Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сорокаградусная жара разогревает самарцев как сорокаградусный спирт. Река по имени Волга охлаждает и спасает Самару. – Прохладный бриз идет с Волги, расслабляя город. Тысячи самарцев погружаются в нирвану волжской воды, огибающей желтую песочную ленту карнавально-яркого пляжа. Многие, сморенные жарой, засыпают в тени огромных пляжных зонтов, которые также волшебны, как зонтик Оле-Лукойе. Набегающая волна как на ксилофоне играет на закопанных у берега в мокрый песок бутылках с лимонадом и пивом. Дети ладошками перелопачивают песок: будущие олигархи строят многоэтажные замки, будущие оппозиционеры эти замки рушат – пока – замки песочные…

На пляже немало круглосуточных тусовщиков. Днем они нежатся на солнце, подставляя тело природному солярию, ночью – поют песни под гитару и прямо на берегу, как дикари, устраивают трапезы. Они – робинзоны, выброшенные на пляж из обустроенных квартир. Презревшие уют каменных джунглей и эпоху кондиционеров, автомобили и даже велики! Побросав всё, уйдя на пару недель в отпуск, они придумали праздник, который всегда с тобой – самарскую набережную. Из средств цивилизации самарские робинзоны не презрели, пожалуй, сотовые телефоны, нетбуки и планшеты. – Современные дикари не могут существовать без всемирной паутины. Любопытно видеть на ночном пляже амазонку, кушающую печеную картошку и одновременно серфящую с планшета интернет.

Самарские девушки танцуют на пляже мексиканские танцы не хуже красавиц из Акапулько, а по сексуальности самбы могут заткнуть за пояс красоток из Ипанемы. При этом the Girl from Ipanema, «Девушка из Ипанемы», как и полвека назад – популярнейший зонг среди отдыхающей на пляже публики.

Самаре позавидовали бы парижане, несколько лет назад соорудившие в своем городе искусственный пляж. В Самаре свой пляж, река по имени Волга - уют волжской Швейцарии, который восхищает.
XS
SM
MD
LG