Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Мы возвращаемся сегодня к теме коллаборационизма. Хотя слово «русский» из названия мне пришлось убрать. В последних числах июня 1941 года советские войска без боя оставили Львов. В город вошел украинский батальон «Нахтигаль», а спустя несколько дней туда прибыла айнзатцгруппа СС. Участвовал ли батальон «Нахтигаль» в убийствах евреев? В этом вопросе пытаются разобраться Владимир Абаринов и его собеседники Игорь Петров и Борис Соколов.

Владимир Абаринов: В одной из глав нашего с Игорем Петровым исторического цикла «Русский коллаборационизм» мы говорили о Теодоре Оберлендере – специалисте по экономике Восточной Европы, офицере вермахта, в 1941 году состоявшем при украинском батальоне «Нахтигаль», впоследствии министре ФРГ по делам беженцев. Оберлендера и в целом батальон «Нахтигаль» обвиняли в причастности к так называемому львовскому холокосту. «Нахтигаль» занял Львов 30 июня вместе с первым батальоном немецкого диверсионного полка «Бранденбург-800». Сопровождавшая его походная группа Организации украинских националистов провозгласила создание украинского государства. Установление контроля над городом сопровождалось карательными акциями в отношении польского и еврейского населения. Принимал ли батальон «Нахтигаль» участие в этих экзекуциях?

Нет нужды говорить, насколько остро этот вопрос воспринимается украинской общественностью. Можно вспомнить хотя бы, как кипели страсти в прошлом году, когда в одном из населенных пунктов Львовской области сельсовет вдруг решил переименовать улицу Мира в улицу Воинов батальона «Нахтигаль».

В нашем сегодняшнем разговоре участвуют исследователь из Мюнхена Игорь Петров и российский историк Борис Соколов. Борис, для начала расскажите вкратце историю батальона «Нахтигаль».

Борис Соколов: Батальон "Нахтигаль", равно как и второй батальон, "Роланд", они были сформированы Абвером где-то в 40-41-м годах в основном из украинцев, которые жили в Польше и других странах Европы, главным образом для разведывательно-диверсионных действий в ходе предстоящей операции "Барбаросса". При этом в батальоне "Нахтигаль" было в основном влияние фракции ОУН, возглавляемой Бандерой, а в батальоне "Роланд" более влиятельна была фракция Мельника. Батальон "Роланд" должен был действовать на юге, но он так и не вступил в бои, а батальон "Нахтигаль" более активно действовал, первым вошел во Львов в ночь с 29 на 30 июня. Дальше он принимал участие в боевых действиях в районе Винницы, а потом был переформирован вместе с частью батальона "Роланд", по-моему, в 201-й полицейский батальон, который действовал в Белоруссии.

Владимир Абаринов: Игорь, я прошу вас дополнить Бориса. Насколько я знаю, существует немецкий документ, в котором перед батальоном ставилась задача истребления польского и еврейского населения.

Игорь Петров: Такой документ о беседе Канариса и Кейтеля от 12 сентября 1939 года существует, и в этой беседе Кейтель излагает различные варианты дальнейшей судьбы Польши, в том числе один из вариантов, с его точки зрения, - 12 сентября, повторю - Галиция польская, Украина станут самостоятельными. В этом случае, Кейтель говорит, Канарис должен обеспечить силами сотрудничающих с ним украинских националистов ОУН, организации Мельника, восстание в Галиции, целью которого было бы уничтожение поляков и евреев. Это высказывание Кейтеля остается без комментариев, но чуть позже в той же стенограмме Канарис возражает Кейтелю, что он получил информацию о запланированных в Польше расстрелах, особенно среди знати и духовенства, и, мол, вину за эти действия весь мир возложит на вермахт, на глазах которого эти расстрелы проводились бы. На что Кейтель отвечает в свою очередь, что уже есть решение фюрера на этот счет: если с этим связываться не будут, то придут СС и гестапо, в чьи задачи будет входить истребление по национальному признаку. Это немножко взгляд назад в 39-й год, в 41-м ситуация была другая. Как Борис Вадимович справедливо заметил, в "Нахтигале" это были уже не сторонники Мельника, а сторонники Бандеры.

Прямой ответ на ваш вопрос: нет, такой задачи перед украинскими националистами, перед этими батальонами Абвер не ставил. Задачи, которые ставились, есть несколько документов на эту тему в архиве Абвера, они либо диверсионного характера, в том числе самое жесткое - это арест и устранение комиссаров и офицеров, либо вспомогательно-управленческого – организация местных органов охраны правопорядка и защита немецкого тыла.

Но должен отметить, что многим офицерам Абвера переход от теоретического антисемитизма к практическим акциям истребления дался нелегко. Тут самый наглядный пример, наверное, Фридрих Вильгельм Хайнц. В юности он был правым террористом и публицистом, писавшим явно антисемитские памфлеты, а в 41-м он как раз оказался во главе вошедшего во Львов подразделения "Бранденбург", которому был придан батальон "Нахтигаль", и 1 июля в своей докладной записке писал следующее: "Начались силовые акции против евреев, частично принявшие характер ужасных погромов, введенные в город полицейские части показали неспособность выполнения стоящих перед ними задач. Войска, что доказывают доклады из рот, возмущены жестокостью и садизмом" и так далее.

Вообще говоря, о задачах, которые перед "Нахтигалем" ставились, следует смотреть документы ОУН(б) мая-июня 41-го года. И в них, в отличие от документов Абвера, призывы к уничтожению евреев вполне себе присутствуют. То есть мой вольный перевод с украинского примерно так звучит: "В часы хаоса и смуты можно дозволить себе ликвидацию нежелательных польских, московских и жидовских деятелей, особенно сторонников большевистско-московского империализма". Это из войсковой инструкции ОУН(б). И из инструкции службы безопасности, там написано, что существуют элементы, которые при создании нового революционного строя на Украине должны быть обезврежены, дальше список элементов, и в него входят евреи как индивидуально, так и как национальная группа. Известен также приказ Гейдриха не препятствовать акциям самоочищения против евреев, если таковые будут проводиться местным населением. Вот это все как, мне кажется, стало фундаментом для львовских событий.

Владимир Абаринов: Ну хорошо, задача не ставилась. А что произошло в действительности? Борис.

Борис Соколов: В принципе погромы во Львове действительно осуществлялись. Они осуществлялись украинской милицией, сформированной из местного населения. Собственно говоря, они были спровоцированы найденными фактами расстрелов заключенных местной тюрьмы. Насчет участия "Нахтигаля" достоверных сведений, строго говоря, нет. Этот вопрос был активизирован советской стороной в 59-60-м году, когда началась кампания против Оберлендера. Была там такая славная пресс-конференция, например, 5 апреля 1960 года, председательствовал на ней "совесть советской науки" академик Лысенко. Выступало несколько бывших бойцов батальона "Нахтигаль", которые оказались в советских руках, и они описывали, как они уничтожали мирных советских граждан, как тогда говорилось, но слово "еврей" тщательно избегалось, поскольку в Советском Союзе был государственный антисемитизм, и тем Холокоста не приветствовалась.

Когда, соответственно, начался этот шум, на Западе, в Гааге, было произведено определенное расследование, которое проводили бывшие участники движения сопротивления из ряда нейтральных тогда европейских стран. Они опросили более двухсот свидетелей и пришли к выводу, что батальон "Нахтигаль" к еврейским погромам в начале июля во Львове непричастен. Но опять же, здесь нельзя гарантировать, отдельные бойцы могли принимать участие в этих погромах, но доказательств этому нет. И в принципе Абвер был частью Вермахта, который к окончательному решению еврейского вопроса не привлекался.

Антисемитизм, конечно, присутствовал в программе ОУН, но в принципе он не вполне предполагал, я бы сказал, окончательное решение. Потому что когда ОУН сформировала украинскую повстанческую армию, в рядах этой армии сражались в том числе и евреи. ОУН была гораздо более враждебна к полякам, чем к евреям. Против поляков действительно осуществлялся геноцид - так называемая украинско-польская война на Волыни, 43-44-й год, когда боевики УПА с полной санкции своего командования уничтожили несколько десятков тысяч поляков - такая этническая чистка. Евреев в своих рядах терпели.

Могу здесь рассказать достаточно характерный эпизод. Все вы, наверное, знаете кенгирское восстание лагерное 1954 года. Одним из его вождей был такой Михаил Келлер, на самом деле он не Михаил, а Герш Иосифович, как раз еврей из Галиции, бывший боец УПА, который попал в плен осенью 44-го года, получил свой срок, потом еще один срок и оказался в лагере. Здесь что самое характерное: во главе восстания он представлял именно украинцев, то есть бандеровцев. Значит, такой звериной ненависти к евреям у них не было.

Я хочу сказать, что на самом деле, конечно, отдельные члены даже ОУН участвовали в еврейских погромах, убийствах евреев, но то же самое делали и отдельные бойцы Армии Крайовой, притом, что руководство Армии Крайовой Окончательное решение, безусловно, осуждало. И то же самое благополучно делали советские партизаны, причем и в Белоруссии, и на Украине, и в брянских лесах. И была такая замечательная теория, что немцы засылают в партизанские отряды шпионов-евреев в расчете, что никто не подумает что они шпионы. Местных евреев после допросов с пристрастием заставляли признаться, что они шпионы, и отстреливали, а иногда и просто так отстреливали. Я думаю, что бойцы ОУН... может быть, тоже в отдельных случаях были какие-то эксцессы, но это было не более значительно, чем эксцессы со стороны советских партизан.

Владимир Абаринов: Игорь, у вас есть возражения? И кстати, проясните вопрос о массовом убийстве профессоров Львовского университета – к нему имеет отношение «Нахтигаль»?

Игорь Петров: Можно сказать сразу, что убийство польских профессоров, убийство польской интеллигенции - это на совести айнзатцгрупп, это задокументированно. Возможно, были какие-то украинские помощники, которые давали адреса и которые выводили на эти адреса немцев, военнослужащих айнзатцгрупп, но в принципе это преступление на совести айнзатцгрупп - это мы сможем отвести в сторону. Точно так же в сторону я хотел бы отвести историю про советское дело против Оберлендера, потому что изначально ясно, что советская сторона не готова была признать, что в львовских тюрьмах действительно при отступлении советских войск были расстреляны заключенные, и это убийство она хотела списать на нацистов. И с этой точки зрения вся советская позиция была неправдоподобна, потому что расследование убийств во Львове было проведено до того. Поэтому весь процесс, который в ГДР шел, я бы оставил в стороне. Можно искать другие доказательства, не затрагивая советский процесс.

Я полностью согласен с Борисом Вадимовичем, что действительно организатором и зачинателем погромов была, по всей видимости, украинская милиция, об этом говорят многочисленные свидетельские показания. Это началось практически сразу после входа войск в город, то есть утром 30 июня, может быть днем 30 июня и обнаружения в тюрьмах города огромного количества трупов. С чем я, однако, не согласен, что я хотел бы подчеркнуть, - это что украинская милиция, ее сложно довольно отделять от Организации украинских националистов, потому что, как я уже говорил, и в приказах Абвера одной из задач "Нахтигаля" и "Роланда" была организация украинской милиции, и из многочисленных мемуарных источников следует, что бандеровцы старались полуподпольно продвигать на важнейшие посты именно в органах охраны правопорядка своих людей. Так что милиция уже имела отношение к ОУН(б).

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG