Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: Еще один материал о кино подготовила моя коллега Елена Фанайлова. Знаменитая английская актриса Шарлотта Рэмплинг выступила перед журналистами после московской премьеры фильма “Я, Анна” по роману Эльзы Левин. Режиссер ленты – сын Рэмплинг Барнаби Саускомб.

Елена Фанайлова: В фильме “Я, Анна”, жанр которого можно отнести к полицейскому “нуару”, Шарлотта Рэмплинг играет одинокую немолодую женщину свободных нравов, которая однажды приводит домой мужчину из ночного клуба, а наутро становится подозреваемой в расследовании дела об убийстве, да еще и нечаянно влюбляет в себя следователя. Ее героиня – интеллектуалка, страдающая частичной потерей памяти, в молодости оставила свою дочь, и в момент опасности ее посещают представления, что у нее есть семья. Если добавить, что героиня Рэмплинг принимает участие в раскованной любовной сцене, то напрашивается аналогия с ролями актрисы в “Ночном портье” Лилианы Кавани и “Макс, моя любовь” Нагисы Осимы.
Шарлотта Рэмплинг говорит о том, какую режиссуру она предпочитает, что общего у ее сына со всеми известными режиссерами, у которых она работала, и что такое в ее представлении актерский метод.

Шарлотта Рэмплинг: В самом начале своей карьеры, когда я играла в итальянских фильмах, когда я играла в фильмах Лукино Висконти и снялась у Лилианы Кавани, я обнаружила, что мне нужен сильный режиссер, потому что сама я не сильный человек. Точнее, я и сильный, и слабый человек, во мне есть оба эти свойства, и сила, и уязвимость. И мне нужен сильный режиссер, сильный авторитет, чтобы он направлял меня на съемочной площадке. Я нуждаюсь в таких людях. Я разработала свой собственный метод, свою, если можно так сказать, систему Станиславского. Я испытывала влияние самых разных методик актерской игры. Но все это сводится к тому, что для того чтобы воплотить свою героиню на экране, я в глубине души должна чувствовать себя ей, найти что-то близкое к ней. даже быть ей. Именно поэтому мне и нужен сильный, волевой режиссер, который станет моим проводником, который вытащит наружу черты, которые связывают меня с героиней, который станет моим защитником и проведет меня по этому пути. Если говорить об отношениях с Барнаби - действительно, есть граница между семьей и работой. Но я чрезвычайно лояльна по отношению к своим режиссерам. Я люблю сотрудничать, люблю отдавать себя, подчинять себя режиссеру, вживаться в его мир, идти ему навстречу. Почему я люблю это делать? Потому что я знаю, что как только будет включена камера, на экране будет только мой мир, буду только я со всем своими внутренними переживаниями. Что касается отношений с Барнаби, то, может быть, я в большей степени чувствовала себя в безопасности, просто потому, что я знаю его чуть лучше и чуть дольше, чем кто бы то ни было на этой земле. Но в остальном мое отношение к нему как к режиссеру не отличалось от отношений с другими режиссерами.

Елена Фанайлова: Является ли ее героиня воплощением зла, как показалось некоторым московским зрителям?

Шарлотта Рэмплинг: Особенность кино (и данной истории в частности) в том и заключается, что они должны быть восприняты личностью, индивидуальностью. Если вы так чувствуете, вы правы для себя. Я бы могла сказать, что думаю и чувствую я, но мне кажется, это неважно, важна реакция зрителя. Я не хочу высказывать своего мнения, я не критик и не интерпретатор, я сделала свое дело, фильм теперь принадлежит зрителям, он ваш, и ваша реакция единственно правильная.

Елена Фанайлова: Шарлотту Рэмплинг зрители ММКФ увидели и в документальном фильме Look (“Взгляд”), где также снимался сын актрисы Барнаби Саускомб. Это творческая биография , состоит из трех частей, они называются “Демоны”, “Желание” и “Смерть”. В фильме беседы с друзьями, среди которых знаменитый фотограф Питер Линдберг и писатель Пол Остер, переходят в монологи о тонкостях работы перед камерой.
Шарлотте Рэмплинг пришлось отвечать на вопрос об эротической фотосессии, которая показана в фильме “Look” – не подверглась ли 66-летняя актриса общественному осуждению?

Шарлотта Рэмплинг: Нет, странно, однако нет, хотя я ожидала чего-то подобного. Я ожидала, что меня подвергнут остракизму за эту легкомысленную фотосессию. Но ничего подобного не произошло. И работая на этом экспериментальном проекте, который изменяет границы представлений о допустимом, я чувствовала себя в такой же безопасности, как работая с моими любимым режиссерами. Я чувствовала себя защищенной, не было речи ни о какой моей эксплуатации.

Елена Фанайлова: Шарлотта Рэмплинг упомянула о своей последней работе, фильме “Чистая кожа”, который вышел в прокат в Англии.

Шарлотта Рэмплинг: Это очень впечатляющий, очень глубокий психологический фильм, посвященный проблеме внутреннего терроризма в европейских странах и историям смертников-самоубийц. Это заслуживающие внимания проблемы.
XS
SM
MD
LG