Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: По данным WWF лесопромышленная компания «ЛесЭкспорт» начала вырубку ключевых мест обитания амурского тигра на севере Приморского края. Защитники природы утверждают, что вырубки проводятся незаконно. В компании эту информацию опровергают. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: По информации сотрудников российского отделения WWF, широкомасштабные вырубки развернулись в Пожарской орехово-промысловой зоне и создаваемом краевом заповеднике «Среднеуссурийский» в Пожарском районе Приморского края. Экологи утверждают, что компания ЛесЭкспорт взяла в аренду лес для промышленной древесины под предлогом реализации приоритетного инвестиционного проекта по строительству завода по производству паркета в городе Дальнореченск. Леса, где ведутся рубки, официально признаны защитными, так как они играют ключевую роль в сохранении амурского тигра. О том, почему компании «ЛесЭкспорт» удалось их арендовать, говорит директор по природоохранной политике WWF в России Евгений Шварц….

Евгений Шварц: Это получилось во многом из-за тех дырок в Лесном кодексе и в документах, в положении, утвержденном правительством, в реализации приоритетов инвестиционных проектов. Кроме того, это связано, на наш взгляд, с деятельностью, не соответствующей государственной политике, государственным интересам, имеющей признаки коррупционного свойства, связанных с утверждением и реализацией инвестиционных проектов компании "ЛесЭкспорт". Получилось, грубо говоря, незаконное использование дырки в законодательстве.
Бывший начальник управления лесного хозяйства Приморского края Корчагин перед уходом с этой должности утвердил проект, выискал согласие государства выделить под него необходимую лесосырьевую базу, которой реально не было и нет. Несколько лет реализации проекта компания говорила, что ничего страшного, что у нас относительно небольшая лесосырьевая база, мы будем покупать на открытом рынке. Наверное, речь шла в том числе и о скупке нелегально заготовленного леса. Сперва компания после совещания у Зубкова, когда было дано четкое поручение заменить полученную орехоплодную зону Пожарскую и территорию, зарезервированную для создания заказника, было предложено заменить эти территории и дать другие, которые не входят в приоритеты для сохранения тигра, как коридор в Китай для поддержки китайской популяции и которые не связаны с теми территориями, которые взяты в аренду как использование орехопромысловой зоны. Сперва компания "ЛесЭкспорт" во главе с господином Пузынкиным говорили, что они не хотят брать то, что им предложено, потому что формально, если я правильно помню, 3-4% лесов Приморского края не распределены. И те территории, которые им предлагались взамен, они в принципе ближе к лесоперерабатывающей базе, к Дальнереченску. Дальше выяснилось, что они, используя то, что государство обещало, не предоставило, они стали судиться и, грубо говоря, по суду, мы сильно сомневаемся в справедливости и реальном следовании закону, получают лесозащитные территории и в том числе то, от чего они сперва отказывались, то есть то, что было не распределено, в качестве своей арендной базы. При этом специальные проверки Рослесхоза показывают, что это является нарушением. То, что при утверждении проекта не было получено согласия Рослесхоза. Но более того, на последнем заседании совета, который был 24 июня, у меня была возможность говорить с замдиректора профильного департамента Минпромторга, который тоже сказал, что там полный беспредел.
Мы имеем ситуацию, когда реально лесосырьевой базы в Приморском крае не осталось, она или уже взята в аренду или незаконно вырублена, о чем мы говорили все последние скоро 15 лет. Поэтому лесопромышленники пытаются добиться того, чтобы получить под вырубку защитные леса. И поскольку существуют определенные дырки в том, что можно делать в защитных лесах, что нельзя, они добиваются всеми правдами и неправдами получить в аренду те или иные категории защитных лесов.

Любовь Чижова: Это было мнение директора по природоохранной политике WWF в России Евгения Шварца. Председатель совета директоров компании ЗАО «ЛесЭкспорт» Георгий Пузынкин в интервью РС прокомментировал обвинения экологов в незаконности рубок на Севере Приморья…

Георгий Пузыкин: Те мнения, которые сейчас звучат активно в прессе – это лишняя работа. Мы как производственники занимаемся производством, а они больше занимаются лоббированием своих интересов через средства массовой информации. Все, что они говорят, фактически все не соответствует действительности. Везде пишут, что приступили к вырубкам промышленным, то есть создается впечатление, что зашла компания и все под ноль вырубает. В действительности это все совсем не так. Во-первых, мы юридически подкреплены всеми документами, на основании российского законодательства у нас существует договор аренды, проект освоения участка и экспертиза. Рубки проводятся, как правило, выборочные. Основная древесина не берется к вырубкам.
Потом они говорят, что мы зашли в обитание тигров. Хочу заметить, что взятые компанией в аренду участки – это практически оставшиеся свободные участки, со всех сторон окружены участками, уже находящимися у арендаторов, других лесозаготовителей. Допустим, если спор идет конкретно об орехопромысловой зоне, это сегодня 40 тысяч гектаров. И есть такой документ Стратегия сохранения амурского тигра в Российской Федерации, она вывешена и у них на сайте, она существует у правительства, где черным по белому написано, что размер участка обитания тигра самца 1380 километров квадратных, самки 400 километров квадратных. Если разобрать непосредственно этот случай, то не более двух-трех тигров обитает на этом участке. Я опять же хочу заметить, из той же концепции, там есть карта, где проходил мониторинг, где непосредственно обитание амурских тигров – это прежде всего 70% всего Приморского края, тигры живут во всем Приморском крае, исключая сельскохозяйственные поля, и часть севера Хабаровского края. Получается, эти обвинения не имеют под собой никакого фундамента.

Любовь Чижова: Существует ли у вашей компании какая-то природоохранная политика и что вы думаете о судьбе амурского тигра?

Георгий Пузыкин: Да, конечно, программа у нас такая существует. Я хочу сказать, что проводится лесовосстановление путем содействия посадки лесных культур на площадях около 240 гектаров ежегодно. Затем, идя навстречу требованиям тех же "зеленых" для усиления экологического каркаса в границах вот этих спорных территориях участка была снижена расчетная лесосека с 156 до 92 тысяч кубометров. То есть в проекте специально предусмотрен сплошной массив леса, выведенный полностью из промышленного оборота под экологический каркас для перемещения тигра между Россией и Китаем. Дело в том, что мы готовы отказаться и подтверждали на совещании у Зубкова, мы не держимся за эти участки. Но вся проблема в том, что сегодня нужно сказать, что защитные леса составляют в России около 20%, а в Приморском крае эта цифра превышает 50, до 60% дошла. Если есть планы о дальнейшем расширении защитных территорий, почему у нас этот спор, то из оборота хозяйственного в крае приблизительно выделится 80%. Такие условия просто не позволяют развивать глубокую переработку. Можно поставить крест и сказать: пускай тут живут тигры, а вы уезжайте с Дальнего Востока, не надо никаких инвесторов, пускай здесь ходят тигры.

Любовь Чижова: Рассказывал председатель совета директоров компании «ЛесЭкспорт» Георгий Пузынкин. О том, чем опасны рубки в местах обитания амурского тигра, РС объяснил координатор программы по сохранению биоразнообразия Амурского филиала WWF Сергей Арамилев…

Сергей Армилев: Кроме прямой связи, что в лесах живут копытные животные, которые за счет леса кормятся и размножаются, а тигры охотятся на копытных животных. Сама по себе рубка леса может быть и не наносит огромный ущерб, если она делается по правилам. Другой вопрос, где рубить, как рубить. Понятно, что ареал тигра достаточно обширный и в него попадает много лесов, в которых, наверное, целесообразно вести плановые рубки. Но есть ключевые места, где обитает тигр, которые для него важны, и там рубки приведут к нарушению экологических связей. Если говорить именно о севере края, то Стрельниковском хребте по сути единственное место, которое осталось, связывающее нашу популяцию амурского тигра с остатками популяции в Китае. Потому что испокон веков так сложилось, что вдоль трассы Владивосток – Хабаровск – Москва происходило хозяйственное освоение, много населенных пунктов, где люди вырубали леса, делали сельхозполя. К настоящему моменту это привело к тому, что леса сохранились, по которым тигр может перейти в Китай, только в этом месте. Поэтому для данной местности рубка леса губительна именно для перспективы на будущее и в понимании того, что Россия взяла на себя обязательства международные по сохранению тигра и в первую очередь с помощью Китая восстановления популяции на их территории.

Любовь Чижова: Сергей, смотрите: рубки начинаются в лесах, что происходит с тигром? Он уходит куда-то в другие места?

Сергей Армилев: Рубки сами по себе сопровождаются тем, что рубки ведут те же самые люди, по большей части местное население, которые берут с собой ружье. Кроме того, звук падающих деревьев отгоняет копытных с этого места, они еще часто ведут незаконную охоту на копытных животных, численность животных в этих местах резко сокращается, соответственно, тигр уходит за своими жертвами, потому что если ему нечего есть, то он переключается на копытных животных, которые живут в других местах. В тех же случаях, когда тигр остается по каким-то причинам без еды, он нападает на собак в будках, либо возле временных домиков заготовителей. Тем самым возникает конфликт, который иногда приводит к тому, что в тигра либо стреляют, он раненый уходит в лес, либо убивают, либо наоборот тигр калечит людей, что в любом случае нехорошо для данного зверя.

Любовь Чижова: В каком состоянии сейчас находится популяция амурского тигра?

Сергей Армилев: Популяция обширная, учет делается только раз в 10 лет. По последним данным 2005 года популяция балансирует между цифрами 428 – 502 особи. Надо сказать, что популяция по исследованиям на выборочных участках стабильная, но есть некоторая тенденция к снижению, которая связана с развитием ряда угроз в отношении тигра. И одна из них – это сокращение места обитания, самое главное, ухудшение их качества. Потому что лес, где вырублен дуб и кедр, он непродуктивный, в этом лесу очень низкая численность копытных животных, потому что им нечего есть.

Любовь Чижова: Говорил координатор программы по сохранению биоразнообразия Амурского филиала WWF в России Сергей Арамилев. Защитники природы призывают российское правительство внести изменения в лесное законодательство, которые бы однозначно запрещали передачу орехово-промысловых зон и защитных лесов в аренду в целях заготовки древесины.
XS
SM
MD
LG