Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Агент агенту рознь: сравнительный анализ термина "иностранный агент" в России и в США


Ирина Лагунина: В программе – наша постоянная рубрика «Шпионские страсти». Владимир Абаринов из Вашингтона и Александр Васильев из Лондона обсуждают сегодня принятые на прошлой неделе Госдумой России поправки к закону «О некоммерческих организациях», которые обязывают правозащитные и гуманитарные организации, получающие финансовую помощь из-за рубежа, признать себя иностранными агентами.

Владимир Абаринов: Автор поправок к закону «О некоммерческих организациях» депутат от «Единой России» Александр Сидякин утверждает, что они аналогичны закону США «О регистрации иностранных агентов», и ничего страшного в них, дескать, нет. Но это не так. Американский закон был принят в 1938 году в целях контроля за нацистской пропагандой, когда выяснилось, что в США действует разветвленная сеть пронацистских организаций, финансируемых Берлином. Конгресс не мог запретить нацистскую пропаганду – Первая поправка к Конституции гарантирует свободу слова всем, в том числе и нацистам – однако он заставил эти организации раскрыть себя в качестве агентов иностранного правительства.

В соответствии с Законом, все материалы, распространяемые иностранным агентом, должны иметь соответствующую пометку. Списки зарегистрированных иностранных агентов и их финансовая отчетность публикуются для всеобщего осведомления. Нарушение именно этого закона американское правосудие вменило группе нелегалов российской разведки, арестованных в июне 2010 года. Они признали себя виновными и вернулись в Россию в результате обмена.

Не должны регистрироваться лица, занимающиеся бизнесом, преподавательской, религиозной, научной или художественной деятельностью, адвокаты, представляющие интересы иностранного клиента в суде. Освобождаются от регистрации и те, кто занимается сбором средств на гуманитарные цели.

Закон направлен прежде всего на контроль за действиями лоббистов и PR-агентств. Деньги, которые они получают от своего заказчика, - не гранты или пожертвования, а оплата услуг в соответствии с контрактом. Ничего опасного, подозрительного или позорного в работе на иностранное правительство нет – такой работы не избегают, не стыдятся, а ищут ее. В качестве агентов иностранных правительств зарегистрированы бывшие члены Конгресса и члены кабинета.

Закон отнюдь не возбраняет американским некоммерческим организациям получать финансирование из-за рубежа. Нельзя принимать пожертвования лишь от доноров, которые значатся в списке террористических организаций, и финансировать избирательные кампании. Иностранные взносы и гранты сами по себе не означают, что организация-получатель работает в пользу того или иного правительства или занимается подрывной деятельностью. В русском языке ярлык «иностранный агент» практически равнозначен слову «шпион». По-английски у этого выражения нет негативной окраски. Уже по одной этой причине термин абсолютно неприемлем для российских организаций.

Мы с моим собеседником Александром Васильевым решили посмотреть на вопрос в обратной перспективе – рассказать, каким образом в 30-40-е годы прошлого века Советский Союз финансировал и контролировал свою агентуру в США, и чем занималась эта агентура. Александр.

Александр Васильев: Неофициальных каналов, по которым Москва пыталась оказать влияние на политику Вашингтона, было два – компартия США и советская разведка. Но вот интересная деталь: в секретной переписке советской разведки клички были не только у агентов и оперработников, но и у ведущих политиков. Например, кличка президента США Рузвельта – Капитан, кличка вице-президента США Трумэна – Матрос. А вот кличка лидера компартии США Эрла Браудера, который был и политиком, и агентом советской разведки – Рулевой. Капитан, Матрос и Рулевой – это одна команда корабля под названием Америка. И Рулевой, главный коммунист Америки, воспринимался советским руководством не как враг Капитана и Матроса, не как непримиримый враг администрации США, а как человек, который должен был оказывать влияние на эту администрацию.
Еще один интересный факт. Почти 20 лет назад я изучал архивы КГБ, изучал в течение двух лет. В результате были выпущены две книги об операциях советской разведки в США. Я видел тысячи документов и ни в одном из этих документов не говорилось о том, что в Америке надо свергнуть капиталистический строй и установить власть рабочих и крестьян.
Советская разведка занималась в штатах получением информации, а не свержением президента. Да, были попытки оказать влияние на политику Вашингтона, и в этом смысле большой интерес представляет аналитическая записка, которую написал резидент НКВД в Нью-Йорке Петр Гутцайт в 1938 году. Она называется "О нашей работе здесь в области большой политики". В записке, в частности, говорится: "Все крупные страны мира, придавая колоссальное значение США как важнейшему фактору в делах политики и экономики, тратят в этой стране огромные суммы на пропаганду в широком смысле этого слова, используя радио, печать и другие орудия пропаганды, а также на подкуп политических деятелей в правительстве, сенате и конгрессе. Каждый сенатор и конгрессмен для кого-то работает, или для какой-то монопольной силы, или для какой-то страны. Конечно, не в смысле воровства документов и передачи их иностранным разведкам, а в разрезе большой политики".
Далее Петр Гутцайт говорит о том, что такой работой активно занимаются немцы, итальянцы, поляки, и продолжает: "Мы же здесь и наше посольство ничего не делаем. Посольство ограничивается приемами, на которых пьют "Russian vodka" и кушают кавиар. И на этом наша пропаганда кончается. Я считаю, что все то, что могут делать здесь другие, можем и должны делать мы".

Владимир Абаринов: Ну а как Москва оплачивала работу своих агентов – кроме тех, кто работал по идейным соображениям? Причем, хочу подчеркнуть, что компартия США к числу идейных агентов не принадлежала, она получала финансирование, которое ей доставляли наличными специальные курьеры.

Александр Васильев: Вот, кстати, по поводу денег. Центр изучил предложения нью-йоркского резидента Петра Гутцайта и попросил его уточнить, во сколько обойдется его план советской казне. Гутцайт ответил так: "В разных случаях расход, например, на конгрессмена может быть различным. Невозможно заранее сказать, за какую сумму нам удастся купить перья популярных журналистов. Очень трудно даже приблизительно определить сумму, необходимую для покупки газеты. Кроме того, характер всей этой работы таков, что нельзя заранее знать пределы затрат, так же как нельзя заранее сказать, нужен ли один журналист или десять, нужна ли одна газета или две. Работа конгрессменов должна оцениваться по их активности в тех направлениях, которые вы нам указали антифашистская деятельность, антияпонская позиция, антиизоляционистская, за сближение с нами. И большего от них, от конгрессменов, требовать нельзя.
Журналистам будем платить тоже за их позитивную позицию по этим же вопросам".
Так писал резидент в Нью-Йорке Петр Гутцайт в 1938 году. Эти планы осуществить не удалось, самого Гутцайта в том же 38 году отозвали в Москву и расстреляли как врага народа.
А самым высокопоставленным агентом влияния был Сэмюэл Дикстайн, член конгресса США от Демократической партии. в конгрессе Дикстайн занимался расследованием деятельности немцев на территории США. Советская разведка завербовала его в 1937 году. Договорили о том, что Дикстайн помимо работы по немцам займется так же борьбой против русских белогвардейских организаций и троцкистов. За это советская разведка платила американскому конгрессмену 1250 долларов в месяц – это 19 тысяч долларов в месяц по нынешнему курсу. Но толку от этого сотрудничества было мало. Дикстайн отлынивал от работы, пытался обманывать оперработников, и за это они присвоили ему псевдоним Жулик. В 1940 году эти контакты прекратились.
Другой пример – Уильям Додд. Его отец был послом США в Германии в 1930-е годы, его сестра Марта Додд была агентом советской разведки. В 1938 году Уильям Додд баллотировался в конгресс США в штате Виржиния и резидент НКВД Петр Гутцайт выдал ему на ведение предвыборной кампании тысячу долларов – это 15 тысяч долларов в пересчете на сегодняшний день. Уильям Додд выборы проиграл. Потом была идея дать ему 3 500 долларов – это 52 тысячи по нынешнему курсу, для покупки небольшой газеты. Но из этого тоже ничего не вышло. А псевдоним Уильяма Додда был многообещающий – Президент.

Владимир Абаринов: Критики последних законодательных инициатив депутата Сидякина, а он, напомню, был автором не только поправок к закону о некоммерческих организациях, но и к закону о митингах, сравнивают депутата Сидякина с сенатором Джозефом Маккарти и говорят о том, что в России наступает эпоха маккартизма. Как по-вашему, Александр, насколько уместно такое сравнение?

Александр Васильев: Я не хочу обижать депутата Александра Сидякина, но сенатор Джозеф Маккарти был более крупной, более влиятельной политической фигурой. Я бы вообще не стал проводить параллель между тем, что происходит сейчас в России, и так называемым маккартизмом. То, что сейчас происходит в России, гораздо хуже, чем маккартизм.
XS
SM
MD
LG