Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Десятинная церковь в Киеве – новая археология


Киев. Десятинная церковь в XIX веке

Киев. Десятинная церковь в XIX веке


Марина Тимашева: Российские и украинские археологи завершили большую совместную работу по изучению Десятинной церкви в Киеве. Результатом ее стало то, что представление ученых об этом памятнике, а значит, и обо всей древнерусской архитектуре буквально перевернулось. С заведующим сектором архитектурной археологии государственного Эрмитажа Олегом Иоаннисяном беседует Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Десятинная церковь - древнейший каменный храм Древней Руси, но это памятник не русский и не украинский, археологи считают, что именно он заложил основу древнерусской архитектуры. Он дожил до середины XIII века и погиб при взятии Киева монголами, - говорит заведующий сектором архитектурной археологии государственного Эрмитажа Олег Иоаннисян.

Олег Иоаннисян: Руины его еще довольно долго стояли, да вплоть до начала 19 века, потихоньку разрушаясь, и в начале 19 века была предпринята первая, всем известная попытка его исследований петербургским архитектором Ефимовым. Потом на этом месте была возведена новая церковь, уже в 19 веке, по проекту Стасова. Очень неудачная, но, тем не менее, она стояла. И в свою очередь та была снесена уже в 30-е годы. Второй раз к исследованиям церкви вернулась, кстати, еще пока стояла стасовская церковь, Императорская археологическая комиссия в самом начале ХХ века. А затем, уже после сноса стасовской церкви, исследования были проведены моим учителем покойным Михаилом Константиновичем Каргером. С тех пор памятник стал хрестоматийным, знания о нем были положены в основу всех наших знаний о дальнейшем развитии архитектуры Древней Руси. Но время прошло, и мы в целом себе ход русской и византийской архитектуры представляем уже более детально. С этой точки зрения масса вопросов возникла к самой Десятинной церкви в том виде, в каком она была исследована. Все мы это прекрасно знали, но территория была благоустроена, там был устроен такой археологический парк. Остатки Десятинной церкви были не музеефицированы, они были трассированы по поверхности земли.

Татьяна Вольтская: Я была там когда-то. Можно было просто пройтись ногами по следам фундамента.

Олег Иоаннисян: Это был макет фундаментов, сделанный выше, метра на полтора-два, с тем, чтобы подлинные фундаменты сохранить. Но в какой-то момент возникла ситуация, что к исследованиям можно вернуться. И возникла она вот, в связи с чем. При одной из меняющихся сейчас на Украине властей (а идея возникла в первый раз еще при президенте Кучме) решено было на этом месте возродить святыню, то есть построить храм, как и в 19 веке. Что строить? Непонятно. Строить церковь, которая погибла еще в 13 веке? Оснований для этого даже самые хорошо проведенные исследования не дают. Строить то, что построил Стасов, никто не хотел. А ансамбль сложился уже вокруг. Как только на Украине начинает меняться власть, этот вопрос опять возникает. И вот в 2005 году эти исследования опять начались. Ни я, ни мой киевский коллега Глеб Юрьевич Ивакин не думали, что нам посчастливится с этим памятником работать и вырастить на нем теперь уже наших учеников. Результаты оказались совершенно неожиданными. Памятник оказался, с одной стороны, такой, каким мы его знали, а, с другой стороны, совершенно другим. Десятинная церковь перестает быть сейчас, в нашем понимании, тем объектом, с которого все началось. Из нее дальнейшая история русской архитектуры не идет. Она - памятник переходный, она с трудом влезает в стандарты собственно византийские, не открывает еще собой галерею всех последующих построек. Она промежуточная. Не только потому, что она первая на Руси. Ведь ее строили византийцы, но она и для византийской архитектуры нестандартна. Та классическая схема, что пришли императорские мастера из Константинополя, ее построили, поползла по швам. Да, они там присутствовали, но не только им принадлежала ведущая роль. Мы сейчас увидели явно и отчетливо почерк совсем другой архитектурной традиции - болгарской. Почерк мастеров Первого Болгарского царства. Десятинная церковь не копирует собой, в то же время, памятники болгарские. К тому же, когда ее начали строить, Первого Болгарского царства уже 15 лет как не существовало, оно оказалось завоеванным той же самой Византией, стало частью Византии. Просто Византийский Император, посылая мастеров на Русь, каким-то образом составил эту команду так, что туда вошли и греки, и болгарские мастера, и там все поровну. А поскольку найти буквальных аналогий пока не удается ни в Болгарии, и в самой Византии, ценность этого объекта невероятна. Разговоры о том, что памятник, в общем, ни на что не похожий, велись еще после первых исследований этой церкви, которые велись в самом начале ХХ века, еще когда стояла стасовская церковь, на доступных для исследований ученых. Вот тогда, оценивая их, Дмитрий Власьевич Айналов наш выдающийся петербургский историк архитектуры, историк искусств, византинист, впервые тогда сказал о том, что этот памятник не влезает ни туда, ни сюда, это не история русской архитектуры, это ее предыстория, и так к нему надо относиться. Вот сейчас мы опять вернулись к этой точке зрения, спустя ровно столетие. Выяснилась еще одна вещь, и связано это уже, к сожалению, с вопросом о дальнейшей судьбе этой территории. Вот этот парк вы помните, видели. Он перестал сейчас нравиться. По одной простой причине: территория в самом центре Киева, такой лакомый кусочек, чтобы оставить его без застройки. Естественно, что бизнес-центр или отель там не построишь. Там можно построить, опять же, храм. Уже на строительство его можно столько денег забухать, да к тому же одна из конфессий, которая его получит, это же недвижимость… И вот сейчас игры начались вокруг этого. Сейчас эту деятельность по строительству в очередной раз удалось затормозить. И здесь в чем-то сыграли и наши совместные с киевскими коллегами усилия по приостановке этого процесса. Рекомендации, которые мы вырабатывали о необходимости исследования теперь уже не только участка Десятинной церкви, а всей Старокиевской горы - это ядро государства древнерусского, первый христианский центр на Руси, исток того, из чего потом выросла и Россия, и Украина, и Белоруссия, и многое вообще в христианском мире. Это продолжение истории Византии, то, что связано с историей Болгарии. Памятник цены не имеет. Поэтому эту ситуацию нам удалось каким-то образом заблокировать сейчас, но работать в этом направлении еще надо, опасность эта не ушла. На этот год раскоп засыпан, и здесь нужно большое спасибо сказать ФИФА, потому что из-за самого факта проведения футбольного европейского чемпионата в Киеве вопрос о каком-либо строительстве в центре Киева отпал сам по себе, и встал вопрос о хотя бы временном благоустройстве этой площадки. И если удастся добиться того решения, которое уже созрело…

Татьяна Вольтская: Значит, открытие?

Олег Иоаннисян: Да, мы сейчас подтвердили открытие, сделанное в начале ХХ века, по-новому его прочитав.

Татьяна Вольтская: Самое интересное, что киевская проблема - угроза застройки участка, бесценного с точки зрения археологии - как две капли воды похожа на проблему петербургскую, где существует угроза застройки Охтинского мыса с остатками крепости Ниеншанц и другими ценнейшими вновь открытыми памятниками, - говорит Олег Иоаннисян. Главный вопрос - что делать с этим участком земли.

Олег Иоаннисян: Что делать? Строить там бизнес центр, реконструировать эти валы? Я, например, и против того, и против другого. Главное - сохранить. Это ландшафтная зона. Если вы бывали в Киеве и видели этот парк, вот, по идее, то же самое должно был в Ниеншанце.

Татьяна Вольтская: Вот эта идея о парке архитектурном, она вам кажется как?

Олег Иоаннисян: Я постоянно, возвращаясь к Ниеншанцу, говорю, что здесь нужно было сделать то, что еще в 1982 году было сделано в Киеве - идея археологического парка.
XS
SM
MD
LG