Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о задержанных по "болотному делу"


Новопушкинский сквер в день митинга в защиту узников 6 мая был заполнен полицией еще с полудня

Новопушкинский сквер в день митинга в защиту узников 6 мая был заполнен полицией еще с полудня

На этой неделе в Следственном комитете по так называемому "болотному делу" - массовым беспорядкам на Болотной площади в мае 2012 года - побывали депутат Госдумы от "Справедливой России" Илья Пономарев, лидер незарегистрированной партии "Другая Россия" Эдуард Лимонов, активист "Другой России" Александр Аверин. В четверг, 26 июля, на допрос была вызвана лидер защитников Химкинского леса Евгения Чирикова. Вечером же в четверг в Москве на Новопушкинском сквере прошел санкционированный митинг в поддержку узников 6 мая.

Владимир Кара-Мурза: В центре Москвы прошел разрешенный властями митинг "Свободу узникам 6 мая". Собравшиеся выразили поддержку арестованным после столкновения с полицией 6 мая в Москве на Болотной площади во время "Марша миллионов". Организаторы призвали людей по всему миру выходить к посольствам России с требованием прекратить уголовные дела и освободить арестованных. По делу о беспорядках на Болотной накануне прошли новые задержания, участника движения Левые социалистические действия Николая Кавказского взяли у входа в его квартиру, чуть позже стало известно о задержании студента РГСУ Алексея Поляховича. По данным адвоката, оба молодых человека проходят обвиняемыми по "болотному делу".
О том, удастся ли освободить обвиняемых в майских беспорядках на Болотной, мы сегодня беседуем с философом Игорем Чубайсом и активистом "Левого фронта" Алексеем Сахниным. Что привело вас сегодня на митинг на Новопушкинском сквере?

Игорь Чубайс: Прежде всего меня привело чувство солидарности. Я думаю, что в этой ситуации много, чего можно было сделать, но в первую очередь мы все должны сказать о том, что мы солидарны с теми ребятами, парнями, девушками, которые оказались за решеткой за то, что они выразили свою гражданскую позицию. Это возмутительно, это нарушение вообще элементарных прав человеческих. Я думаю, что нас должны слышать те люди, которые их охраняют, те люди, которые их брали, придут другие времена, в России утвердится право, за все придется отвечать. Я заявляю свою солидарность тем, кто проявил гражданскую ответственность, гражданские чувства и тем, кто вышел на площадь, кого незаконно схватили, в первую очередь об этом хочу сказать.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, можно ли квалифицировать события 6 мая как массовые беспорядки?

Алексей Сахнин: Смотря, с какой точки зрения посмотреть. Если посмотреть с точки зрения даже хромого российского права, то нет, потому что нет ни одного квалифицирующего признака, не жгли машины, не били витрины и так далее. Но если посмотреть с точки зрения политической, я не побоюсь этого слова, классовой борьбы, то, конечно, можно. Ведь посмотрите, что происходило: зимой, когда сотни тысяч людей выходили на улицы (мы сегодня говорили об этом на митинге), вместе с нами с этими сотнями тысяч людей выходили министры и миллионеры – Прохоров, Кудрин. И Путин и кремлевская администрация считали искренне, что они имеют дело с некоей элитной фрондой и что их оппоненты - это высокопоставленные, влиятельные люди, поэтому власть вела себя вегетариански. Людей, конечно, хватали, сажали в автозаки, но никому не давали уголовные сроки. Когда 4 марта они сочли, что наверху они договорились, что больше нет этой элитной фронды, Кудрин сказал, что он верит, что Путин способен победить честно, и весь политес был соблюден, все успокоились. Вы помните, сколько было юмора в стиле движения "Наши", что "марш миллионов", "марш миллиардов". Вышли 60 тысяч, и юмор этот сразу исчез. И в Кремле поняли, что они имеют дело с некоторым другим феноменом. Но поскольку эти ребята привыкли судить о мире вокруг себя по себе, они сочли, что раз эти люди выходят, значит их организуют кто-то другие - это не элитная фронда, значит нужно найти это руководство, у них должны подчиненные, какие-то агенты, их нужно нейтрализовать, сломать эту мобилизацию.
Им, конечно, в голову не приходит, что люди приходят просто потому, что этот режим, эта социальная система, эта политическая и репрессивная машина себя исчерпали. Признать это они просто не могут, им это в голову не приходит. Поэтому они выстраивают сначала у себя в голове такую схему, что есть какие-то заговорщики, неважно, на службе у госдепа или на службе у других демонов, они их вычисляют, считают, что это условно Удальцов, Навальный, может быть мы в какой-то степени с Михаилом Шнейдером, и дальше они пытаются получить показания на этих людей, что эти люди отдавали приказ штурмовать Кремль, отвинчивать головы ментам. Поскольку ничего не происходит, а показания такие нужны, арестовывают ни в чем неповинных людей. Например, вы упомянули про Николая Кавказского, человек крайне безобидный, крайне миролюбивый, я его хорошо знаю, он один из левых активистов, они арестовывают просто потому, что в их идиотской схеме, основанной на песке, он является солдатом Удальцова, независимо от того, какие у нас внутренние отношения. Они из него будут выжимать любой ценой показания на Удальцова, а Удальцова и Навального будут выжимать показания друг на друга или политические конфликты будут выжимать. Вот это реальная картина того дела, которое они завели, его политический подтекст. В этом смысле это был, конечно, беспорядок так же, как во всей стране царит беспорядок последние 20 лет.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился Михаил Шнейдер, ответственный секретарь федерального политсовета движения "Солидарность". Чем вы объясняете рост числа политических заключенных по делу 6 мая?

Михаил Шнейдер: В первую очередь, конечно, главная причина – это боязнь власти, боязнь верхушки власти за свое будущее. У них действительно параноидальный страх, и они пытаются лихорадочно придумать какие-то схемы, которые позволили бы как можно дольше удержаться у власти. Одна из таких схем, видимо, у них есть какие-то вычисления, может быть они думают, судят по себе одна, из таких схем – это насаждение атмосферы страха в обществе. Вот эта серия арестов безумных совершенно, ничем не обоснованных, эти процессы над ребятами, которые по делу 6 мая арестованы, и над девушками из Pussy Riot, все остальные политзаключенные, Мохнаткин возьмите, до этого была куча политзаключенных, все эти телодвижения судорожные, они считают, что они таким образом напугают людей, они считают, что таким образом гражданское общество, которое у нас, слава богу, возродилось, я считаю, 5 декабря прошлого года после выборов, они считают, что эти люди снова впадут в спячку и в стране снова возродится атмосфера всеобщего одобрения, рейтинг Путина начнет расти и так далее. Конечно, это не так, конечно, они заблуждаются. Но как этим людям объяснить?
Я только что пришел с митинга на Новопушкинском сквере, разговаривал со своим старым знакомым, которому я верю, как самому себе, он мне передал свой разговор с одним из больших чинов контрразведки. Он говорит, что у нас странная ситуация, мы со своими ребятами разговариваем, и мы не понимаем, что нам делать. Эти-то люди убегут, которые за кремлевской стеной, похватают чемоданы, а мы невыездные, сейчас ФСБ запрещено, все стали невыездные. То же самое контрразведка. То есть эти люди в первую очередь будут отвечать. Конечно, лодку раскачиваем в первую очередь не мы, а те люди, которые сидят за кремлевской стеной и пытаются каким-то образом манипулировать.

Игорь Чубайс: Почему хватают, почему сажают? Я согласен во многом, я уверен в том, что власти хотят сломать энергию митинга, энергию протеста, а получают обратный результат, потому что я был и 6 мая, и 12 июня. 6 мая было 80 тысяч, когда хватали, а 12 июня было 140 тысяч. Очевидно, что все получается наоборот, вопреки замыслам власти. Они обречены, у них нет выхода.



Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG