Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сорок три деятеля культуры и науки - людей, весьма различных по убеждениям (среди подписавших - Александр Проханов и Юрий Норштейн, Наталья Нарочницкая и Николай Петраков, Виталий Третьяков и Владимир Бортко), подписали открытое письмо Владимиру Путину против введения ювенальной юстиции в России. Корреспондент Радио Свобода, однако, выяснил, что о существовании письма знают не все те, чья подпись стоит под документом.

По мнению подписавших открытое письмо, создание новых государственных и муниципальных органов, а также расширение прав и свобод ребенка приведет к снижению рождаемости и разрушению семей. Например, в результате возникновения специальных горячих линий, куда ребенок сможет позвонить и пожаловаться на родителей, его могут забрать из семьи. Неважно, сделает ли он это из-за мимолетной обиды или из-за повторяющихся скандалов; ребенка с большой долей вероятности отдадут в детский дом, где ему вряд ли смогут дать достойное образование и необходимую заботу, - полагают авторы письма.

- Письмо пришло мне на почту из кургиняновского фонда, от имени жены Сергея Кургиняна Марии, - рассказал один из подписавших, литературовед Игорь Волгин, президент фонда имени Достоевского. - Там говорилось, что они уже собрали 60.000 подписей против введения ювенальной юстиции. Проигнорировать его я не смог: я сам отец, поэтому вопросы детства волнуют меня. К тому же часто наблюдаю за другими семьями. Например, за бедными. Согласно идее ювенальной юстиции, из таких семей детей будут забирать. Но правильно ли это? Часто в небогатых семьях дети очень счастливы.

- Предпосылки для ее создания появились еще в 1989 году, - напоминает историю ювенальной юстиции глава Российского детского фонда, писатель Альберт Лиханов, также подписавший письмо. - Тогда на Генассамблее ООН приняли конвенцию о правах ребенка, первыми ее приняли СССР и Китай. Главной ее целью была защита ребенка государством, предоставление высших прав и преимуществ. Но никто не мог и подумать, что конвенцию преобразуют в систему насилия.

- Насколько я понимаю, - полагает Игорь Волгин, - главная цель письма – создать общественную дискуссию, которая поможет предотвратить повторение событий 1917 года, когда власть и представители культуры и науки не слышали друг друга, были глухи и слепы. Мы уже собрали единый лагерь, где у всех подписавшихся одна точка зрения. Это поможет нам сохранить единство во время дискуссии с властями. Единственное, что может помешать – отсутствие конкретных мыслей и идей в письме, которое мы подписали.

Подписываясь, я не оценивал политическую позицию других подписавшихся, в том числе Нарочницкой и Проханова. Я ее не разделяю, но часто слышу от них здравые мысли и предложения. Они серьезные и известные люди, за которыми хочется следовать. К тому же Наталья - дочка Алексея Леонтьевича Нарочницкого, члена Академии наук, известного ученого, которого я очень уважал.

- Я подписал это письмо, это мое решение. Остальное не имеет значения. Также как и политическая позиция других подписавшихся. Меня не интересуют остальные, я подписывал, следуя своим убеждениям... Вспомните, например, знаменитую забастовку матерей с пустыми колясками во Франции. У них отняли детей, решив, что они неправильно за ними ухаживают. Применение силовых и административных методов ни к чему не приводит. Государство спокойно лишает родителей прав и отдает ребенка в детский дом. Среди российских сирот 90 процентов отобраны у родителей по суду.

Неужели не видно, что ювенальная юстиция невозможна в России? У нас свой менталитет. Нужно искать другие способы оздоровления семьи и реконструировать органы попечительства. Почему мы следуем за странами Европы и не смотрим на Восток? В исламских странах сложилась своя, правильная, на мой взгляд, система по отношению к семье, ребенку, женщине. Может за ней следует идти? - спрашивает Альберт Лиханов.

- О своих дальнейших действиях, связанных с политикой, не могу говорить, пока не изучу полностью пакет документов, связанных с ювенальной юстицией, - говорит Игорь Волгин. - Нужно разобраться, что под ней понимают. Если это безоговорочное следование за Западом, то оно не приведет ни к чему хорошему. Мы приблизимся к Финляндии и Франции, где без особых судебных разбирательств у родителей, особенно у матерей, отбирают детей. Такая система не сможет действовать в России. У нас суды, инспекторы и власть другие.

Все проблемы детства должны рассматриваться в комплексе. Нельзя отдельно изменять права детей, проводить реформы образования и принимать ювенальную юстицию. В законе нужно сначала разобраться. А не так - предложили текст, подписали, приняли... Например, меня поражает, как могли одобрить пункт о создании горячих линий для детей. От таких звонков тысячи детей из-за глупости могут остаться без семей, - уверен Игорь Волгин. - Напридумывают юридических законов, а о нравственных забывают...

В ответ на вопрос корреспондента Радио Свобода писатель Вячеслав Пьецух, чья подпись также стоит под письмом против введения в России ювенальной юстиции, выразил крайнее удивление:

- Я ничего не слышал ни о каком письме. Я ничего не подписывал и понятия не имею, кто такие Виталий Третьяков, Петраков и другие. Я уже полгода живу в деревне и единственный аппарат, откуда я узнаю новости, – радио. Благодаря нему я слышал о ювенальной юстиции. Отношусь я к ней негативно. Ведь не может быть отдельной детской юстиции - так же, как нет и никогда не будет собачьей. Но ни в каком письме я не говорил об этом, поэтому отвечать за него не буду. Сейчас я отвечаю только за жену, кота и усадьбу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG