Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ракеты на крышах, солдаты на улицах, спортсмены на стадионах


Кирилл Кобрин: Начнем с главной мировой темы этой недели. В пятницу в Лондоне открываются Летние Олимпийские Игры: на фоне политических интриг (упомяну только отказ в аккредитации на Олимпиаде белорусского лидера Лукашенко), административных неурядиц и – конечно же – тяжкой исторической памяти о том, как политика оказывалась силь нее принципов создателя современного олимпийского движения барона де Кубертена (вспомним только нацистские Игры в Берлине 1936 года, трагедию в Мюнхене 1972-го, бойкот Московской Олимпиады 1980-го). О том, что Олимпиада это праздник, много говорят – в том числе, и на Радио Свобода. Взглянем же на иную сторону грядущего события. Начнем с места проведения нынешних игр, с Лондона. Последние недели в жизни британской столицы были напряженными – сказались множество нерешенных вопросов, связанных с Играми. Наиболее важными среди них были проблемы обеспечения безопасности во время Олимпиады. Рассказывает лондонский корреспондент РС Анна Асланян.

Анна Асланян: Жители Лондона начали планировать свой побег из города на время Олимпиады-2012 загодя. Поначалу ими двигало в основном нежелание париться в переполненном транспорте и толкаться на улицах, кишащих туристами, – об этих потенциальнных проблемах все догадывались с самого начала. Однако ближе к делу появились новые, неожиданные даже для видавших виды лондонцев. Так, жители одного микрорайона в восточной части города получили письмо, где сообщалось, что крыши их многоэтажек на время Игр украсят ракетные установки, способные сбить самолет. Реакцию большинства обитателей района красноречиво выразил один из них, Брайан Уилэн.

Брайн Килэн: Поначалу я решил, что это глупая шутка, но рассмотрев письмо попристальнее, понял, что оно, кажется, настоящее – и страшно разозлился. Еще до того я видел, как люди в военной форме таскают какие-то ящики в нашу башню, и меня это сильно удивило. А тут все сошлось – вот, оказывается, в чем дело. Ответственность за это безобразие, насколько я понимаю, лежит на Министерстве обороны. Они устанавливают ракеты на крыше здания, где живет гражданское население, ни с кем не проконсультировавшись. А потом мы просыпаемся и обнаруживаем этот подарочек – в нашем доме два месяца будут расквартированы войска.

Анна Асланян: “Дом англичанина – его крепость, а не военная база”, – выступая под таким девизом, жители района обратились в суд, получив неприятные вести в конце апреля. В июле их иск против Минобороны был отклонен – суд признал подобные доводы недостаточно сильными на фоне соображений национальной – и интернациональной, коль скоро речь идет об Олимпиаде – безопасности. Последняя в преддверии Игр сделалась приоритетом номер один; Министерство внутренних дел не устает заверять британцев, что все силы брошены на ее обеспечение. Впрочем, часть брошенных сил не имеют отношения к британскому МВД – охрану безопасности и правопорядка во время Олимпиады доверили частной компании G4S, выигравшей в прошлом году 300-миллионный контракт.
Менее чем за две недели до открытия Игр руководство G4S созналось, что не сумело набрать нужное количество персонала – до обещанной цифры, 17000 сотрудников, недостает 3500. В связи со скандалом 16 июля было созвано экстренное заседание в Палате общин британского парламента, на котором министру внутренних дел Терезе Мэй предложили объясниться. Мэй сделала это, как прокомментировал один из присутствовавших, “со скоростью олимпийского спринтера”.

Тереза Мэй: Наше правительство работает над планированием обеспечения мер безопасности с момента его избрания. Я хотела бы кратко изложить события, произошедшие с 2005 года, когда Лондон был назван столицей Олимпиады. С самого начала подготовки к Играм планировалось воспользоваться услугами частных компаний для обеспечения безопасности. Оргкомитет подтвердил это свое намерение задолго до пекинской Олимпиады 2008 года; процесс набора сотрудников безопасности Оргкомитет начал в апреле 2010 года. В мае того же года вопросы планирования и обеспечения мер безопасности были подробно рассмотрены; это включало в себя аудиторскую проверку и детальный отчет. В результате было обнаружено, что в бюджете Оргкомитета имеется дефицит, – его мы ликвидировали, проведя впоследствии пересмотр бюджетных затрат.
Однако следует признать, что в проекте подобного масштаба даже данное увеличение бюджета не могло обеспечить необходимый уровень финансирования. Поэтому я запросила внешний отчет о готовности Оргкомитета к тому, чтобы должным образом обеспечивать безопасность. В сентябре 2011 года я заказала Инспекторату Ее Величества по военно-полицейским формированиям отчет о безопасности на олимпийских объектах. Последовал ряд рекомендаций, все они были приняты во внимание Министерством внутренних дел, полицией и Оргкомитетом. МВД и Оргкомитет совместно осуществляли контроль за ходом работы. Компания G4S постоянно подтверждала свою готовность выполнить контрактные обязательства. Однако в среду 11 июля компания сообщила нам, что в силу возникших проблем планирования и составления графиков эти обязательства выполнены не будут. Нам пришлось действовать безотлагательно и вызвать дополнительные резервные запасы из рядов вооруженных сил, в количестве 3500 человек. Мистер спикер, компания G4S не выполнила свои контрактные обязательства, однако в нашем распоряжении – вооруженные силы, равных которым во всем мире найдется немного. Наша армия готова откликнуться на призыв родины и вступить в дело, когда потребуется. Мы уверены в профессионализме военных и имеем все основания рассчитывать на их помощь в деле обеспечения безопасности во время Олимпийских игр.

Анна Асланян: Терезе Мэй пришлось ответить в парламенте на ряд возмущенных вопросов – причем не только от своих политических противников, но и от коллег по партии консерваторов. Их реакцию на скандал упомянула в своей речи и теневой министр внутренних дел, лейборист Иветт Купер.

Иветт Купер: Как сообщил сегодня утром мэр Лондона, все организаторы Игр давным-давно знали, к чему идет дело. Заместитель мэра сказал, что данный вопрос поднимался мэрией Лондона уже более года – напрямую перед G4S, перед Олимпийским советом по безопасности и перед МВД. Даже сама компания G4S признает, что данная проблема обсуждается целых восемь или девять дней. Однако ровно неделю назад, в прошлый понедельник, министр внутренних дел уверяла Палату общин: “Наши партнеры выполнят свои обязательства сполна”. Невозможно понять, как такое могло произойти. Контроль осуществлялся до того плохо, что о проблемах ей сообщили только в среду. Неужели это возможно: министр, ответственный за обеспечение безопасности во время Олимпиады, узнает об этом последним?

Анна Асланян: Мэй заверила парламент в том, что планы задействовать в Олимпиаде 20000 сотрудников безопасности нарушены не будут. Внятных комментариев по поводу контракта с G4S от нее добиться не удалось. Известно, что компания должна заплатить штраф; ее директор, выступая по Би-би-си, принес всем горячие извинения и даже намекнул на собственную отставку. Узнав о “провале олимпийских масштабов”, общество и пресса заинтересовались процессом набора сотрудников в ряды G4S. Как выяснилось, поступить туда на работу несложно: необходимо подать заявление, явиться на собеседование, высидеть краткую презентацию о фирме, пройти проверку зрения (“Если плохо видите, просто наденьте очки”, советовали удачливые кандидаты) и тест на обоняние. Последний заключается в том, что кандидату дают понюхать два пузырька – скажем, один с водой, другой с водкой – и просят сказать, который пахнет крепче. После этого человеку доверяют дежурить у рентген-аппарата на входе на олимпийский объект.
В послужном списке глобального гиганта G4S немало громких дел: от получения премии “Лучшая компания года в сфере безопасности” и заключения выгодных контрактов, из которых половина – правительственные, до гибели ангольского гражданина Джимми Мубенга во время его депортации из Британии в 2010 году. Мубенга сопровождали трое охранников из G4S; он умер в самолете после того, как они применили к нему силу.
Тенденция к повальному аутсорсингу и приватизации началась в Британии давно – так, решение об использовании частных фирм во время Олимпиады было принято предыдущим, лейбористским правительством, – однако нынешняя коалиция обогнала своих предшественников по многим статьям. Приватизация организаций, занимающихся охраной правопорядка и безопасности, идет полным ходом. Рядом британских тюрем уже управляют частные компании (та самая G4S собирается взять под свое крыло семь тюрем в будущем году); ведутся разговоры о том, чтобы частично приватизировать полицейские силы. Их судьба беспокоит многих парламентариев, в частности, лейбориста Джоан Уолли.

Джоан Уолли: Не забывайте, что затыкать создавшуюся брешь придется не только войскам, но и полиции. С учетом этого возникает вопрос к министру внутренних дел: какое количество полицейских по всей стране будет передислоцировано для того, чтобы охранять олимпийские объекты? Ведь полиции можно найти и лучшее применение.

Анна Асланян: Подготовка к Играм, особенно связанные с ней проблемы, которых оказалось куда больше, чем ожидалось, в большой мере отражает политический климат в сегодняшней Британии. Вопрос об охране правопорядка и финансировании полиции давно стал больным и лишь заострился в преддверии Олимпиады. То же можно сказать о перебоях в работе транспорта и особенно – лондонских аэропортов. Последние лихорадит уже не первый месяц, несмотря на все обещания Терезы Мэй и покончить с терроризмом, и дать людям возможность спокойно путешествовать. Пока ничего подобного не произошло. Очереди на паспортный контроль растут, а незадолго до открытия Игр поступили сведения о том, что за первые две недели июля сотрудники Хитроу беспрепятственно пропустили через границу несколько лиц, о чьем пребывании в стране следовало сообщить органам по борьбе с терроризмом. Чуть раньше выяснилось, что люди, находящиеся под наблюдением полиции по подозрению в террористической деятельности, спокойно расхаживают по главному олимпийскому стадиону, пусть недостроенному, но бдительно охраняемому. Надо всем этим хаосом постоянно звучит одно слово: финансирование. Урезания госбюджета, которыми прославилось британское коалиционное правительство, не прибавили ему популярности. Если же вернуться к Олимпиаде с ее издержками, лондонцы предпочли бы порядок на улицах и нормально работающий транспорт раздутому сверх меры спортивному празднику у себя дома – празднику, на который большинство из них так или иначе не пойдут.
XS
SM
MD
LG