Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Блинкин - о пробках, семейной жизни и кнуте с пряником


Михаил Блинкин

Михаил Блинкин

Средняя скорость движения автомобилей в Москве в будние дни за последние полгода составила 23,9 км/ч, говорится в отчете компании "Геолайф". Мы приближаемся к рубежу в 20 км/ч, соответствующему транспортному коллапсу.

О перспективах московской транспортной сети корреспондент Радио Свобода беседовала с научным руководителем НИИ транспорта и дорожного хозяйства, директором Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Михаилом Блинкиным:

– Рубеж в 20 км/час давно пройден. Пока мы в Москве не наладим общепризнанную экспертами, начальниками и общественностью систему мониторинга скоростей, каждая компания по своей выборке будет сообщать свои цифры и будоражить общественность. По тем оценкам, которым я более или менее доверяю, Москва уже ниже 20 опустилась. И каждый любознательный автомобилист может сделать очень простую выборку: тысячи две-три наездить по Москве - и посмотреть, какая у него средняя скорость за эти последние две-три тысячи километров. Вот если у кого вылезет за 20, это такие боевые ребята, которые умеют по-таксистски объезжать пробки. Для обывателя, который соблюдает правила, скорость давно уже меньше двадцати. Точка. Плохо? Да, это очень плохо. Катастрофа? Никакая не катастрофа. Жить можно.

– То есть это еще не транспортный коллапс?

– Транспортный коллапс не в цифрах измеряется, а в фактах. Вот когда вы перестанете вписываться в суточный цикл, когда у вас бойфренд не придет домой ночевать просто потому, что в пробке застрял – вот это транспортный коллапс. А пока это мелкие неприятности.

– Мэр Собянин лучше мэра Лужкова с точки зрения транспортной политики?

– По крайней мере, осмотрительнее. Глупости градостроительной политики, точнее, систематические нарушения здравого смысла, которые имели место в последние 15 лет, – в последний год их стало гораздо меньше. Собянин остановил достаточно много инвестиционных проектов, не обеспеченных транспортным ресурсом. Более осмотрительная градостроительная политика налицо, это факт, – с транспортной политикой все гораздо сложнее.

– Если говорить о конкретных мерах: как вы думаете, введение выделенных полос для общественного транспорта оправдано?

– Более чем оправдано, только это половинчатая мера. Отдельная полоса – это пряник (общественный транспорт едет быстрее), а кнута нет. Кнут заключается в том, что, мало того, что автобус быстрее едет, мне еще придется заплатить деньги за то, чтобы в конце пути припарковаться. Только вместе это работает. За счет поощрительных мер ни один город задачи не решил. Не буду я пересаживаться – я в пробке постою, у меня там климат-контроль, музыка. А вот если мне за этот климат-контроль и музыку придется заплатить – в виде платы за за парковку – тогда я четыре раза подумаю.

К 2016 году у нас количество автомобилей увеличится процентов на 15 с гарантией (может, и больше, но это зависит от общеэкономической ситуации), а прирост сети составит считанные проценты. Дороги разгрузятся только в одном случае: если мы вместо пряника (больше дорог, лучшие трамваи и автобусы) применим кнут, связанный с тем, что владение автомобилем в городе будет существенно дороже. Это чисто политический вопрос, не транспортный: это же надо со всем населением поссориться.

Для москвичей сейчас лучше покупать автомобиль, в автомобиле хорошо – а в трамвае холодно, а в метро душно. Пока мы не введем драконовские меры, принятые во всех городах мира, автомобиль будет намного предпочтительнее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG