Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Необыкновенные американцы Владимира Морозова


Пол и Бонни Севард, владельцы магазина здоровой пищи

Пол и Бонни Севард, владельцы магазина здоровой пищи


Александр Генис: Летом, в период отпускных поездок, в провинциальной Америке особенно заметны плоды аграрной революции, которая не только вернула в кулинарный обиход сугубо местный продукт, но и придала ему высокий престиж и достойную цену. Дело в том, что в среднем каждый товар прежде, чем попасть в супермаркет, путешествует 700 миль. Не удивительно, что он - средний. Устав есть привозное и безвкусное, богатая Америка отправилась за едой туда, где она растет. Поход за сезонным съестным преобразовал коммерческий ландшафт, открыв новые возможности для сторонников здорового питания.
Один из них стал героем радиоочерка Владимира Морозова “Необыкновенные американцы”.

(Песня)

Владимир Морозов: Луи Армстронг и Элла Фитцджеральд. Песня о том, как любовники расходятся, потому что у них нет ничего общего. Даже такие слова, как помидоры и картошка они произносят по-разному. С этих самых помидоров и картошки и начался наш разговор с Полом Севардом. Ладно, с овощами мы разобрались. А мясо ты ешь? Курицу? Рыбу?

Пол Севард: Очень мало. Как мало? Рыбу, пожалуй, раз в неделю. Курицу, наверное, раз в месяц. Ну, и говядину - раза два в год.

Владимир Морозов: Бедолага. На такой диете можно ноги протянуть...

Пол Севард: Ну вот, видишь, я стою перед тобой, и меня не шатает от голода. Наоборот, мне надо бы сбросить килограммов 5-6.

Владимир Морозов: Пол Севард и его жена Бонни владельцы небольшого магазина здоровой пищи. В Нью-Йорке таких магазинов полно, а в провинции на севере штата их встретишь не часто. В городке Гленн Фоллс, где живут Пол и Бонни, около 25 тысяч жителей. А вы не боялись открывать такой магазин? Вдруг не найдется покупателей?

Пол Севард: Конечно, я понимал, что нам далеко до Нью-Йорка. Но новый бизнес - это всегда риск. Мы с женой тогда были молодые, ничего не боялись. Даже если бы и прогорели, то с голоду бы не померли, работу всегда можно найти. Кстати, пока наш магазин набирал обороты, я работал за уборщицу, убирал чужие магазины. Приходилось вставать в 5 утра. Мог бы пойти плотником на стройку, продавцом в продуктовый магазин, ведь я много знаю о еде.

Владимир Морозов: Потом Бонни призналась мне, что они с Полом авантюристы по натуре. После школы кочевали по стране, мыли посуду в ресторанах, работали на стройках, нанимались к фермерам. А магазин это еще не самая лихая их авантюра. Сразу после женитьбы 36 лет назад они расплевались со всякой цивилизацией.

Пол Севард: Мы решили, что станем жить в маленьком домике в лесу. Построили его своими руками. Простая бревенчатая изба. Ни воды, ни электричества. Это было в Канаде, на севере штата Онтарио. Тогда в начале 70-х годов земля была дешевой. 65 гектаров мы купили всего за 5 тысяч долларов.

Магазин Пола Севарда

Магазин Пола Севарда

Владимир Морозов: В той избушке появился на свет их первый сын, которому сейчас 31 год. Родился он без врачей и повивальных бабок, их просто не оказалось рядом, глухомань...

Пол Севард: Моя жена - дочь фермеров. Ее братья и сестры тоже родились не в больнице, а дома. Одних сестер семеро. И вот моя жена захотела рожать не в больнице, а дома.

Владимир Морозов: Теперь у Пола и Бонни двухэтажный дом в центре городка Гленн-Фоллс на улице Вашингтона, дом 4. На первом этаже магазин, а живут вверху. Здесь 24 года назад у них родился второй сын. Оба давно живут отдельно, старший программист, младший – повар. Пол, а когда ты сам заинтересовался здоровой пищей? Когда завязал с чипсами, кока-колой и прочим ядом?

Пол Севард: Когда я завязал? А я и не завязывал. Просто теперь в моей диете всего этого гораздо меньше. Ту же кока-колу пью не чаще раза в месяц. Слаб человек, совсем бросить не могу, привык с детства. Для меня эта химия и пахнет детством. Но в качестве компенсации я стараюсь есть побольше орехов, бобов, овощей и другой натуральной пищи.

Владимир Морозов: А что ты ешь, например, на завтрак?

Пол Севард: На завтрак ем сегодня овсянку, завтра блины, послезавтра яичницу. Иногда Бонни делает отличные сдобные булки.

Владимир Морозов: Какая же это здоровая пища! Ведь с булок и блинов можно запросто растолстеть...

Пол Севард: Растолстеть можно, если ты ешь больше, чем тебе нужно. Если ты съешь на завтрак шесть блинов вместо двух, то это уже перебор.

Владимир Морозов: А я если не поел какого-нибудь мяса, то хожу голодный.

Пол Севард: Ну, вот недавно ты обедал у меня дома, ты что, вышел из-за стола голодным?

Владимир Морозов: Ну, я вежливый гость...

Пол Севард: Так ты что, вернулся домой и поел мяса? Тогда я и не знаю, что с тобой делать. Хочешь научиться готовить без мяса, вот тут кулинарные книги. Одна даже для детей. Кухарить совсем не трудно.

Владимир Морозов: А ты сам-то готовишь?

Пол Севард: Когда выхода нет. Я стараюсь всячески ублажать жену, чтобы готовила она. Но мы давно женаты, иногда бывают размолвки, и тогда мне приходится готовить самому.

Владимир Морозов: Пол, в твоем магазине орехи, зерна, бобы и прочее стоит недешево. Зачем я буду у тебя переплачивать, если почти то же самое могу купить в супермаркете...

Капитализм - это учет

Капитализм - это учет

Пол Севард: Ну, теперь ты можешь купить там почти те же самые продукты. ... Но они появились в супермаркетах благодаря нашим магазинам здоровой пищи, которые начали это дело лет 40-50 назад. Тогда наши продукты были в новинку. Потом супермаркеты поняли, что им тоже надо завести отделы здоровой пищи, выращенной без минеральных удобрений. Но, кроме этих продуктов, ты найдешь у меня массу других, которых в супермаркете нет. Например, сосиски, сардельки и прочие, так сказать, мясные продукты, сделанные из соевых бобов. В супермаркете нет даже такой простой вещи, как пшено. Там никто и не знает, как сварить пшенную кашу. Не веришь! А ты зайди и спроси пшенку. Они посмотрят на тебя большими глазами, просто не поймут, о чем ты их спрашиваешь.

Владимир Морозов: А какой сумасшедший купит у тебя вот эту крохотную буханку хлеба из коричневого риса, которая стоит 5 долларов. Тут просто есть нечего, буханка ничего не весит.

Пол Севард: Нет, нет. Ты выбрал редкий товар. Его покупают люди, которым нельзя есть обычный хлеб. У них болезнь селиака. Довольно редкая хворь, иммунная слабость кишечника. Таким людям нельзя есть обычный хлеб и ничего, содержащего пшеничные зерна, муку или клейковину.

Владимир Морозов: Оказывается, рисовый хлеб для таких людей делает одна единственная пекарня на всю Америку и рассылает потом по всем штатам. Отсюда и повышенная цена.
Этой осенью Полу стукнет 60. Он хочет встретить день рождения в дороге. Планирует с друзьями велосипедный пробег до южной оконечности штата Флорида – острова Ки-Уэст. 2600 километров. Опыт есть.

Пол Севард: 4 года назад мы с сыном проехали от Тихого океана до Атлантического. Это 4 тысячи 800 километров. За 6 недель. Проезжали в среднем по 114 километров в день. И обошлись без мяса. Мы с сыном оба вегетарианцы.

Владимир Морозов: А ты посмотри на этих мясоедов, говорит Пол, как их земля носит и не прогибается!

Пол Севард: Иногда я прохожу мимо нашего пожарного депо. И мне страшно смотреть на пожарных. Как эти пузатики будут спасать мой дом. Такой тяжеловес дотащит свое брюхо на второй этаж и помрет от инфаркта.
XS
SM
MD
LG