишет, что на этом визитер не успокоился: "Советский премьер-министр, пустившись пародийно изображать канкан, задрал полы пиджака и выставил на всеобщее обозрение свой собственный зад".

Сколько же их было, ревнителей нашей нравственности! А произведения Оффенбаха по сей день ставятся на лучших сценах мира, и прославленные артисты канканируют в них на радость себе и публике.

Кстати, в России уже был случай в 1871 году, когда французских солисток театра "Буфф" Бланш Ганон и Луизу Филиппе оштрафовали решением суда за "бесстыдные действия и дерзкое покушение на общественную нравственность" - первую на сто рублей, вторую на 50.

Угрожая американской гастролерше штрафом, депутат Милонов не оригинален и смешон. В историю он не попадет, а в анекдот уже попал.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG