Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Во вторник, 10 июля, президент России Владимир Путин направил в Госдуму заключения на законопроекты о некоммерческих организациях и о клевете. Из законопроекта о клевете (соответствующее предложение внес единоросс Павел Крашенинников - глава комитета Госдумы по законодательству) президент предложил исключить наказания в виде лишения свободы и принудительных работ. "В стране есть свои традиции. В этом году - 75-летний юбилей 37-го года. Я считаю справедливым слова о том, что виновных в клевете надо судить, но их надо отделить от отсидки", - сказал президент.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте Законопроект, который предполагает возвращение в Уголовный кодекс статьи о клевете, в среду, 11 июля, прошел первое чтение в Государственной думе.
Законопроект поддержали только депутаты из фракции "Единая Россия". Три другие фракции - КПРФ, "Справедливая Россия" и ЛДПР - голосовали против. В итоге законопроект поддержали 242 депутата, 144 парламентария проголосовали против, а двое воздержались.
Инициаторами возвращения статьи о клевете были депутаты от "Единой России". Они предложили не только вернуть эту статью из Кодекса административных правонарушений в уголовный, но и увеличить штрафы за клевету до 500 тысяч рублей, а также наказывать за совершение этого преступления лишением свободы на срок до пяти лет.
О том, что за клевету не стоит лишать свободы, накануне говорил президент России Владимир Путин.
Статья 129 ("клевета") была исключена из Уголовного кодекса в декабре 2011 года по инициативе тогдашнего президента Дмитрия Медведева.
О том, кому выгодно возвращение в Уголовный кодекс статьи о клевете, мы сегодня беседуем с Анатолием Локтем, первым секретарем новосибирского обкома КПРФ, членом думского комитета по федеративному устройству, Михаилом Федотовым, председателем президентского Совета по правам человека и Сергеем Марковым, бывшим членом думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, бывшим членом Общественной палаты. Как по-вашему, к чему привела декриминализация данной статьи за тот год, что она не действовала?

Михаил Федотов: Она не действовала не год, она не действовала всего практически несколько месяцев. Привела она к тому, что все те люди, которые были осуждены по этой статье, они были освобождены от отбывания наказания, поскольку статья была декриминализирована, исключена из Уголовного кодекса. Таким образом те несколько человек, я думаю, что речь идет о нескольких людях, они были освобождены. Обычно статистика Верховного суда показывает, что в год у нас осуждается за клевету порядка 20 человек, если речь идет, конечно, о клевете в средствах массовой информации, то есть такая квалифицированная клевета, более серьезная. Есть еще много других дел, которые связаны с клеветой, то, что называется, частной, обычной клеветой, там, конечно, осужденных гораздо больше, но это дела, не имеющие вообще никакого общественного звучания – это чистой воды дела частного обвинения. Но какова практика административная по этой новой статье Кодекса административных правонарушений, ничего сказать не могу, просто не знаю. Именно поэтому мне было бы очень интересно понять те резоны, которые объясняли уважаемые депутаты, объясняя, почему они считают, что декриминализация статьи о клевете имела негативные последствия. Я хотел бы понять, где эти негативные последствия, я про это, честно говоря, ничего не знаю, очень бы хотелось понять.


Владимир Кара-Мурза: А что вас лично настораживает в настойчивом желании думского большинства вернуть эту статью в Уголовный кодекс?

Михаил Федотов: Я не понимаю причин. Я надеюсь, может быть сегодня участники дискуссии на Радио Свобода объяснят, может быть они знают лучше. Я просто не понимаю причин. Тем более, что я заметил еще вчера на встрече с главой государства, что сейчас в Европе идет тенденция к декриминализации. И конечно, Россия здесь явно не будет первой, потому что эта тенденция начала реализовываться в 2000 годах, в 2001 году, например, декриминализацию клеветы провела Украина, в 2004 Молдова, Грузия. Этот процесс коснулся и балканских стран и несколько других. Мы присоединились к этой волне в 2011 году. Но мы окажемся первой страной в Европе, которая пошла в обратном направлении. Мне кажется, что первенство надо держать не в таких сомнительных областях.

Владимир Кара-Мурза: Какова, по-вашему, необходимость возвращения статьи о клевете в Уголовный кодекс?

Сергей Марков: Вы знаете, наверное, там есть какие-то аргументации, связанные с бизнесом и так далее, коллег, которые подали. Но мне представляется, что главная необходимость формирования такого нового наказания заключается в том, что совершенно очевидно сформировалась политическая группа, которая готовит насильственное свержение власти, используя иностранное финансирование неправительственных организаций, используя в том числе клевету для организации массовых беспорядков для того, чтобы обвинить, что власти намереваются сбросить какое-нибудь водохранилище, чтобы затопить Москву или что-нибудь в этом духе. Очевидно мощные политические силы за границей приняли решение свергать действующего президента Владимира Путина, не дожидаясь окончания его шестилетнего срока и внутри страны сформировалась группа, которая не брезгует никакими средствами, в том числе целенаправленной клеветой для разжигания общественного недовольства.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, является ли угрозой для оппозиции возвращение статьи о клевете в Уголовный кодекс?

Анатолий Локоть: Господи, какие страсти я услышал: кто-то кого-то собирается свергать. Интересная конспирология какая-то. Я совершенно очевидно обратил бы внимание вот на что. Был президент Медведев и речь шла тогда о модернизации, в том числе о модернизации нашего уголовного права, в целом правого направления, и называлось это гуманизация. Гуманизация уголовного права, административного. И тогда полгода назад была декриминализирована статья клевета. Не прошло полгода, что произошло? Появился новый президент, видимо, какие-то новые взгляды, более жесткий взгляд на ситуацию и вернули все назад, криминализировали. Более того, серьезные очень изменения в сторону ужесточения, теперь речь идет не о гуманизации, а о повышении ответственности, вы совершенно правы, до 5 лет, а штрафы подразумеваются в некоторых случаях до 500 тысяч рублей. Действительно оппозиция, откровенно говоря, ежится. Если посмотреть, с какими последними инициативами законодательными выступила правящая партия и утвердила Государственная дума, пользуясь большинством этой партии в парламенте нашей страны: повышение штрафов за нарушения во время проведения митингов и шествий до 300 тысяч рублей, теперь речь идет о клевете. Суть заключается в том, что любое обращение, в том числе обращение депутата, заявление или публичное выступление на митинге сегодня может быть приравнено к клевете, и последуют обвинения в клевете. Ведь очень важно, как применяется законодательство, правоприменительная практика. На примере депутата Бессонова у нас в Госдуме мы видим, какие крайние меры может принимать по отношению к оппозиции партия власти. Поэтому у нас совершенно очевидные опасения в том, что это инструмент на этот раз для того, чтобы расправиться с инакомыслием, чтобы не дать возможность высказываться, чтобы снизить накал высказываний.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился Валерий Зубов, депутат от фракции "Справедливая Россия", бывший губернатор Красноярского края. В чем, по-вашему, опасность возвращения статьи о клевете в Уголовный кодекс?

Валерий Зубов: Видите, тут надо понять, почему Госдума с такой скоростью инициирует негативные посылы обществу. Ведь это же не только эта статья, уже замечено была в нашем разговоре, что ведь это и закон о митингах, это и случай с Бессоновым, это и штрафы на дорогах. То есть сейчас Государственная дума фактически законодательно принимает только репрессивные решения в виде законов. Надо понять, почему это происходит. Как правило, инициируют эти законы депутаты от "Единой России", которые первый созыв, можно сказать, по молодости, но ведь они же проходят, их же поддерживает правительство, их поддерживает администрация президента, их поддерживают коллеги, которые более опытные. Почему? У меня ответ такой, я его для обсуждения предлагаю: действительно за прошедшие годы упустили шансы по-серьезному реформировать экономику, в настоящий момент не выскочили из кризиса, дело не во второй волне кризиса, мы не выскочили, у нас кризис технологический. Мы не обновили технологическую базу экономики. И теперь малейшие колебания на внешних рынках ставят под угрозу устойчивость всей экономической системы. Теперь по деталям, это в общем.
Вы вводите штрафы для автолюбителей за парковку, за нарушения на дороги, парковка – самое очевидное. А что, прибавилось парковочных мест? Нет. То есть поставили практически в безвыходное положение того, кто паркуется, автолюбителя. Вы ужесточаете меры по отношению к митингам. А почему, а зачем? Произошли три митинга серьезных, но они отнюдь не вылились бы в побоище, если бы адекватно себя вел ОМОН 6 мая. Вот уже 12 июня, смотрите, как все тихо-мирно прошло. Но на всякий случай мера вводится, потому что если кризис будет усугубляться, то естественно появится критика. А если власть не сумеет адекватно среагировать на ухудшение ситуации, то появятся какие-то недоброе слова, которые не нравятся, и конечно, их удобно классифицировать как клевета.

Владимир Кара-Мурза: Максим Рохмистров, первый зам председателя думского комитета по бюджету, член фракции ЛДПР в Государственной думе, рассматривает возвращение статьи о клевете как способ запугивания оппозиции.

Максим Рохмистров: К сожалению, механизм, который существовал ранее, зачастую использовали как ограничение свободы слова. Если мы говорим о том, что декриминализация этого состава, которая была проведена, имеет положительную практику, но вопрос в том, что не до конца урегулирован тот вопрос, какие штрафы за иски выдвигать о защите чести и достоинства. Иногда чем выше должность человека, который себя считает оскорбленным, иногда там суммы сумасшедшие. Даже это, мы считаем, надо урегулировать. А так пугать уголовным преследованием. Недавно Зюганов покритиковал исполнительную власть, получил миллион рублей штрафа. Если бы это была уголовная ответственность, что бы мы получили? Запрос Генеральной прокуратуры о лишении его депутатской неприкосновенности и возбуждение против него уголовного дела? Поэтому категорически против, считаю, что ни в коем случае нельзя это делать, потому что это способ борьбы с оппозицией.

Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG