Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как выглядят будни лагерей сирийских беженцев в Турции


Ефим Фиштейн: По мере того, как гражданская война в Сирии становится все более ожесточенной и кровопролитной, все больше сирийцев ищет убежища в соседней Турции. Среди них немало военнослужащих, сбежавших из действующей сирийской армии, от простых солдат до высших чинов – одних только генералов дезертировали уже две дюжины. Но, конечно же, в потоках беженцев подавляющее большинство составляет гражданское население, простые сирийцы, часто многодетные семьи, пытающиеся спастись от кровавой бойни. Как живется им в лагерях на территории Турции, чего они ждут, на что надеются? Об этом и пойдет речь в репортаже нашего корреспондента Елены Солнцевой.

Елена Солнцева: Лагеря сирийских беженцев на юго-востоке страны турецкие журналисты называют санаторием или отелем, работающим по системе «все включено». В приграничных провинциях Килис и Хатай разбиты шесть палаточных лагерей, каждый из которых рассчитан на пять или десять тысяч человек. Трехразовое горячее питание, стиральные машинки, духовые печи, кондиционеры, плазменные телевизоры, газовые печи, духовки, есть даже швейные и вязальные машинки для женщин, которые занимаются рукоделием и игровые площадки для детей. Еще один лагерь на десять тысяч человек сооружается в соседней провинции Шанлиурфа, которая имеет самую протяженную с Сирией границу - около двухсот километров. Здесь вместо длинных рядов палаток вполне современные передвижные вагончики - контейнерные дома с душем, туалетом и горячей водой. На установку каждого такого домика уходит всего несколько часов, что значительно ускоряет ход работ, и, что немаловажно, влияет на качество жизни. Турецкий журналист Тайфун Талипоглу считает, что для проживания беженцев в Турции созданы все условия.

Тайфун Талипоглу: Я посещал все эти лагеря. Чистая территория. Дети играют на площадках. Женщины занимаются домашним хозяйством. Мужчины обычно ничего не делают и бродят просто так. Есть кружки, курсы, даже кинозал.

Елена Солнцева: «Зафер, победа»- кричат сирийские подростки и размахивают национальными флагами. Побывавшие в лагерях турецкие журналисты отмечают большое количество малолетних детей: сирийские семьи многодетны, в каждой по четверо-шестеро детей. Очевидно, что смысл происходящего им все еще мало понятен. Однако всех объединяет общая боль. У каждого ребенка есть своя небольшая история о том, как они с родителями покидали свой дом, захватив нехитрый скарб. Вот что говорит семилетний Али из пригорода Алеппо.

Али: Я хотел взять свою кошку, но мама не разрешила. Я все равно засунул ее в корзину и спрятал в багажнике. На границе мы ждали несколько дней, чтобы нас пустили в Турцию. Сначала кошка сильно кричала, а потом ушла. Я долго плакал. Здесь тоже много кошек, и мы их кормим.

Елена Солнцева: У границы скапливаются длинные вереницы машин. «Ворота в Турцию» то и дело закрываются, несмотря на то, что турецкие власти утверждают, что будут продолжать принимать сирийских граждан. То и дело возникает хаотичная стрельба. Сирийские пограничники обстреливают караваны беженцев. Так, недавно на неопределенное время был полностью блокирован один из трех КПП Чилвегюзю в районе сирийского селения Баб аль-Хава. Сирийские пограничники обстреляли грузовик с беженцами. От полученных ранений водитель-турок скончался. До недавнего времени турецким солдатам было запрещено реагировать на такого рода провокации на границе, однако, после инцидента с турецким военным истребителем, который, как утверждают турецкие власти, был сбит сирийскими ПВО, ситуация изменилась. Любое столкновение может перерасти в военный конфликт. «В случае провокаций солдатам дан приказ к ответному удару, в сторону Сирии направлены зенитно-ракетные комплексы «Стингер», - сообщает турецкая пресса. Такая взрывоопасная атмосфера на границе не пугает сирийцев. Поток беженцев постоянно растет. Если раньше границу переходили десятками, то сегодня счет идет на сотни. На днях газеты писали о том, что в приграничной с Сирией провинции Хатай турецкую границу пересекли около тысячи двухсот сирийцев. О том, сколько беженцев находится на юго-востоке Турции, сегодня точно не может сказать никто. Согласно официальным данным, около тридцати восьми тысяч человек, однако, те, кто ездил по лагерям, говорят, что прибывших из Сирии гораздо больше, около ста тысяч. Турецкий журналист Тайфун Талипоглу, который побывал в лагерях беженцев на юго-востоке Турции.

Тайфун Талипоглу: Большая часть людей прибыла в Турцию, спасаясь от насилия режима Башара Асада, опасаясь за свою жизнь. Они говорят, что мирного населения практически не осталось, кругом царит хаос, стрельба, солдаты регулярной армии при малейшем подозрении в сотрудничестве с оппозицией расстреливают без суда и следствия. Мы разговаривали с человеком, который потерял двоих детей в Сирии, поэтому уехал сюда и не хочет возвращаться обратно. Однако есть и те, кто приехал за компанию, чтобы отсидеться, пока все не стихнет. В Турции бесплатная горячая еда и можно жить на всем готовом.

Елена Солнцева: «Городок Кофи Аннана» - так называют в Турции один из лагерей в юго-восточной провинции Хатай. Бывший генеральный секретарь ООН в апреле посетил этот лагерь. На данный момент в лагере находятся около семи тысяч человек. Основная масса прибыла после того, как план Аннана по установлению мира и порядка в Сирии провалился. Обитатели лагеря, сирийцы-сунниты, глубоко религиозные люди. Женщины в мусульманских платках и длинных темных одеждах, мужчины с бородами. Они утверждают, что были вынуждены уехать из Турции, потому что испытывали религиозное притеснение со стороны алавитского режима, который, по их словам, узурпировал власть в стране. В лагере появляются представители религиозных организаций и исламских фондов, активное участие в судьбе людей принимает религиозный фонд «Инн», снарядивший в свое время так называемую «Флотилию Свободы», караван турецких судов с гуманитарным грузом для сектора Газа, который был остановлен израильскими пограничниками в Средиземном море. В результате перестрелки погибли несколько турецких граждан. Ряд оппозиционных светских изданий в Турции назвали действия фонда провокационными, заявили, что чиновники фонда якобы поддерживают тесную связь с запрещенными исламистскими группировками и подрывают светский режим. Обитателя лагеря не скрывают своей неприязни по отношению к светским турецким порядкам.
«Многие сирийцы ведут себя вызывающе, - говорит Айшегюль Курназ, журналист молодежного Интернет издания. - Требуют отдельных докторов для женщин и мужчин, выражают недовольство слишком короткими, по их мнению, юбками турецких сотрудников».

Айшегюль Курназ: Женщины вообще не стали с нами разговаривать, ушли в другую комнату, потому что им запретили мужья. Я спрашивала, почему они покинули страну. Мне отвечали, что спасались от давления алавитского режима. Я попросила привести примеры этого давления. Многие затруднялись ответить. Один мужчина сказал, что его армейский начальник заставлял мыть посуду, а он не хотел этого делать, потому что начальник был алавитом. Многие беженцы говорили, что ненавидят правящую партию «Баас», которую называют «христианскими прихвостнями».

Елена Солнцева: В местной прессе информация о положении сирийских беженцев весьма ограничена. «Турецкие газеты, очевидно, перестраховываются. Возможно, опасаются реакции международного сообщества или неверной трактовки событий в иностранной прессе, - говорит мне жительница Стамбула, инженер Айше Картал.

Айше Картал: Я постоянно смотрю наше телевидение, но информации о беженцах практически нет. Я знаю, что их там очень много, гораздо больше, чем сто тысяч. но что там происходит, никто толком никто не знает. Всю информацию я узнаю из западных источников. Телеканалы Би-би-си или Си-эн-эн постоянно сообщают новости с юго-востока Турции. Там происходят какие-то беспорядки.

Елена Солнцева: Даже турецкие репортеры вынуждены каждый раз оформлять кучу документов, чтобы получить разрешение на посещение лагерей. Что касается лагерей военной оппозиции, которые находятся в трех километрах от сирийской границы, в поселке Апайдын, то об этом информации почти нет. Известно, что военный лагерь находится на осадном положении, вход охраняют жандармы, сирийским военным запрещено общение с местными гражданами, руководитель военных подразделений, бывший полковник сирийской армии Рияд эль Эсад не выходит за территорию лагеря. Даже еда для военных готовится здесь же, а не привозится извне, как это происходит в соседних лагерях для мирных граждан. В газеты то и дело просачивается информация об отрядах «Сирийской свободной армии», которые якобы совершают боевые вылазки в Сирию с турецкой территории. Публикуются фотографии людей с автоматами, в штатском, с лицами, закрытыми арабскими платками. Однако подробности держатся в секрете. Спецслужбы утверждают, что такие строгие правила введены с целью избежания беспорядков.
В минувшем месяце в одном из лагерей в провинции Хатай, расположенном на территории бывшей табачной фабрики, случился пожар, в результате которого погибли двое малолетних детей. Взорвался газовый баллон, который использовали для приготовления пищи. После этого начались массовые беспорядки. Сирийцы обвинили турецкие власти в невнимании и плохой организации их быта. Еще одна акция протеста произошла пару дней назад. Жители лагеря в приграничной провинции Килис устроили волнения из-за недостатка питьевой воды. Более пятисот мужчин подожгли мусорные баки и палатки и закидали полицейских камнями. Чтобы остановить разбушевавшуюся толпу, полиция была вынуждена использовать дубинки и слезоточивый газ. Четверо сирийцев были ранены, пострадали также четверо полицейских и начальник лагеря. Участники акции грозили обратиться лично к премьер-министру Турции Реджепу Эрдогану. Вот что заявил охранник одного из лагерей в интервью турецким журналистам.

Охранник: Почему-то многие прибывшие в Турцию сирийцы считают, что Турция им должна, что Турция должна заботиться о них, их детях и женах. Они то и дело выражают недовольство лагерными порядками. Ведут себя вызывающе, ругаются с охранниками. В случае невыполнения претензий грозят обратиться в международный трибунал и подать жалобу Реджепу Эрдогану. Требуют, чтобы к ним приехал сам турецкий премьер.

Елена Солнцева: Недавно турецкие журналисты из газеты «Радикал» обнаружили тайный лагерь для нарушителей общественного порядка в километре от сирийской границы, в двух километрах от ближайшего населенного пункта Алтинозу с населением около двух тысяч человек. Лагерь «Коюбаши» из-за удаленности сами беженцы называют «Австралией». Здесь царит почти тюремная атмосфера. Колючая проволока, усиленная охрана полиции, запрещен вход посторонним, даже докторам. Обычно здесь находятся от двадцати до ста человек: хулиганы, провокаторы, организаторы беспорядков, те, кто не соблюдает дисциплину и не подчиняется властям. После нескольких дней пребывания провинившиеся в Турции сирийцы отправляются обратно в Сирию. На условиях анонимности охранник одного из лагерей заявил, что такие правила заведены во избежание административных трудностей, которые нужно соблюсти, чтобы выдворить сирийцев обратно на родину.

Охранник: Чтобы выдворить человек из Турции официально, нужно подать письменное заявление и получить разрешение от турецких властей. Эта процедура требует очень много времени. Находящиеся здесь люли отправляются обратно на родину безо всякого давления, по собственному желанию. Мы не можем судить их по турецким законам, но мы также не должны содержать тех, кто не уважает наши законы.

Елена Солнцева: Содержание каждого лагеря, по данным газеты «Радикал», обходится турецким властям ежедневно в миллион турецких лир. Эти средства, в основном, идут на содержание жилья, организацию питания и одежду. По неофициальным данным, по прибытии каждый сириец получает кредитную карту с лимитом в размере четырехсот долларов. Власти утверждают, что потратили уже более двухсот миллионов долларов на организацию быта беженцев и готовы дальше помогать всем пострадавшим от насилия людям. Однако турецкое население, похоже, устало. Сам факт нахождения сирийцев на территории Турецкой республики вызывает крайнее раздражение у обычных граждан. Пользователи социальных сетей высказывают весьма негативные мнения о, дескать, чрезмерной заботе, которую оказывают иностранцам турецкие власти. Житель Стамбула спортивный тренер Турхан Тайкынлы.

Турхан Тайкынлы: Мой брат уже около года без работы и никак не может получить пособия от государства. Моя мать больна, и я не могу добиться помощи от властей на проведение дорогостоящей операции. Наши власти помогают посторонним людям и ничего не делают для своих граждан.

Елена Солнцева: Жители же приграничных юго-восточных провинций, напротив, настроены довольно лояльно к беженцам. Экономика Антакии находится в упадке. Закрыты фабрики и заводы, безработная молодежь уезжает в Стамбул. Население, в основном, кормиться за счет челночного бизнеса. Несмотря на постоянные перестрелки на границе, турки на микроавтобусах везут в Сирию текстиль, обратно продукты питания. По некоторым данным объем челночной торговли в провинции Хатай вырос до миллиона долларов в месяц. А на местных базарах процветает торговля гуманитарными грузами. Не так давно полиция задержала группу сирийцев, которая пыталась реализовать несколько газовых плит, которые были вывезены из лагеря.
XS
SM
MD
LG