Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Есть такая популярная идея, что оппозиции надо готовиться к неким "переговорам" с властью, выбирать неких "переговорщиков", и что в ходе этих переговоров может быть выработана некая процедура трансформации нынешнего режима во что-то более или менее приемлемое; будет создан какой-то наш вариант пакта Монклоа. На эту тему недавно была программная статья Дм.Гудкова et al в "Ведомостях", хорошая и убедительная статья, которая таким выводом заканчивалась.
Я не вижу и не представляю себе этих переговоров. Не будет никогда никакого круглого стола, за которым будут сидеть Путин, Сечин, Тимченко напротив Навального, Удальцова, Пономарева (и Медведев кофе будет подносить). Этот круглый стол просто невозможно себе представить ни в системе координат одной потенциальной его стороны, ни в системе координат другой стороны. А главное, он абсолютно не нужен.
Не нужен он потому, что, хотя с выводом статьи Гудкова я не согласен, основная-то ее мысль абсолютно верна. Смена режима станет следствием раскола элит, а раскол элит оформится окончательно, когда значительная их часть признает, что нарастающий маразм и стагнация путинского режима опаснее для их будущего, чем пугающая неопределенность, связанная с возможным приходом к власти нынешней "оппозиции". Это задачка из области управления рисками; элиты должны увидеть, что в одном варианте рисков больше, чем в другом.
Работать на повышение рисков, связанных с консервативным сценарием, мы никак особо не можем. Да и нет нужды; власть справляется прекрасно за нас. Дело Pussy Riot и дело о 6 мая, истерика Бастрыкина и последние изменения законодательства - всё это однозначно воспринимаемые элитами сигналы, указывающие на то, что власть уже в штопоре, что степень неадекватности нарастет экспоненциально. Ни один собственник не может быть уверен в том, что завтра его не посадят и не отберут активы; ни один человек не гарантирован от стремительного попадания за решетку на неопределенный срок, и так далее. Те, у кого нет никаких особых активов, и кого не за что сажать - содрогаются; что же говорить о тех, у кого активы есть и кто прекрасно в курсе собственного списка грешков? Люди видят, что еще год назад публичным лицом власти были Кудрин, Шувалов, Дворкович - а сейчас на их месте Рогозин, Володин, Бастрыкин. Опять же, человеку далекому от политики эти нюансы, вполне возможно, и безразличны, а вот теми, кто тесно интегрирован в высокие политические и экономические сферы, это все воспринимается крайне болезненно. И это очень хорошо.
А вот над второй частью паззла - над уменьшением неопределенности в сценарии, связанном со сменой власти, - мы все можем и должны поработать. Воспринимаемый риск перехода власти к нынешней оппозиции все еще чрезмерно, неприемлемо велик в глазах сегодняшних элит. Деятели оппозиции для них непонятны; эта оппозиция слишком неоднородна; они не уверены, что у этой оппозиции получится договариваться и контролировать ситуацию; они верят или заставляют себя верить в то, что в случае падения путинского режима крайне вероятен ультранационалистический или ультралевый сценарий, и что нет люстраций без экспрориаций.
Только поэтому они еще терпят Путина, хоть и из последних сил.
Вот если бы оппозиция показала, что умеет договариваться промеж себя, что умеет выстраивать четкие процедуры и им следовать; что может гарантировать определенные параметры переходного периода, комфортные для значительной части нынешних элит; что может предложить понятный и определенный образ будущего - тогда оценка рисков для второй альтернативы поползла бы вниз.
То есть фактически "переговоры" будут, но не в формате переговоров за круглым столом, а в формате публичной оферты, которую оппозиция должна сделать и подкрепить практическими шагами. Примерно так: без лишних склок и споров, прозрачно избрать некий свой представительный орган (вовсе не коллегию переговорщиков, а, скорее, "альтернативный парламент"); в рамках этого органа выработать и утвердить определенные принципы и векторы переходного периода, такие, например, как безусловный отказ от пересмотра итогов приватизации и прочих прав собственности, как переход к парламентской республике с достаточным набором сдержек против любых форм вождизма и узурпации власти одним лицом или узким кругом лиц, как гарантии гражданских прав и свобод, как определенные прозрачные правила легализации и амнистии сомнительных капиталов и так далее. (Что еще?).
Это довольная большая работа; если она будет проделана и завершена, власть окажется в руках нынешней оппозиции. Сама.
XS
SM
MD
LG