Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Мумин Шакиров: В Крымск я приехал 8 июля утром, спустя сутки после того, как ушла большая вода. На въезде в город образовалась огромная автомобильная пробка. Среди застрявших на подъезде к Крымску машин были также везущие гуманитарную помощь. В городе был полный разгром: перевернутые автомобили, газетные киоски, рухнувшие на дорогу светофоры, поваленные заборы, обрушенные стены строений, снесенные с постаментов городские скульптуры и памятники. И повсюду были люди, в чьих глазах растерянность, безысходность и горе.

- Понимаете, что было все! Половина поуплывала. Что делать?! Двери не закрываются вообще! Газовая плита, отопление – ничего нет! У меня двое маленьких детей. Я не знаю, как мне жить с этим.

Мумин Шакиров: Практически это новые отделочные работы?

- Это все новое! Мне детям одевать нечего. Я только успела детей спасти.

Мумин Шакиров: Что с вашей машиной?

- Машина утонула. У нас нет машины вообще! Мне не в чем кушать готовить. У меня сейчас даже нет детей в доме, потому что мне их некуда… У меня забрали их чужие люди! Мне некуда детей!..

Мумин Шакиров: Это типичный монолог жителя Крымска, пережившего потоп в ночь с шестого на седьмое июля. Беда в город и его окрестности пришла, когда крымчане спали. Накануне пошел ливень, но ничто не предвещало такой большой трагедии. Дожди в это время года - не редкость на Кубани, и мало кто из местных жителей придал значение тому, что лило как из ведра несколько часов. По словам очевидцев, жилые кварталы, расположенные в низовье реки Адагум, начали уходить под воду примерно в 1:30 ночи.

Светлана: Это было очень страшно! Это ужас был! Спаслись просто чудом! В моем доме ничего не осталось! Ничего нет! Мы остались с детьми на улице!

Мумин Шакиров: Это была жительница района "Теплицы" Светлана. Директора магазина одежды Наталью Хованову спас звонок друга.

Наталья Хованова: Если бы мне человек не позвонил, мы бы погибли. Мы бы погибли все! Мало того, что дома все пропало, везде все пропало…

Мумин Шакиров: На улице Новаторов, а это центральная часть Крымска, вода ночью поднялась до уровня висящих над окнами кондиционеров. Запертые водой в домах люди не могли выбраться наружу полусуток, ожидая ухода двухметровой толщи воды. Затем целые сутки жильцы выгребали из уцелевших домов грязную жижу, мусор и все, что принесла стихия. Семья пенсионеров Приходько горой сложила у ворот теперь уже ни на что не годные диваны, кресла, шкафы, столы и стулья. Семидесятилетняя Гульсин Приходько с мужем Василием смогли выжить в ту ночь с 6 на 7 июля случайно.



Гульсин Приходько: Жива я осталась – спасибо, чуть не унесло! Благодаря мужу и забору. В окно выплывали. 2,5 метра!

Мумин Шакиров: Почти на каждой затопленной улице Крымске есть погибшие. Бывало, тонули целыми семьями, не успев проснуться, чтобы выбраться из домов и спастись. Гульсин Приходько недосчиталась троих соседей.
В какой помощи вы сейчас нуждаетесь конкретно?

Гульсин Приходько: В основном материальной. Физически мы уж как-нибудь сами.

Мумин Шакиров: О каких суммах идет речь? Сколько вам надо?

Гульсин Приходько: Как вы думаете, что это все стоит? Ничего не осталось.

Мумин Шакиров: Вы думаете, дадут эти деньги?

Гульсин Приходько: Мы рассчитываем. Мы не думаем, что дадут, но рассчитываем, надеемся, что дадут. А больше нам не на кого рассчитывать.

Мумин Шакиров: Через Крымск по направлению к водохранилищу течет река Адагум, левый приток Кубани, которая вбирает в себя несколько горных речек: Богаго, Неберджай и Баканка, а также множество ручейков. Река Адагум протекает через центр города. Во время стихии вода мощнейшим потоком выносила окна и двери, мебель из домов и все, что было во дворах. После того, как ночной кошмар ушел, люди столкнулись с ужасом дня – полным хаосом и разрухой. Крымчане не сидели в ожидании помощи от властей, и потихоньку стали сами наводить порядок в домах и дворах: ведрами и лопатами вычищали грязь, мусор, ил, мыли полы в разгромленных комнатах, чтобы по жилищам можно было хоть как-то передвигаться. Власти вывели на улицы города пожарные машины, поливалки, подъемные краны, тягачи, но всей этой техники явно не хватало, чтобы выкачивать воду из домов и расчищать город от завалов. Кроме официальных спасателей с воскресенья, с 8 июля, в Крымск начали прибывать волонтеры из Краснодара, Новороссийска, Анапы, а также из ближайших поселков и станиц, не пострадавших от стихии.

- В интернете узнали, что нужно. Сюда приехали, спросили, где тут пункт. Показали нам пункт.



Мумин Шакиров: Почти в каждом квартале организованные волонтеры и добровольцы-одиночки ставили столы и раскладывали на них продукты: хлеб, яйца, вареную картошку, фрукты и, самое главное, раздавали питьевую воду в бутылках. Житель Новороссийска Камиль приехал в Крымск на своей "Ниве".

Камиль: Мы сегодня услышали, что в городе очень плохо. Не совсем соответствует картина той, которая по телевизору. Собрали, что есть, а завтра хотим уже основательно посмотреть, что людям нужно привезти.

Мумин Шакиров: Вы сейчас привезли что?

Камиль: Первое, что попалось - в первом же магазине набрали продуктов на свои деньги, деньги предприятия.

Мумин Шакиров: Какого предприятия?

Камиль: АО "Прибой" Новороссийска.

Мумин Шакиров: То есть это деньги коллективные, да?

Камиль: Да. Люди тоже у нас собрали.

Мумин Шакиров: Это частная компания?

Камиль: Мы хотим знать, что людям в первую очередь нужно, и завтра собрать большую машину и привезти сюда.

Мумин Шакиров: Какое у вас впечатление от обстановке в городе?

Камиль: Угнетающее.

Мумин Шакиров: На ваш взгляд, государство оказывает помощь или нет?

Камиль: Конечно, оказывает. Мы были в администрации. Искали Музолину, встречались. Она нам дала адреса. Но неразбериха.

Мумин Шакиров: С первых часов после трагедии волонтеры были вне конкуренции по сравнению с властями во всем, что касалось помощи пострадавшим крымчанам. Особенно организованно выступили казаки. Они, в отличие от сотрудников МЧС, приказов не ждали, спасали людей в самый разгар стихии, одними из первых прибыли в Крымск, узнав о трагедии. Единственное, что не могли волонтеры, это оказать квалифицированную медицинскую помощь. Прибывшие врачи начали вакцинацию от дизентерии и гепатита прямо на обочине, где скапливались легковые машины и тяжелый транспорт.
Центральный штаб по оказанию гуманитарной помощи власти организовали в Крымске в помещении кинотеатра "Русь". Этот развлекательный центр расположен в самом центре города, напротив здания районной администрации. Сотни людей приходили туда за питьевой водой, за продуктами питания, и, самое главное, за информацией. Многие не могли самостоятельно понять, как быть без документов, денег, необходимых вещей, потерянного имущества.
Вечером в субботу, 7 июля, президент России Владимир Путин вылетел на Кубань и провел в Крымске оперативное совещание. В нем приняли участие губернатор Краснодарского края Александр Ткачёв и местные чиновники. Путин заверил всех пострадавших от наводнения, что денежная компенсация будет выплачена в срок. Но на конкретные вопросы должен был ответить губернатор Краснодарского края. Встреча с Александром Ткачевым была назначена на 4 часа дня, однако глава региона появился у кинотеатра на полтора часа позже. Губернатор попытался сразу успокоить людей.

Александр Ткачев: Мы собрались для того, чтобы с вами обсудить те и другие вопросы – и воды, и продовольствия, и восстановление имущества и т. д. Давайте ответим на все вопросы, если вы хотите. Объем трагедии слишком велик. И решить за одни сутки, даже за двое все проблемы, в том числе найти средства – это тоже проблема. Это тоже сегодня вопрос так просто не решается. Мы здесь живем, вместе разделяем с вами эту судьбу.



Мумин Шакиров: Но пострадавших интересовало другое: что именно произошло в ночь с пятницы на субботу? Многие местные жители до сих пор уверены, что катастрофа носила техногенный характер – якобы был сброс воды из водохранилища. Но власти это отрицают, в том числе и глава региона Александр Ткачев.

Александр Ткачев: Это был мощнейшая стихия.

- Этого не может быть! Это уже не первый раз!

Александр Ткачев: Не верите вы или мы?! Каждый из вас выходите, всем дам слово.

Мумин Шакиров: Люди не поверили Ткачеву, ситуация стала накаляться, но губернатор продолжал настаивать на официальной версии.

Александр Ткачев: Вы считаете, что это рукотворное дело? Так?

- Да!

Александр Ткачев: Слушайте, это не так! Это ложь! Это не так. Откуда вода? Сегодня вода в объеме… Я сказал – это стихия. Это как землетрясение. Это невозможно прогнозировать. Вода на 1 кв. см… Одновременно в горах дожди, в равнине в течение полусуток. 300 литров на 1 кв. см. выпал объем воды. Такого не было!..

- Почему шлюзы не открывают во время?

Александр Ткачев: Какие шлюзы?! Это вообще сегодня отношения не имеет к Крымску. Я не хочу и не буду здесь пытаться навязывать свое мнение. Есть профессиональные люди, есть квалифицированные, которые работают, которым президент поручил узнать правду о трагедии. Я думаю, что они ответят.

Мумин Шакиров: Чтобы как-то разрядить ситуацию, Александр Ткачев передал микрофон своему первому заместителю, вице-губернатору Джамбулату Хатуову.

Джамбулат Хатуов: Уважаемые жители Крымска! Первый вопрос. Создана государственная комиссия, я являюсь ее членом. В данный момент в городе находится 80 следователей Следственного комитета. Они беседуют с вами на сегодняшний день. Вы это все хорошо знаете. Как мы понимаем, выводы о причинах будут сделаны, если будут выявлены действия или бездействия чиновников.

- Где они беседуют?

Джамбулат Хатуов: Одну минуту. Если есть необходимость, Следственный комитет находится два квартала отсюда.

Мумин Шакиров: Речь Джамбулата Хатуова на людей должного впечатления не произвела. Народ требовал объяснений, почему не было своевременного оповещения о наводнении, в результате которого погибли десятки людей. На тот момент по официальным данным стихия унесла жизни более ста человек, хотя люди называли совершенно другие цифры. Микрофон вновь взял Александр Ткачев.

Александр Ткачев: Оповещение о том, что возможны сильные осадки одновременно с последствиями выхода реки за пределы, поступили, официальные данные, в 22 часа вечера. А вы что думаете, дорогие мои, если бы сегодня даже в 22 часа с перерывом до 1 часа ночи, что нужно было каждого обойти?! Какими силами – это раз?! Во-вторых, вы бы что, встали и ушли из дома?

- Нет, мы тонули бы так же, как и тонули 10 лет назад. Вы нас послушайте!

Мумин Шакиров: Ткачеву стали возражать из толпы.

- Вообще никакого оповещения не было.

- Машины могли бы пустить с микрофонами и кричать.

Мумин Шакиров: Не найдя понимая у пострадавших в этом вопросе, губернатор стал говорить о компенсациях.

Александр Ткачев: Понимаем, что такое количество, конечно, это большой удар по экономике края. Мы договорились вместе с федеральным центром. Я думаю, что эта степень поддержки достаточно беспрецедентная по другим субъектам РФ, потому что здесь мы объединили усилия и края, и РФ, федерального бюджета. Те, кто потерял имущество или имущество частично пострадало, на его компенсацию каждый член семьи получит 50 тыс. из краевого бюджета и 100 тыс. из федерального бюджета. Таким образом, каждый член семьи получит 150 тыс. рублей и дети, и взрослые.
Второй момент. Если полностью произошла потеря имущества, а именно – домовладения, то есть дом разрушен, в нем невозможно жить, значит, государство, а именно край – берет на себя обязательство в течение 3-4 месяцев, до прихода холодов, построить новое жилье. Дальше. Мы будем с вами обсуждать – или на старом месте, или на новом месте будем строить коттеджный поселок. Кто потерял дом, будет построен дом, кто потерял квартиру, будет построена квартира. Что касается погибших. Безусловно, огромное количество. На сегодня по данным – более 140 человек.

Мумин Шакиров: Тут у собравшихся стали сдавать нервы. К микрофону, расталкивая толпу, рванул молодой человек, на руках у него был ребенок.

- Я говорю без эмоций. Мне знаете, что сказали зам Крутько? Где этот Крутько? Он мне сказал – сегодня суббота-воскресенье – приходите завтра деньги получать на почте. Мы с детьми руками, без дома, без ничего. Вы мне, о чем говорите сейчас?! Вы говорите о какой-то помощи! Я с улицы Троицкой. Я не видел ни одной машины ни с горячим обедом, ни с чем. Люди сидят на табуретках. Кормите, пожалуйста, людей горячими обедами! Никто не кормит. Там сидят полицейские, кушают бутерброды, пьют чай. Людям ничего туда не привезли! Ни МЧС не было, ни кого! Я им говорю, люди приезжайте. Мне говорят – МЧС не работает! Вы о чем говорите?!

Мумин Шакиров: Народ громко аплодировал смельчаку, заставившему губернатора смутиться. На помощь Ткачеву опять пришел Джамбулат Хатуов.

Джамбулат Хатуов: Люди добрые, прошу внимания! Те дамбы не имеют шлюзов. Для того чтобы мы с вами раз и навсегда ответили, давайте изберем из присутствующих 5 человек, которые сядут в вертолет, совершат облет по маршруту движения воды, все посмотрят, вернутся на эту площадь и вам должат.

Мумин Шакиров: Желающие нашлись быстро, среди них оказалась и местная журналистка. Джамбулат Хатуов также пообещал, что власти возьмут на себя затраты по похоронам.

Джамбулат Хатуов: Давайте все вместе найдем в себе силы, несмотря на устроенный быт, несмотря на проблемы, сейчас мы доложим, как будет работать штат. Александр Николаевич давал поручения. Мы расписали весь алгоритм дня. Вы наберитесь терпения, выслушайте. Мы все сейчас быстро восстановим. Завтра просьба, у всех, у кого будут проходить похороны, найдите возможность разделить боль со своими земляками. Все похоронные расходы муниципальным образованием полностью приняты.

Мумин Шакиров: На этом встреча потерпевших с властями завершилась. Ткачев покинул площадь у кинотеатра "Русь" в сопровождении охранников и чиновников администрации. Люди еще долго не расходились, явно не удовлетворенные общением с главой Краснодарского края.
Первые похороны в Крымске прошли 9 июля. Попрощаться с жертвами наводнения пришли не только близкие. Венки и цветы приносили на Молдаванское кладбище незнакомые люди. Машины с гробами встречали журналисты, полицейские наряды и бригады скорой помощи. Повсюду свежевырытые могилы. Одним из первых в этот день похоронили 33-летнего инженера Вячеслава Павленко. Он утонул в собственном доме. Его отец, пенсионер Евгений Павленко, хоронил сына за свой счет.
Вы ожидаете какой-то компенсации?



Евгений Павленко: Не знаю. Какую-то справку дали, не знаю. Я хороню на свои средства.

Мумин Шакиров: Это произошло в ночь с пятницы на субботу?

Евгений Павленко: Да, да, ночью. Я сидел на шифоньере, мы с ним сидели. Вот так по пояс в воде. Звоню МЧС, плывут на лодке. Я говорю – ребята, помогите, труп нашел. Хоть на диван положим. Говорят – это не наша работа. Все! Невестка с племянником на чердаке были. Их они сняли. Потом они соизволили мне помочь и подняли на диван. Потом сын в Саратовской области служит. Он по своим каналам уже прозвонил сюда. Военные приехали, чтобы отвезти. Парень служит. И вот он приехал.

Мумин Шакиров: Евгений Павленко держался мужественно, переживал горе молча, как и вся небольшая родня: женщины, дети и мужчины, собравшиеся у могилы. Иная ситуация возникла на соседней аллее. Там хоронили 27-летнюю Анну Туровскую. Девушка на своем авто возвращалась из Новороссийска в Крымск. Дождь застал ее на федеральной трассе. Когда накрыла волна, она не смогла выбраться из машины, в салоне и утонула. У ее гроба собрались многочисленные друзья и подруги, они не сдерживали слез.
На выходе из кладбища я повстречал еще одну группу людей, одетых в черное. Семья похоронила пожилую женщину, также за свой счет.
Государство компенсирует эти расходы?

- Государство обещало компенсировать. Но когда это будет - неизвестно. И то, что пресса врет – достоверно.

- Больше 3 тыс. трупов.

- Какие 150?! Получается, что всех людей обманывают. В Европе говорят одно, здесь говорят другое.

Мумин Шакиров: А почему вы не обратились к государству?

- У нас просто на это не было времени. Завтра будет еще хуже.

Мумин Шакиров: Что будет завтра?

- Завтра будут похороны массовые. Сегодня единицы хоронят, а завтра будут сотни хорониться.

Мумин Шакиров: Представьтесь, пожалуйста.

- Климова Ольга Владимировна.

Мумин Шакиров: Кем приходится вам покойная?

- Внучка.

Мумин Шакиров: Позже пришла информация, что город полностью взял на себя расходы по погребению жертв наводнения. В первый день похорон, 9 июля, было погребено двадцать человек, на следующий день - 43. Списки погибших и захороненных мне показал директор кладбища Вазген Айвазян. Его в этот день больше всех беспокоили звонками, ведь в городе шли разговоры, что во время стихии погибли несколько тысяч человек. Властям приходилось всякий раз опровергать эти слухи. Журналисты пытались самостоятельно посчитать свежие могилы, чтобы перепроверить информацию. На кладбище Крымска в эти дни даже побывал глава города Владимир Улановский. Он вместе с корреспондентами обошел всю территорию погоста, чтобы развеять сомнения не доверяющих властям местных жителей.
9 июля, спустя два дня после трагедии, центр города Крымск превратился в большой палаточный лагерь. Власти, по официальным данным, задействовали в спасательных работах около десяти тысяч человек из Москвы, Краснодара и других городов России: пожарных, психологов, строителей, следователей и чиновников разных уровней. Объем административных усилий поражал, учитывая, что все население города – чуть больше пятидесяти тысяч человек. Местных жителей, пострадавших от стихии, раздражало не количество "понаехавших", а то, как власть не может организовать реальную помощь населению. Пока крымчане пытались самостоятельно привести в божеский вид свои дворы и дома, люди в форме толпились вокруг палаток в ожидании распоряжений своих начальников.
В тоже время, пополнялись и отряды волонтеров со всей страны, в Крымск прибыли и активисты "OccupyAbay" и представители прокремлевских движений "Молодая гвардия" и "Наши". Последние разбили свои платки в центральном парке Крымска, оппозиционеры их называли "селигеровскими". Там за старшего был депутат Госдумы Роберт Шлегель. Альтернативный лагерь с координатором Аленой Поповой расположился на окраине города, по соседству с одним из штабов МЧС.
Неразбериха раздражала всех, в том числе и членов добровольного поисково-спасательного отряда "ЛизаАлерт" из Москвы. Молодые люди прибыли в город утром, 10 июля, пытались наладить контакты с местными чиновниками, но безуспешно. Участников этого добровольческого отряда я застал в неопределенном ожидании возле их палаток.

- Зарегистрировали нас. За нас будут нести ответственность. Если тут кто-то где-то умрет, я ногу поломаю здесь, кто-то кому-то будет что-то должен. Второй вариант – просто никому это не нужно.

Мумин Шакиров: Не нужно - что?

- Наша помощь.

Мумин Шакиров: Это был один из спасателей из отряда "ЛизаАлерт", имя молодой человек отказался назвать. Только ближе к обеду ситуация стала проясняться, к ребятам подошла Алена Попова. Именно от нее, после многочасового ожидания, они получили первое задание.

Алена Попова: Смотрите. Есть список бригад, которые сейчас ходят по городу. В этих бригадах есть ветеринарный врач, медик, представитель Следственного комитета. По прямой линии и сбоку собирают все, что выносят люди. В основном, это, конечно, трупы рогатого скота. Вы должны пойти с этими бригадами с тем, чтобы от этих больших улиц в ответвления заходить и людей просить это выносить. Потому что люди очень боятся, не верят. С ними нужна психологическая обработка. Они 100% думают, что все мародеры. Где-то надо понять, есть ли люди в этих домах. Ребятам, которые идут территориально собирать, нужна очень большая помощь. Потому что если они начнут отходить в ответвления, они никогда ничего не сделают.



Мумин Шакиров: Группой из пяти человек мы сели в "уазик" и выехали в один из самых затопленных районов Крымска, на улицу Луначарского. Картина типичная для города, пережившего наводнение. Слева и справа горы мусора, на выделенных площадках, вдоль обочины – раздача гуманитарной помощи, из дворов торчат пожарные шланги, специальные службы откачивают воду из подвалов и дворов, узкая дорога забита машинами. Крымск никогда не видел таких пробок. В этой самой разрушенной части города уже с раннего утра работали бригады ветеринарного контроля. Они прочесывали улицу за улицей, собирая по дворам погибших животных и птиц: кроликов, кур, кошек, гусей и коров. Я и двое спасателей из отряда "ЛизаАлерт" попали в команду Натальи Викторовны.

Наталья Викторовна: Мы уже прошли проспект Победы, Ломоносова, Союзную, Новороссийское, Садовое, Виноградное, Дальнее, ипподром, Яркое, Береговая.

Мумин Шакиров: Вместе с Натальей Викторовной мы обошли десятки дворов, где обнаружили трупы кроликов, кур и собак. За нами всюду следовал трактор с огромным ковшом, куда ветеринары и бросали тела животных. В ту роковую ночь, когда пришла большая вода, многие хозяева, рискуя жизнью, бросались в воду и самостоятельно спасали живность. О том, как это происходило, нам рассказала одна из женщин.

- Спасали курей.

Мумин Шакиров: Удалось спасти?

- Удалось. Я сама лично их спасала. Ни одна не сдохла.

Мумин Шакиров: А как вы их спасали?

- Как? Вплавь спасала 4:30 утра.

Мумин Шакиров: И забирали домой?

- Да, на балкон всех животных.

Мумин Шакиров: Не все жители Крымска доброжелательны к журналистам и не все готовы рассказывать о своих бедах и печалях. К примеру, на одной из улиц, женщина, заметив камеру, не сразу согласилась на интервью.

- А вы какой канала?

Мумин Шакиров: Не Второй канал.

- Вот Второй канал я его смотреть даже больше не буду. РЕН ТВ говорило правду. Второй канал вчера так было неприятно смотреть. У нас света нет. У соседа мы смотрели. И там говорят, что нас предупредили, когда мы друг друга сами спасали. Кого-то собака спасла, потому что выла. Кого-то с крыши родственник звонил и говорил – где вы? Вот такая ситуация. Потому что то, что мы были предупреждены, это великая ложь, бессовестная, наглая ложь!

Мумин Шакиров: Так было ли оповещение жителей Крымска, и, если было, то каким? О надвигающейся стихии власти знали в десять часов вечера. В частности, ныне снятый с должности, глава Крымского района Василий Крутько заявил Владимиру Путину, что ориентировочные данные об угрозе наводнения он получил в пятницу, 6 июля, около 22:00. Спустя полчаса, по его словам, пришла официальная телефонограмма. "Совещание провели, буквально через 20 минут люди пошли по дворам, пошла бегущая строка по мониторам", – заявил Крутько. Версия главы Крымского района расходится с заявлениями очевидцев трагедии. Потерпевшие утверждают, что жители Крымска не знали об угрозе, тем более что в этот момент электричество в большей части города было отключено. И этот аргумент выглядит издевательским. Крымск накрыло волной около двух часов ночи, когда люди спали. Теперь эту историю будет разбирать Следственный комитет России.
Вечером, 9 июля, затопленный и разрушенный водой Крымск накрыла волна слухов о возможном прорыве дамбы и втором потопе – паника захлестнула людей, и те бежали из города на возвышения и горы. Власти пытались предотвратить массовое перемещение граждан из одной части Крымска в другую, по улицам стали разъезжать полицейские машины, но бесполезно, народ, переживший наводнение и гибель родных и соседей, никому не верил.

- Вот так машины мчались с бешенной скоростью сюда на гору. Тут на горе что было – вам не передать!

Мумин Шакиров: Это была паника?

- Это была такая паника, что вам просто словами не передать, какая паника. Не то, что мы женщины, мужчины были перепуганы. Извините, после того, зная, что у нас тут было, сказать, что взорвалась дамба, как вы думаете, как мы будем реагировать? И все. Тут даже дороги не было. Собак хватали и спасались опять. Что это было?!

Мумин Шакиров: Это была женщина, также бежавшая, как и многие ее соседи, к ближайшей сопке. Девушку Вику я застал неподалеку от здания районной администрации, она также бежала вместе со всеми, кто жил в зоне затопления.

Виктория: Мы бежали из района Налоговой инспекции, где была зона затопления в субботу. Поступила нам информация, что идет новая волна, что произошел сброс воды с Неберджаевского водохранилища снова. Мы увидели, что машина МЧС начинает бежать, что все наши соседи начали бежать. Собственно, мы прыгнули в первую попавшуюся машину и приехали в центр, где не было воды.

Мумин Шакиров: Лишь спустя два часа после массового перемещения людей и машин на возвышенности, паника прекратилась. Народ, убедившись, что новой угрозы затопления нет, стал возвращаться в свои дома и дворы. Эта история еще раз подтвердила, что горожане, пережившие трагедию, готовы поверить в худшее, но не в обещания и гарантии властей. Тем более, когда муниципалитет стал тянуть с выплатами денежных компенсаций, как и после прошлого сильного наводнения с человеческими жертвами, здесь же, в Крымске, десять лет назад. "Изначально обещали 10 тысяч рублей на человека. Многие потерпевшие получили на руки квиток, в котором была указана сумма не 10 тысяч, а к примеру, 8300 рублей. В городской администрации объяснили так: в семье у вас шесть человек, а сумма не должна превышать 50 000 рублей на семью. Но ведь изначально говорили, что будет по 10 тысяч на человека. А что дальше будет, когда станут выплачивать обещанные 150 тысяч рублей на человека?", - задаются вопросом жители Крымска. Сложности могут возникнуть с теми семьями, которые арендовали жилье и не имеют документального подтверждения, что снимали дома и квартиры.

Людмила: Моя проблема состоит в том, что я три года прожила в арендованном жилье, но как такового договора на аренду мы не составляли. В дом у нас, как правило, въезжают в пустой. Полностью его сами арендаторы обставляют, обустраивают и живут, выплачивая непосредственно владельцу дома коммунальные платежи и плату за жилье. На сегодняшний день получается, что по административному закону, который выпущен, получит всю компенсацию именно домовладелец, а не тот человек, который пострадал.

Мумин Шакиров: Рассказывала жительница города Крымска Людмила. А вот еще одна историю с арендованным жильем.

Лариса: Нас составляют девять человек – мать, брат-инвалид детства, я в положении, у сестры маленький ребенок 1,9 месяцев, и у меня сыну 5 лет. Сейчас должна родить. У нас пострадало все. Мы снимали дом. Дом рухнул. В этом доме были наши вещи. Нам сказали, что только хозяину дома выплатят. А все, что мы потеряли, мы ничего не получим.

Мумин Шакиров: Эта была житель Крымска, Лариса. О еще одной ситуации, когда компенсаций придется добиваться через местную торговую палату, рассказал предприниматель Григорий Аванесов, которые целый день возил меня по городу и показывал разрушенные кварталы.

Григорий Аванесов: Понимаете, кафе затопило у меня. Там все негодное, все надо менять. Там кое-какие бутылки я спас, мелочи. А магазин, как мое производственное помещение, я его сдавал в аренду. Товар там был не мой. Мое помещение. В помещении тоже надо делать ремонт полностью.

Мумин Шакиров: Это основной и единственный бизнес?

Григорий Аванесов: Да, больше у меня ничего нет.

Мумин Шакиров: Что вы ожидаете от государства?

Григорий Аванесов: Не знаю. Я написал заявление, а как они там будут выплачивать, будут ли выплачивать. Просто остался без работы. Все.

Мумин Шакиров: Когда вы поднимали этот вопрос, вам что сказали?

Григорий Аванесов: Мне ничего не сказали. Мне просто сказали написать заявление и сдать.

Мумин Шакиров: И указать, сколько было потеряно имущества, да?

Григорий Аванесов: Да. В Торгово-промышленной палате написал заявление и отдал им.

Мумин Шакиров: У местного юриста Аллы Ситниковой уже есть опыт по защите прав пострадавших от наводнения десятилетней давности. Ей неоднократно удавалось выбивать деньги у государства через суд как раз для тех, кто не получил компенсации с первого раза. По ее мнению, в этот раз власти, учитывая настроения людей и широкий общественный резонанс трагедии, будут более скрупулезно рассматривать каждую конфликтную ситуацию. Напомню, что власти обещали всем пострадавшим 50 тысяч из местного бюджета и еще по сто тысяч из федерального тем, кто потерял жилье и имущество.

Алла Ситникова: Основная проблема заключается в том, много людей звонят, что акты, которые составлены на дома, говорят о необходимости капитального ремонта, тогда как люди настаивают, что нужно полностью эти дома признавать аварийными и давать новое жилье. Большая проблема сейчас в техническом подходе к этому вопросу. Если идут трещины по дому, он может действительно через 4 месяца рухнуть, а на него выплатят только компенсацию на капитальный ремонт. Вот основная проблема – четко определить, какие дома, куда, к какому типу ремонта относятся. Тем, у кого дома абсолютно не пригодны, таких Нижней Баканке 30 домов. Им завтра предоставляют квартиры в военном городке. У нас есть одно местечко в Крымске, уже построен военный городок, но еще не заселен. У тех, у кого дома полностью аварийные, никаких проблем не возникнет. Им предоставляются дома в любом месте, кроме Сочи. Об этом официально заявил министр финансов Краснодарского края. Я с ним лично разговаривала. Все остальные, кто остались, у нас принято такое решение, что хоть 30 см, хоть 70, хоть 150 – все равно считается имущество потеряно полностью. Поэтому будет не частичная выплата, а полная, но опять же – говорю со слов пока нашего руководства. А вот сейчас основная проблема возникает именно – дом капитального ремонта либо аварийный полностью.
Вторая проблема юридического характера. Люди подали заявление о вступлении в наследство полгода назад, но сейчас еще нет свидетельства о праве собственности. Что делать? Свидетельство уже выписывать не на что, потому что дома нет. Вот сейчас много таких юридических споров. Каждый будет доказывать свое право на получение или субсидии или вновь построенного имущества.

Мумин Шакиров: Какова судьба тех людей, которые арендовали жилье и завезли туда свое имущество, которое теперь смыло водой?

Алла Ситникова: Что касается их имущества. Они получат, если немножко проявят инициативу. У нас на улице Сенёва, 13 посадили всех мировых судей. И они рассматривают только два документа – это компенсации и соседи – печать поселения. Они делают как бы эти дела автоматически. Признают находящими на момент затопления в определенном месте. Поэтому если люди арендовали и находились, они получат имущество. Например, 75 тыс. за потерю имущества, либо 150. Что касается самих домов, конечно, они не получат компенсацию за дом. Ее будет получать собственник.
Эти компенсации разделены на три вида. 10 тыс., говорят, вообще все получат, даже если люди не попали, но пострадали. Они сидели без света, без газа. У них нервный стресс и т. д. Теоретически сейчас предлагается всем жителям Крымска и Нижней Баканки написать заявление на получение 10 тыс.

Мумин Шакиров: К примеру, если я в Нижней Баканке, где прошел потоп, в арендованном доме хранил свое имущество, я получаю 75 или 100 тысяч рублей?

Алла Ситникова: Если имущество затоплено полностью, то возможно 150. Еще раз говорю, вчера по центральному телевидению я просто это слышала от представителя имущественных отношений Краснодарского края. Они сказали – мы решили не делить. Даже если вода в дом вошла и 30 см – за имущество, за все полностью получится. А раз полностью – это 150 тыс.

Мумин Шакиров: А владелец дома это отдельная история? Правильно я понял?

Алла Ситникова: Дело в том, что за дом, за издержки дома получит владелец. Я думаю, что это не входит в 150 или в 75. Дом отдельно идет сам по себе. Например, если у людей полностью аварийный дом, они получают по 150 на каждого члена семьи за потерю имущества и новую квартиру – либо ново выстроенный дом, либо компенсацию на строительство дома. Потому что все понимают, два человека живут по 150, они получили, они никогда не купят новый дом. Еще раз говорю – пока еще массово эти выплаты… Только пока по 10 тыс. получают. Поэтому пока и вопросов у людей не очень много. Они сейчас просто все звонят и говорят – что делать? Хотелось, чтобы все-таки доказать, что наш дом аварийный полностью, потому что идут везде трещины, а нас включили в капитальный ремонт. Вот это сейчас основная проблема.

Мумин Шакиров: Это была юрист Алла Ситникова.
Важную роль в информировании горожан в первые дни трагедии, когда в городе дали свет, играла местная независимая радиостанция "Электрон FM". Именно через нее многие пострадавшие от наводнения узнавали последние новости. Журналисты также выступили в роли посредников между горожанами и спасателями.

- Вам необходима помощь именно электронасосов, потому что вручную это сделать невозможно.

- Ну, насос, если бы выкатили, там, где туалет, то может быть, ушла вода немножко.

- Мы взяли ваш контактный адрес. Мы сейчас будем работать с МЧС – скажем, чтобы к вам подъехали в ближайшее время.

- Спасибо вам, большое!

- Следующая информация. Волонтеры ждут ваших звонков.

Мумин Шакиров: На пятый день после трагедии, у журналистов начались проблемы с вещанием. По словам главного редактора "Электрон-ФМ" Валерия Донского, руководству компании сообщили, что причина - в отключениях электроэнергии на принадлежащем радиостанции передатчике, расположенном на высоком холме не задетом наводнением. Сами журналисты связывают происшедшее с недовольством краевой администрации редакционной политикой "Электрон FM".
Другой скандал в Крымске возник, когда волонтеры обнаружили на коробках с гуманитарной помощью наклейки с эмблемой партии "Единая Россия". Интернет прореагировал бурно, партию власти блогеры обвинили в "пиаре на крови". В "Единой России" попытались объяснить, откуда взялись стикеры с символикой партии на упаковках с лапшой быстрого приготовления для жителей Крымска. В интервью газете "Известия", секретарь генсовета Сергей Неверов и его заместитель Виктор Кидяев заявили, что основной версией произошедшего является работа партий-конкурентов против "Единой России". Однако, у местных чиновников иная точка зрения.
Это нормально, что клюют эти наклейки?

Виктор: Это очень даже хорошо. Я всем звоню и говорю – уважаемые, пишите, чтобы адрес был. Вы написали Московская область, Чеховский район, Тимашевский район.

Мумин Шакиров: Это понятно, а то что наклейки партий?

Виктор: Нормально. Ничего в этом плохого нет.

Мумин Шакиров: Некоторые считают, что это игра в политику.

Виктор: Бог судья этим людям, которые так считают. Когда беда, горе, никакой политики нет. Горе в доме – нужно помочь.

Мумин Шакиров: А зачем тогда наклеивать от имени партии?

Виктор: Ну, наклеили – на здоровье. Тот, кто делает, тот и вправе написать, кто ты – "Единая Россия", или "Яблоко", или КПРФ, или кто угодно.

Мумин Шакиров: А на каких продуктах пишет "Единая Россия"?

Виктор: На всех. То, что от них пришло написано было.

Мумин Шакиров: Например?

Виктор: Сейчас не скажу – уже все погрузили. Если бы вы были вчера, то посмотрели.

Мумин Шакиров: Как вас зовут?

Виктор: Меня Виктором зовут. Я работник администрации Краснодарского края. Мы с субботы здесь – ни днем, ни ночью не спим, принимаем гуманитарку. Ее раскладываем, а они уже развозят по адресам.

Мумин Шакиров: Этот разговор с чиновником по имени Виктор произошел во дворе школы-интерната, рядом со складом, откуда местная администрация грузовыми машинами вывозила гуманитарную помощь по месту назначения. Солдаты и волонтеры распаковывали груз, отрывали целлофановую обертку и повсюду на земле валялись наклейки "Единой России".
Среди групп волонтеров, несмотря на то, что они принадлежали к разным политическим движениям, разногласий ни разу не возникло. Депутат ГД, член "Единой России" Роберт Шлегель и общественный деятель Алена Попова, причисляющая себя к альтернативному лагерю, договорились, что о политике ни слова, только помощь населению. Рассказывает Алена Попова.

Алена Попова: Конечно, начали появляться политические акценты. Я выступаю против этого. Потому что мы договорились со всеми группами без политики общаться. Роберт выступает без политики, ребята из Краснодара. Несмотря на то, что мы оппоненты, мы вместе увозим трупы, разгружаем завалы, спасаем людей, завозим пищу и т. д. Никакой политики здесь не предполагалось, пока позавчера я не увидела здесь ЛДПР, пока не начали появляться какие-то акции, пока не стали появляться наклейки "Единой России" на гуманитарной помощи. Мы выступаем против этого. Более того, я даже знаю точку зрения Роберта Шлегеля, который говорит, что наклейки не нужны, потому что договоренность была – убираем даже белые ленты, выступаем просто как гражданские активисты. Потому что народу важно – восстановить порядок в городе, а не политически активировать.

Мумин Шакиров: Это была волонтер Алена Попова. О том, какую конкретно работу выполняют добровольцы, рассказал Радио Свобода один из координаторов ее команды Анатолий Хуцишвили.

Анатолий Хуцишвили: Первое – это принятие гуманитарной помощи, то есть разгрузка фур и любых других машин, которые к нам приходят. Второе – сортировка этих вещей, то есть сначала сортируются при принятии фур предварительно, а потом сортируются уже окончательно. Третье – это развоз гуманитарной помощи. Для чего сортируется? Тем, у кого совсем плохо, у которых не было помощи, делаются пакеты первой необходимости – все, кроме одежды. Либо это пакеты первой необходимости с одеждой по индивидуальным заявкам. А потом уже все, что люди заказывают – начиная от матраса, который очень необходим, постельное белье, заканчивая электрическими чайниками.

Мумин Шакиров: Работают ли ваши люди во дворах и домах, где нужны крепкие мужские руки?

Анатолий Хуцишвили: Это самая тяжелая работа – разгребание подвалов, удаление из подвалов ила почти до потолка, это в доме по щиколотку или чуть выше, это вынос и разборка мебели крупногабаритной, бытовой техники, которая пришла в негодность, разборка упавших строений или кухонь, которые были построены, либо уже полная разборка тех домов, которые совсем уже сложились, грубо говоря, и больше их не существует, и существует только гора мусора.

Мумин Шакиров: Удалось ли вам наладить контакты с сотрудниками МЧС?

Анатолий Хуцишвили: Я не могу сказать, что у нас прямо такая же плотная координация, как у нас существует в самом лагере между собой. Мы едем на вызов, встречаем там МЧС. Соответственно, мы помогаем, если нужна помощь, либо они приезжают, когда мы там работаем. Они нам помогают. Либо мы видим, что помощи не надо уже и на другой адрес. Максимально плотной координации как таковой, чтобы это был единый штаб, который руководит всеми людьми, которые хотят помогать, у нас не существует.

Мумин Шакиров: Это был доброволец Анатолий Хуцившили.
Город, конечно же, бросил все свои силы на ликвидацию последствий наводнения, в спасатели записались все, независимо от статуса, положения и профиля работы. Одну из групп по оказанию помощи пострадавшим от стихии, возглавила руководитель департамента культуры Крымского района Ирина Останина.

Ирина Останина: В наши обязанности с первого часа, как только стало известно о трагедии, - оказать посильную помощь людям. Кто, что может. Мы сейчас разместили в штабах - переписывают людей пострадавших, выдают на пунктах продукты питания, оказывают первую медицинскую помощь. Выдают вещи, которые предлагают спонсоры. Горячие обеды, продукты питания. Распространяем информацию везде, где можно – на деревьях, на столбах, наши работники раздают людям – по какому вопросу… Вопросов много.

Мумин Шакиров: Это была Ирина Останина. На пятый день после трагедии в некоторых кварталах стали подавать воду по водопроводу, напор очень слабый в кранах, но, по крайней мере, этой водой можно мыть полы, стирать одежду, чистить обувь, но пить категорически нельзя. Власти предупреждают, что угроза эпидемии еще не миновала, в воде могут быть "трупные яды" и другие вредные вещества. Без электричества и газа на данный момент остаются сотни семей. Сколько уйдет времени, чтобы ликвидировать все последствия стихии – никому не известно.
Трагедия на Кубани очень многим в сегодняшней России напомнила, что в случае катастроф, когда есть угроза жизни сотням и тысячам людей, на власть надеяться стоит далеко не в первую очередь, скорее можно ожидать помощи от родных и близких, от неравнодушных людей, но больше всего приходится рассчитывать на самих себя.
XS
SM
MD
LG