Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Тема этого заседания общественного дискуссионного клуба Радио Свобода: мода в большом городе. Комментаторы: правозащитница Людмила Кузьмина, председатель Самарского экологического общества, кандидат биологических наук Анатолий Виноградов и блогер Андрей Асташкин.

- Что означает для Вас выражение: «одеться по моде»?

Анатолий Виноградов: Одеться по моде: Одеться как избранный кумир, образец для подражания, выбранный, зачастую, случайно. Понятие «мода» связано с молодёжью (или подражающими ей, молодящимися). Это часть полового поведения. Конкретно: выделяющее поведение с целью обратить на себя внимание. Внутрипопуляционная конкуренция, борьба за жениха или невесту. Обычно неосознанная, но поведение врождённое. Говорю как преподаватель высшей школы, биолог, преподававший зоопсихологию с основами этологии (науки о поведении). У старших возрастов естественно стремление иное: одеться прилично (это не мода, не следует путать). Во-первых, это более-менее как все (социальная адаптация, чтобы не выделяться), во-вторых, чтобы удобно было, чисто практически, в-третьих, в соответствии с доходами (а это уже социальное явление, в зависимости от уровня культуры, образования и т.п.). Это в норме, а есть болезненные отклонения, в любом возрасте.

Людмила Кузьмина: Для меня это: одежда должна соответствовать месту и времени, в котором будет пребывать ее носитель. Одежда для меня должна дополнять человека, подчеркивать достоинства и скрывать недостатки.

Андрей Асташкин: Когда ты молод и нужны стадные ритуалы для вхождения в социум, модная одежда - входной билет в тусовку. Сейчас мне за 40 и одежда для меня – самое простое средство раскрытия личности. Ношу очень простые вещи, хотя на самом деле они очень качественные и не всегда дешевые. Не могу сказать, что обязательно обладаю вкусом в этом вопросе, но не теряю надежды! Любой человек способен развить свой вкус так, чтобы не допускать безвкусицы в своем доме, отношениях и в одежде. Активно развивать и воспитывать художественный вкус надо с раннего детства. Лучше выглядеть не модно, но хорошо, чем модно - и плохо.

А вообще, самое главное – это уверенность в себе. Когда люди хорошо выглядят и безукоризненно одеты, то у них появляется больше уверенности, больше веры в себя.

- Справедливо ли мнение, что стоит одеть трусы от Calvin Klein, джинсы от Gucci и куртку от D&G и сразу станешь модным человеком?

Людмила Кузьмина: Это возможно для молодых людей, у молодежи вообще это желание выделиться, заявить о себе и модные марки это наиболее легкий, демонстрационный способ выделиться. Ну, хочется так одеться - ничего страшного. Вкус ведь формируется. Вот сформируется вкус и возможно уже так не оденутся, и так не будут считать.

Андрей Асташкин: Для кого-то это так. Я не силен в «лейблах», но уверен, что их можно удачно сочетать, также как можно и все испортить неудачным набором.
Погоня за фирменными остро модными вещами может быть безобидной «игрой», в которую вовлечены дизайнеры, маркетологи, продавцы. Это игра периода излишеств и достатка. Кризис резко сбил ставки в ней и заставил вернуться к более простым, практичным нарядам. Спасибо ему за это!
В здоровом интересе к модным трендам я не вижу ничего плохого. Один человек интересуется модой, другой политикой, третий бредит гаджетами. Другой вопрос, если мода (или любое другое увлечение) затмевает все другие интересы человека; тогда это называется идолопоклонством, и это уже грех.

Анатолий Виноградов: У нормального человека даже вопрос такой не возникнет. И думать об этом не стоит.

- Должен ли парфюм дополнять моду?

Анатолий Виноградов: В парфюме есть своя мода и сходные с первым ответом явления. Не следует забывать про биологическую сущность человека. Естественные запахи очень важны для процессов симпатий и антипатий на подсознательном уровне, не надо их глушить парфюмом. Но появился парфюм с биологическими приманками, будьте осторожны, не попадитесь в ловушку.

Людмила Кузьмина: Должен, но его не может быть так много, чтобы задыхались все. Мне смешно, когда парфюмом в подражание известным маркам, пардон, несет в общественном транспорте. С дорогим парфюмом, ехать к месту, где вы им хотите покорить надо не в общественном транспорте, на мой взгляд. У меня, например, это вызывает иронию.

Андрей Асташкин: Если уж придерживаться модного стиля, то, конечно, надо придерживаться его и в мелочах. А парфюм - совсем не мелочь. Особенно, для женщин. Это очень важная деталь в их образе – духи. Они не просто пользуются ими, они их «носят», сочетая с цветом и стилем одежды, настроением, партнером и даже временем дня и года. Мы мужчины очень подвержены этой магии!

- Стильно одетый человек и модно одетый человек: это разные вещи?

Людмила Кузьмина: Мне кажется, что разные. Стиль это нечто большее, чем мода, ибо она временна.

Андрей Асташкин: Одеваться модно может любой, у кого достаточно средств. Стильными быть удается не всем. Свой стиль в одежде - это гармония между личностью человека и его маленьким миром. «Прежде всего, это стиль. Мода выходит из моды» - утверждала известная французская модельерша.
И только аккуратная вещь, за которой правильно ухаживают, может быть стильной. Вы сколько угодно денег можете потратить на одежду, но если будете их неправильно, неаккуратно стирать, утюжить, сушить и так далее, то они никак не будут выглядеть стильно. Так что стиль - это Ваш труд на радость окружающих. Вы дарите себя и получаете взамен знаки одобрения и симпатию.

Анатолий Виноградов: Стиль и мода - это одно и то же, впрочем, желающие даже в одном цвете различают бесконечное множество оттенков, не исключение и эти понятия.

- Пришлось однажды наблюдать за гламурным мальчиком, который вышел из маршрутки и был одет в рубашку от Versace, джинсы Hugo Boss и мокасины Brioni. Среди простых людей он смотрелся карикатурно. Часто Вы наблюдаете карикатурно одетых людей?

Андрей Асташкин: Есть поговорка «следуя за модой себя не изуродуй». У нас часто думают, что чем больше штучек, блесточек, цветочков и оголенных частей тела, тем лучше, забывая, что есть такое понятие, как «вульгарность». Хорошо, когда молодые люди разбираются в моде и этикетках, но одеться только в эту самую «фирму» - это дурной вкус. Кичится деньгами и модными «лейблами» не красиво, не этично. Умеренность и чувство меры Вам в помощь! Как говорила великая Коко Шанель: «Мода, как и архитектура, – вопрос пропорций».
При этом я призываю к терпимости. Вычурно одетый и потому не вызывающий нашей симпатии модник вполне может оказаться добропорядочным семьянином и хорошим специалистом. Кто знает, может завтра «колесо моды» повернется, и мы сами будем одеваться так же!

Анатолий Виноградов: Вообще, карикатурно одетый человек - это или больной, или артист, или иностранец. Молодёжи, особенно девушек, это не касается: врождённое выделяющее поведение («да обратите же на меня внимание»).

Людмила Кузьмина: Не очень понятно для меня, что значит среди простых людей, карикатурно можно выглядеть и без марочных одежд и не среди простых людей, если одежда не соответствует месту и времени ее назначения. Разные марки одежды, могут и гармонировать, если они одного стиля. Молодой человек был одет спортивно. Ну, очень хотелось ему быть одетым в «фирму», он оделся. Он же не смешал вечерний туалет со спортивной обувью.

- Фильм «Стиляги» рассказал о стилягах начала 60-х годов. Есть ли сегодня стиляги?

Людмила Кузьмина: Если в том же плане стиляги, как в фильме, то скорее нет. Если одежда, как знак протеста против массового вкуса, или навязываемого, то конечно есть.

Андрей Асташкин: Если за этим термином подразумевать желание вырваться из серой массы - то да. Правда сегодня это уже не актуально. Место стиляг нынче заняли герои гей-парадов. Их не переплюнуть! Но мода 50-60-х годов, конечно, мне более симпатична. И не только мне, фильм фильм Валерия Тодоровского подстегнул интерес и периодически проходят «стиляжьи» вечеринки. Думаю, если бы была жива моя мама она с улыбкой и интересом на это смотрела...
А вообще, наши представления об элегантности, красоте и привлекательности внешнего облика человека все время меняются. Споры о красоте и стиле - вечные, и тут важен сам процесс!

Анатолий Виноградов: Они всегда есть. Стиляги были и есть даже среди обезьян.

- Вы сами формируете свой стиль в моде или стараетесь быть в русле модных трендов?

Анатолий Виноградов: Я в возрастной категории тех, для кого мода не актуальна.

Людмила Кузьмина: В силу моего положения в обществе - обыватель, то мне не надо ничего формировать, я же не телезвезда. Мне важно быть одетой в соответствии с местом, где нахожусь и временем. Конечно модные тренды, как бы связывают тебя с настоящим временем, и этому я следую. Было бы смешно, если бы я была одета в одежды из кримплена или нейлона, что было безумно модным в семидесятые годы прошлого века.

Андрей Асташкин: Был помоложе - старался быть в тренде. Сейчас мне это не нужно. Для мужчины консервативный стиль всегда в почете. Сомерсет Моэм писал: «Хорошо одетый человек – это тот, на чью одежду вы не обращаете внимания». Желанный эффект и секрет стиля для меня - естественность. Помните, когда Иисус говорит о лилиях, которые Господь одевает лучше, чем Соломон одевался, - ведь Он рассуждает тут с точки зрения красоты и вкуса. И говорит о естественности. Это самое важное и, порой, требует больших усилий!

- Стиль оппозиционеров в моде – оранжевый?

Людмила Кузьмина: Скорее не оранжевый, а белый был актуален ранней весной. Было время, после Майдана в Украине, от оранжевого цвета вздрагивали наши патриотические функционеры, а кто-то стремился иметь оранжевое, чтобы раздражать вот такую простоту чиновничью.

Андрей Асташкин: Нет. Стиль оппозиционеров - свободный. Но у меня есть «модные» в этом смысле вещи: майки с требованием освободить Ходорковского, фирменная футболка Школы Публичной Политики. Яркооранжевое в последние годы актуально, но остроумный лозунг с политическим кредо - это самый писк! Это я продолжаю разговор о внешнем. Главное на митингах протеста - не как Вы одеты, а как Вы мыслите. Лучше быть заскорузлым в одежде, чем в политике. «Ты вправе мыслить иначе, чем твоя эпоха, но не вправе одеваться иначе», - писала баронесса Мария Эбнер-Эшенбах. Очень женская мысль, но верная!

Анатолий Виноградов: Лично мне оранжевый цвет нравится. Это цвет здоровья, жизни. В Сибири очень любят цветы «жарки», по-научному: купальница сибирская - как ярко-оранжевая розочка; целые поляны. Красота!

- Политика и мода взаимосвязаны?

Анатолий Виноградов: Определённо взаимосвязаны. С одной стороны, политика использует всё, что влияет на людей, а мода определённо влияет на молодёжь. С другой стороны, мода учитывает политический климат. Она может быть нейтральной («отстаньте от меня»), подобострастной, конформистской (помните, как сторонники Жириновского носили любимую им высокую фуражку?) или протестной (что наиболее естественно для молодёжи).

Людмила Кузьмина: Мода во многом зависит от экономики. Серые цвета были модны в СССР, потому что легкая промышленность не работала для людей и на моду. Но серые цвета, как и цвет хаки, были модны после 2-й мировой войны в Европе. А серый цвет у меня любимый, но в плане моды важна еще и модная ткань. Консерватизм не в цветах одежды. Консерватизм, например, выражается в не смешении стилей. Консерватизм, это когда деловой костюм и только признается «рабочим» стилем. Но смотрим на заседания Госдумы. И что? Некоторые депутатки из правящей партии одеты так, будто они пришли не в государственный орган и работать, а пришли, чтобы соблазнить мужчину и утащить его в спальню. У меня часто вызывает иронию, как одета мадам Матвиенко на рабочем месте. Впечатление, что она демонстрирует, что она все еще молода и хочет выйти замуж. Мне кажется, что ее высокое положение во главе высокого государственного органа требует от нее иного. Но это об одежде, а не об общей ухоженности. А это для меня вещи разные.

Андрей Асташкин: Прежде всего, мода - это глобализация. И в этом смысле - часть политики. Самобытность, зачастую, от моды страдает. Радует когда мода подыгрывает этническим мотивам, здорово, что «Бурановские бабушки» в тренде. Но мода - зыбкая и ненадежная субстанция, она поверхностна. И любви к своим истокам она не порождает. Хорошо также, что сегодня, как это было в 90-е стало модно быть политически подкованным, иметь гражданскую позицию. Но и это может быть обманкой без самостоятельной, устойчивой гражданской позиции!
На стороне преображения страны в русле демократизации должно встать чувство стиля. Одежда, аксессуары должны быть уместными. Часы за двадцать-тридцать тысяч долларов на руке крупного бизнесмена - нормальное явление, но такие же часы на руке чиновника - свидетельство того, что он вор. И это должно стать не модой даже, а незыблимой нормой.

– Мода делает людей демократичнее?

Андрей Асташкин: Нет. Это люди делают моду либо консервативнее, либо демократичнее. Хорошо подобранная одежда, так же как и макияж не только создают наш имидж, неповторимый стиль, но и придают уверенности в себе. А уверенный в себе человек (если это не заносчивость) - человек либеральный. Желание задавить другого - зачастую от неуверенности и слабости. Важен опыт, который нам дает и мода в том числе. Например, загроможденный платяной шкаф – то же самое, что захламленный ум. И только решительная очистка и того и другого от ненужного мусора даст нам новые силы жить. Если транслировать такие мудрые умозаключения на нашу Государственную Думу - то ясно, что там давно назрела хорошая чистка и смена «гардероба».

Людмила Кузьмина: Вероятно демократичнее, если они одеты демократично, невзирая на их высокое положение.

Анатолий Виноградов: Нет, конечно. Исходя из врождённого поведения - это выделяющее поведение («не как все»).

- Как Вы относитесь к бутикам? Нужны ли простым горожанам такие брендовые вещи? Или покупать маечки за 100 и джинсы за 300 долларов – роскошь?

Анатолий Виноградов: Я не люблю слово «бутик», предпочитаю «киоск». Хотя понимаю, что это не совсем одно и то же, и бутики больше связаны с одеждой, но и они мне совершенно не интересны. У кого есть лишние деньги, если кому-то лучше себя чувствовать, если он потратил деньги на тряпку, а не на более важные дела и вещи - пожалуйста, каждый сам себе режиссер и судия.

Андрей Асташкин: Да, скорее это роскошь. Безрассудное увлечение быстропроходящей модой, приверженность к необычному и сверхмодному может нанести серьезный ущерб вашему бюджету, и само-собой, она будет свидетельствовать о дурном вкусе. Ведь вечная история - люди имеют деньги, чтобы одеваться по последней моде и выглядят при этом совершенно нелепо. Главное - вкус, и, если он у вас есть, то вы сможете одеться на блошином рынке, и при этом выглядеть просто замечательно. По мнению кутюрье начала 20-го века Поля Пуаре, отнюдь не богатство способствует развитию хорошего вкуса. Скорее наоборот: стремление к роскоши губит это искусство.

Людмила Кузьмина: Я к этому отношусь так: есть средства, есть желание, ради бога одевайтесь в бутике. Есть средства: покупайте майку хоть за 500 долларов, если вас это как-то утешает в вашем самоутверждении в вашем кругу общения.

- В Праге на предрождественской распродаже многие магазины продают одежду со скидками до 90 процентов. Причем на них продают одежду модных коллекций. Почему распродажи – редкость для российских продавцов одежды?

Людмила Кузьмина: Редкость ровно потому, что мы ничего этого сами не производим, а привозим для получения прибыли. Жадность наших «купцов» везущих сюда товары известна. Купили там на распродажах, здесь продали в бутике, как новинку.

Анатолий Виноградов: Бегать за тряпками, какими-то скидками - это так дико для меня, неприлично, непристойно. Чтобы через год повторить процедуру? Это болезнь какая-то или недостаток интеллекта. Должно же быть какое-то самоуважение. Хорошая вещь должна служить больше, чем год. А на распродажах, естественно, в первую очередь «выбрасывают» именно барахло. В России мало распродаж, потому что экономика такая, нищая, и покупатели не при деньгах особых, и продавцы не богаче.

- Что значит для современного провинциала: одеваться нормально?

Андрей Асташкин: Два мотива движут модой. Первый — подражание с целью перенять опыт или хороший вкус, второй — страх оказаться вне общества, быть осмеянным (боязнь изоляции). У нас всегда ограничено количество кругов общения. Если Вам не наплевать на тех, с кем поддерживаете контакты - Вы не будете их шокировать внешним видом. Одеваться нормально - это быть таким как все, но иметь свой акцент. Это уже искусство. Можно с помощью правильно подобранного акцента подчеркнуть природную красоту,а можно несколькими небрежными «мазками» так замазать свою истинную природу - что хоть святых выноси! Тут дело в умении пользоваться акцентами, и те кто владеет этим навыком - срывают аплодисменты и получают восхищенные взгляды...

Анатолий Виноградов: Ещё раз напомню: Самара - далеко не провинция. А вот если Вы в провинции такой вопрос зададите, Вас или не поймут или засмеют, другие проблемы у людей. Ну, видел, как иной раз молодёжь для особого форса купит себе что-нибудь особенное в сельском магазине или из города привезёт, но в сельской местности это всерьёз не воспринимается. Там порой формируется своя местная мода. В Северном Забайкалье, помню, знакомые парни-китайцы (российские) купили себе одинаковые белые соломенные шляпы. Очень гордились. Красота, особенно в сочетании с телогрейками! И с ружьём на плече.

Людмила Кузьмина: Провинциал, не провинциал, одежда должна соответствовать месту и времени.

- Как Вы считаете: мода важна для провинциалов?

Людмила Кузьмина: Мода важна не только для провинциалов. В столицах модным быть тоже важно для многих. Главное не терять чувства меры, реального ощущения места и времени. Хочешь быть модным - будь им. Сейчас для этого огромное количество возможностей.

Андрей Асташкин: Здесь важнее аккуратность и подтянутость в одежде, они ассоциируются с организованностью в работе, с умением ценить свое и чужое время. Каким представляется человек, неуклонно следующий моде, если всякая мода уже по самому своему понятию представляет собой непостоянный образ жизни. Как вы думаете, непостоянному человеку, меняющему гардероб во след моде можно доверять? Это в Москве, где с работой получше, можно извращаться. В провинции только классический стиль - подспорье в трудоустройстве и карьере. Но никто не мешает отрываться на праздниках, вечеринках!

«Человек или сам должен быть произведением искусства, или быть одетым в произведение искусства», - говорил Оскар Уайльд. По мне - лучше первое!

Анатолий Виноградов: Мода важна не для провинциалов, а для молодёжи.
XS
SM
MD
LG