Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Перед каждыми Играми Олимпийский комитет России старательно убеждает всех в том, что никаких проблем с допингом нет и волноваться не стоит. Однако, начиная с громких дисквалификаций на Играх в Солт-Лейк-Сити в 2002 году, российская команда подтверждает репутацию "нечистой" сборной.

Уже в 2012 году были дисквалифицированы три российские спортсменки – бегуньи Светлана Клюка, Наиля Юламанова и Евгения Зинурова. Нарушительницы были дисквалифицированы после введения так называемых "биологическихпаспортов".

Своим мнением делится спортивный обозреватель Владимир Гескин:

– Я знаю, какие усилия предпринимаются для того, чтобы российские спортсмены были "чисты". Делается все для того, чтобы те, кто принимает какие-то препараты, не могли попасть на Олимпиаду. Ситуация вообще изменилась. Несколько лет назад того, кто попался, поднимали на щит – он выступал на телевидении или на радио, все рассказывали, какой он несчастный и т.д. Сейчас с нарушителей взыскивают по всем статьям.

Другой точки зрения придерживается политик, депутат Государственной думы Игорь Лебедев:

– Я это расцениваю исключительно с точки зрения низкого уровня квалификации тех специалистов, которые отвечают за эти вопросы в нашей стране. Все спортсмены всех стран мира – это известно – принимают какие-то препараты. Есть в спорте результаты, которые простому человеку не под силу. Мы порой видим, как некоторые спортсмены были не на видных местах – и вдруг выстрелили и стали заниматься, как роботы. Просто во всем мире медицина находится в двадцать втором веке, а в России – еще в девятнадцатом. Поэтому эту структуру надо всячески укреплять.

Сложившуюся ситуацию объясняет эксперт по борьбе с допингом Николай Дурманов:

– Говоря о борьбе с допингом, можно выделить две крупные составляющие: сами антидопинговые службы и спортивный мир. Многие называют их двумя сторонами баррикад, но это сильное упрощение ситуации. Большое количество спортсменов не любят допинг, попадают в эти истории по ошибке, по незнанию. И наоборот, многие антидопинговые службы уже устали "ловить" громких чемпионов, потому что каждый раз обратной стороной медали становятся не "звездочки на погонах", а удары по репутации, по связям, по добрым и доверительным отношениям.

Проблема выбора спортсменов на крупных соревнованиях – а что может быть крупнее Олимпийских игр? – это общая беда и спортсменов, и антидопинговых служб. Вылавливать спортсменов – большая головная боль, но когда речь заходит об Олимпиаде, то здесь антидопинговые службы стараются всех проверить как можно тщательнее и начинают "резать по живому". Если какой-то спортсмен вызывает подозрения, его будут проверять хоть каждый день. Ошибка в проверке неизбежно повлечет большой шум.

Но не все зависит от антидопинговых служб. Можно иметь суперлабораторию, заводить специальные биопаспорта – словом, служба может отработать на 100%, взять последнюю допинг-пробу на ступеньках трапа самолета, – но дальше наступает отрезок времени, который называется "серая зона". Это время, когда спортсмены сошли с самолета и спустились на ту землю, где антидопинговая служба их страны уже не работает. До старта остается еще какое-то время, и спортсмен сам решает, как им распорядиться. Он может совершенно случайно допустить ошибку – скажем, в питании. Несомненно, есть и "злоумышленники", которые только и ждут этой минуты.

Антидопинговая служба рапортует, что они сделали все, что в их силах, – и мы имеем все основания верить таким отчетам. Нужно это понимать и не забывать, что от антидопинговых служб зависит далеко не все.
XS
SM
MD
LG