Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Виктор Резунков: В Петербурге сегодня на пресс-конференции, которая начнется через час, официально будет объявлено о создании комитета поддержки девушек группы «Pussy Riot». В комитет вошли, кроме музыкантов Михаила Борзыкина, Вадима Курылева, оппозиционера Ольги Курносовой, режиссера Андрея Некрасова, еще и журналисты – блогер, обозреватель журнала «Огонек» Дмитрий Губин и продюсер радио «Эхо Москвы в Петербурге» Валерий Нечай. Вообще у российских журналистов весьма любопытное отношение к «Pussy Riot». Известный тележурналист Павел Лобков, например, в своем манифесте, опубликованном на страницах интернет-издания «Газета.Ru», вообще заявляет, что «все журналисты должны быть за «Pussy Riot». Как бы там ни было, ситуация вокруг девушек из «Pussy Riot» может привести, по мнению многих участников дебатов в российской прессе на эту тему, к расколу в российском обществе, нанести серьезный ущерб Русской православной церкви и иметь другие негативные последствия для страны. Какой же есть выход из этой ситуации? В этом мы сегодня и попытаемся разобраться.
В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - главный редактор «Новой газеты в Петербурге» Диана Качалова и член комитета в защиту «Pussy Riot» поэт Артем Суслов. А по телефону с нами на связи - депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга из фракции «Единая Россия» Виталий Милонов.
И я попросил бы вас, уважаемые гости, вначале высказать свое мнение относительно возможного выхода из этой ситуации.

Диана Качалова: Если бы можно было отмотать время назад, я бы сказала – подвергнуть административному штрафу и отпустить. Но так как сделать этого уже невозможно, то я считаю, что если суд уже идет, он должен проходить в соответствии с законами Российской Федерации, с российским законодательством. Боюсь, что этого, к сожалению, не произойдет. У нас туда будет привлекаться все что угодно – эмоции, уложение непонятных законов, но боюсь, что по законам Российской Федерации их судить не будут.

Виктор Резунков: Но хотя бы под подписку о невыезде их можно выпустить?

Диана Качалова: Да. Я считаю, что у нас и намного хуже людей выпускают.

Виктор Резунков: Виталий Валентинович, каково ваше мнение?

Виталий Милонов: Какое может быть у нормального человека мнение? Но те фобии, о которых вы сказали, - это те желания, которые есть у либерально настроенного меньшинства. Только об этом не в виде предположений нужно говорить, а в виде утверждений. Чего добиваются либералы в нашей стране? Нанесение удара по Русской православной церкви, раскол в обществе и так далее. Это то, о чем мечтают либералы, поскольку они плоть от плоти, кровь от крови тех революционеров, преступников, которые были в 17-ом году ХХ века. Вот эта мерзость... Кстати, вы нарушаете закон Российской Федерации, произнося почему-то название на английском языке, хотя нужно все переводить на русский язык. Почему же вы стыдливо не называете истинное название этой группы? Я думаю, потому, что название этой группы вы не можете произнести в эфире.

Диана Качалова: Виталий Валентинович, а вы помните детское стихотворение: «Где ты была сегодня, киска? У королевы у английской». Начинается оно со слов: «Pussy-cat, pussy-cat, where have you been?», - это по-английски. Если переводить дословно, то можно это перевести как «восстание кошечек». Давайте так называть.

Виталий Милонов: Уважаемая Диана, работая в «Новой газете», вы постоянно общаетесь с англоязычными людьми, в том числе и политиками...

Диана Качалова: Это перевод Маршака.

Виталий Милонов: Люди образованные, которые знают английский язык, прекрасно понимают прямой перевод названия этой банды. Но очень сложно разговаривать, потому что мы с вами находимся на разных ценностных площадках. Если большинство нормальных людей в России ориентируются на традиционные ценности, то для вас авторитетом является открытый гомосексуалист, пропагандирующий гомосексуализм среди несовершеннолетних, Павел Лобков. Павел Лобков – это человек, который показал, что какие-либо моральные установки для него – это ничто, а людей, которые борются за то, чтобы у нас сохранялись традиционные ценности, всячески высмеивает. Для вас это авторитет. Очень сложно обсуждать, потому что все, что я вам скажу, для вас это не будет доводом, потому что для вас ни церковь, ни Российское государство не являются ценностями. Для вас это не является чем-то сокровенным, ради чего люди не только жили и трудились, но даже умирали ради этого.

Виктор Резунков: Виталий Валентинович, давайте не будем голословно осуждать участников беседы. На ваш взгляд, как можно разрешить эту ситуацию с девушками из опять-таки «Pussy Riot»?

Виталий Милонов: Я не могу назвать девушками сумасшедших дур, которые засовывали себе в известные...

Виктор Резунков: Они не засовывали.

Виталий Милонов: Неважно. Значит, их подруги это делали. И которые выкладывали клипы, как они занимаются сексом в беременном состоянии. Это психически больные люди. Другое дело, что те, которые сейчас всячески повизгивают, похрюкивают в защиту «Pussy Riot», - это люди, которые либо воспользовались этой ситуацией, либо ее создали. Мы видим здесь не какое-то событие, которое произошло случайно, а мы видим подготовленную акцию, безусловно, она хорошо просчитана. И мы знаем, кто готовил эту акцию. Мы даже знаем, как ее готовили.

Виктор Резунков: Но что вы предлагаете конкретно?

Виталий Милонов: Я предлагаю четко следовать законодательству Российской Федерации.

Диана Качалова: Я с вами согласна.

Артем Суслов: Я считаю, что это была художественная акция. Есть такое понятие – судебная практика. Когда судьи не знаю, что делать, они обращаются к судебной практике. Я считаю, что нужно обратиться к судебной практике и к художественной акции применить соответствующее решение. Возможно, наказание в виде 15 суток либо штраф.

Виктор Резунков: Виталий Валентинович, вы обвинили меня в том, что я нарушаю закон, называя девушек из этой группы по-английски. А у Дианы есть вопрос к вам.

Диана Качалова: В самой первой вашей фразе вы сказали, что все, кто с вами не согласен, - это ненормальные. Я ненормальная?

Виталий Милонов: Вы обманываете!

Диана Качалова: Ответьте на вопрос: я ненормальная? Да или нет?

Виталий Милонов: Я говорил про либеральную тусовку...

Диана Качалова: Не надо про либеральную тусовку, мы это уже слышали.

Виталий Милонов: Не изображайте из себя Навального!

Диана Качалова: Давайте забудем про Навального. Я нормальная?

Виталий Милонов: Я не хочу отвечать на вопрос, который я не задавал.

Диана Качалова: Секундочку! В самом начале вы сказали, что все, кто с вами не согласен, - ненормальные люди.

Виталий Милонов: Это неправда!

Диана Качалова: Если вы после этого произнесли кучу всего про «либерастов», «пидерастов» и так далее, - это ваша традиционная лексика, эти люди, которых вы назвали ненормальными, «либерастами», «пидерастами», и сказали, что мне кто-то что-то платит, я могу подать на вас в суд? Да или нет?

Виталий Милонов: Безусловно, вы можете подать на меня в суд. И это будет очень хорошо, потому что, наверное, нужно же как-то показывать, что вы ведете непримиримую борьбу...

Диана Качалова: А вы не ведете непримиримую борьбу? Вы себя не показываете таким же образом? Вы депутат, я знаю, поэтому вы боретесь...

Виталий Милонов: Очень сложно разговаривать в режиме, когда один человек пытается говорить более-менее спокойно, а другой начинает...

Диана Качалова: Но я же вас не называла ненормальным.

Виталий Милонов: Я не буду вас переубеждать, потому что это невозможно по определению. Здесь нужно довериться только Господу Богу, чтобы он вас переубедил.

Артем Суслов: Почему же невозможно? Я был против «Pussy Riot», теперь за них.

Виталий Милонов: Для меня вся эта история с этими доннами заключается... Я переведу на либеральный язык. Вы видите у себя дома. То, что вы делаете, не нравится вашему соседу. Предположим, мне не нравится, как вы живете дома, я врываюсь в ваш дом и начинаю оскорблять вашу семью, вашу мать, вашего отца, и называю это художественным перформансом. А когда вы, безусловно, сдаете меня в полицию, меня за оскорбления, за хулиганство привлекают к ответственности, я собираю тусовку поэтов, блогеров, бывших журналистов и начинаю рассуждать: это нарушение прав человека. Он ворвался в дом, но не просто ворвался, а он совершил неудачную шалость, как это называют либералы. Вы хотите, чтобы в ваш дом врывались и оскорбляли? Вот я не хочу, чтобы в ваш дом врывались и оскорбляли ваших родителей. Это то, что сделали для нас, верующих людей, ваши любимые извращенки, которые занимаются сексом под видеокамеру на восьмом месяце беременности.

Диана Качалова: Предположим, ваш сосед придет к вам в квартиру и назовет вас нехорошим словом. К какому сроку его приговорят?

Виктор Резунков: Вот Николай по этому поводу пишет: «Почему на Украине за голый торс с кощунственной надписью против патриарха дали 15 суток, а в России за обычный текст против президента давно сидят, и неизвестно, сколько будут сидеть?».

Артем Суслов: Уважаемый Виталий Валентинович, я недавно был в прекрасной церкви - это Храм Троицы Живоначальной в Листах на Сретенке. Я верующий человек. И я ожидал проповеди священника. Вышел священник, и он говорил минут 10, как плохо сделали «Pussy Riot», что надо поставить подписи. А он не ворвался в храм? Вы говорите, что они врываются. Я уж извиняюсь, он был как какой-то нацист, с такой лексикой, с каким-то гонором.

Виталий Милонов: У нас разные ценностные ориентации. Дело в том, что все, кто присутствует в храме, находятся в гостях. Это не клуб, не концертный зал, где люди имеют право самовыражаться так, как они хотят, но в рамках закона. Это место, куда мы приходим, принимая по умолчанию те правила, которые есть в этом месте. Если ты их не принимаешь, то не надо и заходить. Представьте, что вы врываетесь в синагогу и начинаете какие-то действия. Что будет? Не 15 суток или 7 лет, а ортодоксы иудейские забьют камнями. И это не будет осуждаться, потому что все знают, что это очень строгие ребята.

Виктор Резунков: Я хотел бы немножко в другую сторону повернуть нашу беседу. Сегодня газета «Московский комсомолец», как и некоторые другие газеты, опубликовала выступление экс-главы Росмолодежи Василия Якеменко. А он ваш политический единомышленник, Виталий Валентинович, если я не ошибаюсь. Вот что он сказал, выступая на «Селигере» перед молодежью, по поводу «Pussy Riot»: «Якеменко, отметив, что так как он во всем видит «цель», заявил, что содержание членов Pussy Riot в тюрьме ему представляется бессмысленным. «Вот сидят вот эти бабы в тюрьме, Pussy Riot. А чего они сидят? Вот они этим своим сидением к чему нас с вами приближают?», - поинтересовался Якеменко у слушателей, уточнив, что не рассматривает вопрос в ключе «хорошо это или плохо». «Чего власть решает, держа их в тюрьме? - продолжил он. - Может, она что-то и решает, но я тогда хочу об этом знать. Хотя я сильно подозреваю, что ничего не решает». Экс-глава Росмолодежи высказал мнение, что даже тему «защиты веры» в рамках дела Russy Riot поднимать очень сомнительно. «Защитить веру для чего? Чтобы она была? Она была, чтоб для чего? Ответов на эти вопросы нет», - резюмировал Якеменко».

Виталий Милонов: То, что сказал Василий Якеменко, это его точка зрения. И никто не говорил, что он мой единомышленник. Были разговоры, что он активно общается со своими сторонницами. И для него эти ценности, может быть, не являются ценностями. Но, слава Богу, в нашей стране можно любую точку зрения высказывать свободно, мы не живем во времена, когда правили отцы и деды тех, кто сейчас является инициаторами протестных движений, мы живем в свободной России.
Мы, православные люди, молимся обо всех заключенных, потому что люди, которые совершили проступок, безусловно, нуждаются в снисхождении. А что касается содержания их под стражей, то я не имею права сейчас давить на суд, потому что судебный процесс идет. Давить на суд могут только те, кто не согласен с их решением. Они и говорят, что суд неправильный и так далее. А если бы суд принял одну точку зрения, либералы бы сказали: вот какой хороший суд, суд их оправдал! Если суд принимает другую точку зрения, говорят: суд у нас необъективный. Моя личная точка зрения, что решения в отношении людей нужно выносить в соответствии с законом, а не в соответствии с личной точкой зрения Василия Якеменко или моей. Я бы не держал их в тюрьме, потому что отношение здоровой части общества к этим людям настолько негативное, что они ничего не смогут больше сделать. С другой стороны, видимо, вот эта бесцеремонная попытка, и мы прекрасно знаем, кем она срежиссирована, должна быть пресечена. Потому что если сейчас об этом не сказать, завтра сумасшедшие во всех городах начнут надевать цветные трусы на голову и врываться в церкви.

Диана Качалова: Виталий Валентинович, простите, если я вторгаюсь во что-то личное. Вы молились за «Pussy Riot»?

Виталий Милонов: Молиться за название это православный человек не может. Мы молимся о том, чтобы все люди, которые...

Диана Качалова: А конкретно за каждую девушку?

Виталий Милонов: Нет, конечно. За каждую конкретную девушку – много чести. И я не должен этого делать.

Диана Качалова: А вы сказали, что должны.

Виталий Милонов: Подождите! Хватит передергивать! Диана, вы постоянно пытаетесь меня как-то передернуть или оборвать. Безусловно, обо всех заключенных, находящихся в заточении, каждый человек молится ежедневно. Это молитвенное правило – обо всех заключенных. А девушки себе делают хуже тем, что они не осознали, что они сделали гадость. Они настолько слепы в своей ненависти, в своей бесовщине, что никто из них не сказал: мы сделали плохую вещь. Они считают, что они сделали хорошо.

Виктор Резунков: Они даже себя православными считают.

Виталий Милонов: Я могу сказать, что и сатана признает верховенство Иисуса Христа и повинуется ему. Я читал «Twitter» перед тем, как они это сделали, они сказали: принимаются плохие законы, и мы будем мстить. То есть они это сделали осознанно. И они не поняли, что они сделали не то, они не поняли, что они ворвались не к себе домой, не в свой гей-клуб, не в свою тусовку, не в свою квартиру, а они ворвались в дом, который считается священным для большинства россиян. И оскорбляли публично своими действиями нашего духовного отца, духовную мать.

Виктор Резунков: Вы имеете в виду Владимира Путина?

Виталий Милонов: Я тоже могу пошутить, но боюсь, что смеяться будут другие люди. Они пытались оскорбить Господа, поскольку они ворвались в своем бесчинстве в то место, где они вообще не имеют права находиться.

Виктор Резунков: Уж коли зашла речь о президенте и о церкви, я бы хотел привести то, что пишет известный журналист Александр Минкин в своем очередном письме президенту в блоге. Вот что он пишет: «Девушки спели «Богородица, Путина прогони». Теперь они сидят в тюрьме. Кого они оскорбили: церковь или вас?». Это обращение к президенту Владимиру Путину. «Допустим, оскорблена церковь и православная вера. Тогда этим преступницам полагается анафема и пр. Церковь строга. Даже Лев Толстой за свои писания был отлучен. Но в тюрьму его не посадили. Полиция, сыщики, следователи - ваши. Тюрьмы - ваши, а не церковные. В Уголовном кодексе нет статьи «Кощунство». Всем ясно: если бы они пели «Слава Путину», то церковники, может быть, их пожурили (ласково), но полиция их бы не искала и не сажала. Они четвертый месяц сидят в тюрьме; до суда; без приговора. Даже если эти пусси вас ненавидят - это не повод разлучать их с детьми. Даже если вы ненавидите этих девушек - этого недостаточно, чтобы лишать их свободы. Мало ли, кого вы ненавидите». И по-моему, Александра Минкина в нетрадиционной сексуальной ориентации обвинить невозможно.

Виталий Милонов: Александр Минкин – это известный человек, безусловно. Да и не надо комплексовать на счет этой ориентации. Я сталкивался с Павлом Лобковым, и после того, что он говорил в отношении одного, неудивительно, что он говорит в отношении «Pussy Riot». Человек, который ненавидит очень многих людей, кстати, участвовал в гонениях на Собчака очень активно этот Минкин, об этом он забыл, а теперь целуется «поцелуем Иуды» с его дочерью, которая заблуждается некоторым образом. Но он приводит свою точку зрения. Понятно, что все люди, о которых вы говорите, - это люди, которые не уважают Русскую православную церковь, не уважают точку зрения большинства россиян, считают нас, верующих людей, недалекими феодалами, живущими по законам Средневековья. Если бы я сам не вращался в кругу либералов очень долгое время, я бы мог бы сказать, что я это предполагаю, а знаю эту точку зрения. Я знаю истинную точку зрения многих либералов в отношении церкви. И все, что я вам скажу, опять же окажется высмеянным вами, уважаемой Дианой Качаловой или поэтом Артемом. Что касается моей позиции, то здесь не нарушены церковные законы. И судят их не по церковным законам, их судят по светским законам. Я еще раз повторю, если к вам домой ворвутся люди, вы что, будете просто говорить, что они плохие? Я думаю, что уж либералы, как люди, которые дрожат за свою собственность и за свои доходы, точно будут требовать немедленно уничтожить этих людей и будут писать везде, требовать санкций, что их еще не посадили.

Диана Качалова: Виталий Валентинович, вот я сейчас вас слушаю и пытаюсь понять, почему в том, что вы говорите, так много, как сейчас называется, лексики ненависти. За очень короткий промежуток времени вы произнесли слова: Иуда, ненависть, ненормальные, либерасты, пидерасты, гадины... Честно говоря, не все успела записать. Я уж не говорю о том, что у вас в «Twitter» написано. Я поняла, что у вас два «Twitter»: один – официальный, и там все вполне пристойно, а второй – где вы высказываете свою точку зрения, там «либерасты» на «пидерастах» просто сидят. С вашей точки зрения, возможно ли человеку, который проповедует терпение, любовь все время оперировать подобными словами?

Виталий Милонов: Это, видимо, какая-то новая конструкция – лексика ненависти, которую нужно сейчас вводить в наше общество. Я никого не ненавижу, вы напрасно так говорите. Я понимаю, что для вас это является «лексикой ненависти», и нужно всем говорить, что Милонов и остальные такие ужасные, нетерпимые и так далее. А эти гражданки, которые занимаются непонятно чем перед телекамерами, будучи на восьмом месяце беременности, вот эти «моральные» люди, эти уважаемые вами люди, которых надо защищать силами блогеров, поэтов, еще кого-нибудь... Мы никого не ненавидим. Мы всего лишь говорим: почему люди ворвались в церковь? Они тем самым просто совершили хулиганство. Дело не в кощунстве. Кстати, я выступал первым за то, чтобы ввести статью за богохульство. Они совершили хулиганские действия, а это Уголовный кодекс Российской Федерации. Нужно уважать законы.

Виктор Резунков: Александр из Москвы, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Ведь никому не возбраняется обратиться к Богу с молитвой. Молитва – это просьба. Эти девушки обратились с просьбой, ну, не совсем той, которая нравится, может быть, обществу, каким-то конкретным лицам. Они попросили господина Путина уйти. Но они же не нарушили общественный порядок. Может быть, они выбрали то место, где не надо было бы это произносить. Но в Храме Христа Спасителя я сам присутствовал на концертах, там проводятся вполне светские концерты, светские мероприятия. То есть неадекватно наказание того поступка, который может нравиться, может не нравиться. Мне он тоже не совсем нравится. Но адекватность должна быть соблюдена во всем. К ним проявили предвзятость именно за их молитву, за просьбу, которая кому-то не понравилась. Их надо выпустить и забыть про них. Они же не нарушили никакого закона. Мне кажется, неправедно все это.

Виктор Резунков: Юрий из Прокопьевска, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сажать на нары надо не этих девочек, а «партию жуликов и воров». Все перевернуто вверх ногами.

Виктор Резунков: Вот такие точки зрения.

Артем Суслов: Я немножко поменяю ракурс. Давайте поговорим не о том, что они должны сидеть, а о мере пресечения. Виталий Валентинович, как я понял, вы являетесь сторонником комитета в поддержку «Pussy Riot». Потому что комитет никоим образом не поддерживает перформанс ужасный, опасный, который совершили эти девушки.

Виталий Милонов: Тогда на вашей пресс-конференции скажите, что вы осуждаете этот недопустимый поступок, что вы считаете, что подобные поступки являются аморальным действием и не должны совершаться вновь.

Артем Суслов: Но тогда мы воспользуемся и вашими словами. А вы считаете, что сидеть они все-таки не должны. Так ведь?

Виталий Милонов: Я не судья, я не выношу решения. Моя субъективная точка зрения заключается в том, что, возможно, не нужно их сажать в тюрьму. Я лично считаю, что их, скорее всего, не нужно сажать в тюрьму, потому что эти люди уже столько проклятий на голову себе собрали, что никакое другое наказание, которое можно им придумать, оно не будет сопоставимо с тем наказанием, которое их ждет. И для людей, которые придерживаются теории обезьян, червей Дарвина и прочее, это все кажется смешным. Но это не будет смешно после их смерти. Если бы я выносил решение, то я бы, конечно, их отпустил под подписку о невыезде. Другое дело, что эти люди должны понять, что они не все время будут прятаться где-то. Хотя понятно, что, скорее всего, они хотят «свалить» за кордон, как сказала одна из обвиняемых по делу о массовых беспорядках на Болотной площади. И я лично знаю нескольких художников, которые идущими на грани фола или даже заходящими...

Артем Суслов: Например, Сальвадор Дали.

Виталий Милонов: Да их масса в этой тусовке. Они «свалили» за границу.

Диана Качалова: Виталий Валентинович, вы правильно сказали, что их надо выпустить. Вы считаете, что после того, как они выйдут, на них обрушатся люди, их закидают камнями. Я вас правильно поняла?

Виталий Милонов: Вы смешали несколько разных информаций. Я не знаю, что с ними будет. Я могу сказать, что уж точно рукопожатными эти люди не будут среди приличных людей. Реакция в обществе в отношении этих людей... я думаю, в морду могут плюнуть, но я такую вещь, конечно, не поддерживаю. Я считаю, что сидеть им, конечно, не надо. Это хулиганские действия. Но условный срок они получить должны. Но это моя личная точка зрения, я не судья, я не имею права даже так говорить. Но если бы я был судьей, я бы, наверное, осудил их условно и отпустил. И пускай бы они потом со своей совестью сами ночами бы мучились.

Виктор Резунков: Андрей из Иркутска, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Виталий Валентинович, с чего вы решили, что партия «Единая Россия» - это истинный народ, истинная вера, истинное православие, истинный законопорядок? А если я буду по городу ходить в футболке с надписью «Путин, изыди!», что, меня тоже арестуют и упекут пожизненно за решетку?

Виталий Милонов: Вас не упекут. Они сейчас находятся под следствием не потому, что они выступают против Путина. У нас целые газеты выступают против Путина, но существуют и прекрасно едят и пьют, в том числе и за государственные деньги. То же «Эхо Москвы», которое является собственностью «Газпрома». Та же «Новая газета», которая в очередной раз кучу лжи выложила, нештатная корреспондентка сделала заметку, что патриархия призывает подписываться против «Pussy Riot» или что-то. Вранье полнейшее! Но это в стиле «Новой газеты», к сожалению.

Виктор Резунков: Подавайте тогда в суд на «Новую газету».

Виталий Милонов: Я не друг либералов Коля Алексеев, который постоянно на всех в суд подает. На меня он уже три раза в суд подал. Я не считаю, что суды нужно загружать этой ерундой – личными оскорблениями.
Что касается ответа, то они сейчас находятся под следствием за то, что они совершили хулиганство. Почему мне никто не отвечает? Вы хотите, чтобы к вам в дом ворвались люди, начали что-то орать, оскорблять? Не дай Бог, чтобы к вам ворвались! Но почему вы позволяете вытирать ноги и гадить в нашем доме? Почему наш дом для вас – не ценность?

Диана Качалова: Виталий Валентинович, я вам сказала, что я не хочу, чтобы сосед во время моего праздника приходил ко мне и начинал обзывать меня сукой. Но даже если так произойдет, то вряд ли его продержат за это четыре месяца в тюрьме, а после этого будут держать еще полгода. Я думаю, даже если он придет к вам в дом и повторит эту акцию, он не будет сидеть так долго. С угрозой еще семи лет. Вряд ли это произойдет. Я не спорю, что мне это не понравится. И я не говорю, что мне нравится то, что произошло в Храме Христа Спасителя, между прочим, я этого никогда не говорила.
Но одна вещь, которую сделала группа «Pussy Riot», - они обнажили массу противоречий в нашем обществе, в том числе невозможность абсолютную людей противоположных взглядов вести между собой диалог. Вам не понравилось выражение «лексика ненависти», но, по-моему, оно уже стало популярным, к сожалению. Сейчас обе стороны, как сторонники, так и защитники, очень много вываливают друг на друга, извините за выражение, дерьма. Нужно искать каким-то образом консенсус, чем бы вы могли поступиться, что бы вы могли сделать для того, чтобы это противостояние не росло больше. Потому что то, что происходит сейчас, честно говоря, внушает опасения. И ваша позиция тоже.

Артем Суслов: Виталий Валентинович, молодой человек, который недавно зашил себе рот, стоял с плакатом, что «Pussy Riot» повторили известную акцию Иисуса Христа, и дана ссылка на Евангелие от Матфея. Может быть, это глупо, бездарен этот плакат. Но все-таки Иисус Христос ведь тоже ворвался в храм непрошеным гостем, он разгромил палатки торговцев, которые превратили храм в базар, и его осуждали на тот момент. По-моему, он спасся бегством. И если бы были средства массовой информации, он мог быть точно так же, как «Pussy Riot», сидеть. Я не говорю, что они мученики...

Виктор Резунков: Артем, мы не будем сейчас уходить в богословские споры. Ваши слова можно дополнить последней публикацией в журнале «РБК», который выяснил, чем сегодня владеет Русская православная церковь и на что распространяются ее бизнес-интересы.
Федор из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. А почему меня оскорбляют, принимая фашистские законы в нашем городе, в Москве, в Думе? Почему церковь абсолютно срослась против Конституции с государством, и она всюду себя навязывает, уже подавляя другие религиозные конфессии в нашей стране многонациональной? И не считается оскорблением, когда на финансирование Храма Христа Спасителя идут сотни миллионов рублей каждый год. И это при нищих-то пенсионерах. И господину Милонову не стыдно лицезреть этот произвол, который абсолютно не богоугоден.

Виталий Милонов: Хватит вам осуждать нашу церковь! Вся интонация вашей передачи четко направлена на то, какая плохая наша церковь. А прочему это происходит? Те, кто ненавидит нашу страну, что у нас более-менее сложился достаточно гармоничный политический диалог, нормальная жизнь, что мы перестали бояться ходить на улицы иногда, все-таки поспокойнее стало, чем было в 90-ые, когда правили либералы... Почему такие нападки на церковь? Нападки на веру, что является главным врагом наших оппонентов, они не могут пройти, поэтому нужно начать атаку. И начали атаку на церковь как социальный институт, часы приплели и так далее. И это говорят люди, у которых по несколько паспортов в кармане различных стран, которые живут в нескольких странах...

Диана Качалова: Мне кажется, что вы немножко смешиваете. Многие люди отделяют веру от церкви. Я с очень большим уважением отношусь к истинно верующим. Вы говорите о том, что люди, которые ненавидят наше государство, хотят опорочить нашу церковь. Я не считаю, что все люди, которые не любят церковь... я не говорю про веру, я говорю про церковь, ненавидят наше государство. А куда вы хотите отправить атеистов в нашем государстве? Мне кажется, за последнее время атеисты нахлебались такого количества, извините, помоев, что уже можно было бы давно подать в суд, чтобы защитить свои права. У нас пока еще православие не узаконенная религия как единственная идеология в стране.

Виктор Резунков: И церковь отделена от государства.

Диана Качалова: И куда в вашем мире девать атеистам? Я не говорю про людей других конфессий.

Виталий Милонов: Нет более терпимых людей, чем люди, которые считают себя верующими людьми. Вы говорите, что люди, которые считают себя атеистами, говорят, что Бога нет, то есть нет любви...

Диана Качалова: Почему нет любви? Она есть, но необязательно в виде патриарха Кирилла. Или в вашем лице.

Виталий Милонов: Да хватит вам ненависти...

Диана Качалова: Я не оскорбляю.

Виталий Милонов: Любовь в виде Бога. Я понимаю, что вы не учили никогда даже основ православной культуры...

Диана Качалова: Не переводите на личности.

Виталий Милонов: Потому что вы демонстрируете это. Бог есть любовь. Если люди считают, что есть Бог, то их немножко некомфортная жизнь... Есть хорошая поговорка: по мощам и имей. Если люди считают, что они атеисты, соответственно, они испытывают внутренний дискомфорт, и это объяснимо. Они мучаются потому, что они живут без Бога, но никто их за это не притесняет.

Диана Качалова: А почему вы считаете, что они мучаются? Я мучаюсь, слушая вас.

Виталий Милонов: Так не слушайте меня!

Виктор Резунков: Этот спор, видимо, не на один час. Но наша передача подошла к концу.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG