Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Может, я идиот, но я не дебил"


Депутат Елена Мизулина, назвавшая "Википедию" "орудием педофильского лобби"

Депутат Елена Мизулина, назвавшая "Википедию" "орудием педофильского лобби"

Череда новых законов – будь то ужесточение правил проведение митингов или деятельности некоммерческих организаций или реестр запрещенных сайтов – вызывает в блогах весьма специфическое недоумение. Кто эти люди, единогласно голосующие "за" и что они при этом думают? Пользователь ЖЖ arkanoid полагает, что они вообще не думают:

Если бы общество было устроено чуть более разумно, то если человек начинал публично бредить, это должно быть если не концом его карьеры, как политика, управленца и т.д., то по крайней мере, серьезной паузой, до предоставления справки, что вылечился.
Но так как общество у нас дерьмовое, то всем наплевать. Только вот не надо говорить, что критерии бреда субъективны. Вполне они интерсубъектны, а следовательно объективны. Любой человек, который всерьез рассуждает про педофильское лобби и тринадцать миллионов педофилов, не эксцентричен, а именно что невменяем и ему нельзя доверить не то, что законы принимать, а даже управлять транспортным средством. Колбасу в магазине покупать, наверное, можно, если лечащий врач разрешит.
Однако социум к настоящим, кунсткамерной категории, дебилам толерантен куда более, чем к тем, кто нарушает какие-то мелкие правила поведения. Хотя, казалось бы, кто заставляет их окружение принимать их всерьез?

Колумнист Сноб.ру Леонид Бершидский полагает, что нынешняя ситуация - это диктатура большинства:

Эти люди, которые всерьез считают правозащитников агентами иностранных спецслужб, а "Википедию" — орудием педофильского лобби, по идее, представляют большинство. И вот они говорят мне от имени большинства: вас здесь не хотят. Ваш образ жизни неприемлем. Музыка, которую вы слушаете, книги, которые вы читаете, вещества, которые вы предпочитаете водке, ваши методы воспитания детей — все это противоречит русским национальным традициям. Все это гнусно, чужеродно, неправославно. Чемодан, вокзал, любая другая страна по выбору.
Они пытаются заставить меня задуматься: а почему, собственно, я настаиваю на том, что я русский? На том, что я местный? На том, что я должен иметь какое-то отношение к стране, которая на самом-то деле их страна?
Эта пулеметная очередь невероятных, невежественных, абсурдных законов выпущена в мою решимость оставаться русским.
Насколько прочен мой бронежилет? Ну, давайте еще. Пока еще не смертельно, но уже не до смеха.

Эдуард Надточий, рассуждая о группе российских сенаторов, отправившихся в США, чтобы уговорить своих американских коллег не принимать "акт Магнитского", поскольку тот, по их мнению, был преступником и умер из-за проблем со здоровьем, использует не метафору сумасшествия, а метафору театра:

кто сказал, что концлагерь не может быть комедией положений? Как раз кино про это есть, и неплохое. И кстати, старые легерники, отсидевшие при Сталине десятки лет, куда больше ценили комическое изображение своей эпохи, чем трагическое. А здесь прекрасная комедь выйдет: мы его пытали, но умер он не от этого. Хармс бы отлично справился.
И в этой комедии все эти люди с удовольствием и вкусом играют роль - с которой они ни разу себя не отождествляют. Это то, до чего не додумались нацисты, поэтому им и было так сложно в Нюрнберге. А этим будет очень легко, вот увидите, они вообще будут недоумевать, как им можно вменять роль в театре.

***
Американские блогеры поглощены избирательной кампанией: накануне в газете Boston Globe появилась статья, которая может стать решающей для предвыборной гонки. Авторы ссылаются на отчеты, которые представляла в начале двухтысячных государственному надзорному органу США, Комиссии по ценным бумагам и биржам, компания Bain Capital, принадлежавшая Митту Ромни. В отчетах Митт Ромни указан в качестве единственного владельца, директора и распорядителя компании. Сам кандидат-республиканец ранее не раз заявлял избирателям, что прекратил работу в этой инвестиционной структуре в 1999 году. Теперь предвыборный штаб Ромни говорит, что наличие его имени в отчетах – чистая формальность. Но вопросы все равно остаются – тоже чисто формальные. Их формулирует автор блога The Daily Dish Эндрю Салливан:

А зачем Ромни было "просто числиться" генеральным директором и единственным владельцем "Бэйн" эти три года? Я не верю, что он супермен, который мог одновременно заниматься политикой, организацией олимпиады в Солт-Лейк-сити и руководить фирмой. Но ты либо бизнесмен, либо нет. А так получается одна правда для Комиссии по ценным бумагам и другая – для избирателей. Даже если Ромни пришлось все бросить, когда он ушел заниматься олимпиадой, почему за три года люди в "Бейн" не удосужились оформить его уход? Формально Ромни отвечает за все, что случилось с компанией, пока он был ее единоличным владельцем. А это именно то, что он сказал Комиссии.

Принято считать, что Ромни не желает, чтобы его имя ассоциировалось с Bain Capital после 1999 года, потому что именно тогда ее инвестиционные решения привели к закрытию нескольких предприятий, в которые она вкладывала, а затем и к банкротству самой компании. Блогер портала businessinsider Генри Блоджет указывает на другую возможную причину:

В 99-м году “Бейн” инвестировал в компанию "Стерисайкл", которая занималась, среди прочего, утилизацией абортированных эмбрионов. Очевидно, подобная сделка придется не по душе противникам абортов из правореспубликанского лагеря, хотя в те далекие времена сам Ромни занимал по этому вопросу умеренную позицию.

Сколько именно лет Ромни оставался директором Bain Capital – последний по времени, но далеко не самый интересный для избирателей вопрос. Проблема республиканцев в рамках текущей кампании может оказаться парадоксальной, отмечает в блогах Guardian американский экономист Робин Уэллс (БАБА):

У них слишком много денег – и они не понимают, что лучше бы не демонстрировать это не столь явно. В прессе то и дело появляются сообщения о счетах Ромни в швейцарском банке, о зарегистрированном на Каймановых островах инвестиционном фонде, и рядовых граждан это не может не раздражать. Доказательств того, что семейство Ромни уклонялось от налогов через оффшорные счета, нет. Однако кажется весьма странным, что у них оказалось от 20 до 100 миллионов долларов на льготном пенсионном счете для представителей среднего класса, годовой взнос в который составляет всего несколько тысяч. Как выразился один комментатор: "Может, я идиот, но я не дебил".

В завершение Уэллс ссылается на исследование психологии очень богатых людей, проведенное в университете Миннесоты. Его автор полагает, что наиболее точная аналогия, помогающая понять богатых, это сравнение их с аутистами. Реакции окружающих им недоступны.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG