Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые штрафы для автомобилистов


Марьяна Торочешникова: С 1 июля в России значительно увеличиваются штрафы за нарушение правил дорожного движения, связанных с неправильной парковкой, изменяется порядок эвакуации транспорта, порядок оплаты услуг эвакуаторов и вводится санкции за слишком темную тонировку стекол авто. Водители говорят, что прежде чем увеличивать штрафы, власти обязаны были позаботиться об увеличении парковочных мест и перехватывающих стоянок. О том, что намерены предпринять автомобилисты, чтобы обратиться внимание на эти проблемы, пойдет речь в сегодняшней передаче.
Гости в студии – это председатель Комитета по защите прав автомобилистов, основатель движения «Синие ведерки» Алексей Дозоров и координатор движения общества «Синих ведерок» Петр Шкуматов.
Теперь в Москве и Санкт-Петербурге за неправильную парковку водителю придется заплатить 3 тысячи рублей, в регионах – 1,5 тысячи. Алексей, правильно ли были введены санкции и правильна ли разница в штрафах между Москвой и регионами?

Алексей Дозоров: Мы считаем, что разные штрафы – это неконституционно. Если за одну и ту же кражу в Москве и Санкт-Петербурге вор, например, получит разные сроки – это незаконно. И размер штрафа должен соответствовать общественно опасности правонарушения, и получается, что в Москве и в регионах опять же общественная опасность этого деяния разная.

Марьяна Торочешникова: И получается, что сейчас водитель, который неправильно припарковал автомобиль, представляет большую социальную опасность, чем человек, наносящий экологический вред природе. Когда это все обсуждалось, вы пытались обратить внимания властей на эти все несоответствия.

Петр Шкуматов: Власти не советуются ни с кем. Есть неработающие органы, вроде Общественной палаты, различных круглых столов, которые ни на что не влияют. Эти штрафы были приняты года полтора назад, и тогда все говорили о том, что нужно сначала создать парковочные места. Собянин пообещал, что по Москве будет создана инфраструктура. В Москве 4,5 миллиона автомобилей и чуть больше 1 миллиона легальных парковочных мест. Значит, принятый закон о штрафах за неправильную парковку ставит вне закона 3,5 миллиона автомобилей в Москве. Эти 3,5 миллиона автомобилей куплены, в том числе, по государственным программам стимулирования покупки автомобилей, государство датирует 50 тысяч рублей, если вы сдаете старую машину. То есть это просто издевательство получается.

Марьяна Торочешникова: У нас есть дозвонившийся. Александр Михайлович, пожалуйста.

Слушатель: Первое, надо ввести штрафы для сотрудников ГИБДД, которые закрывают глаза на неправильную парковку. Второе, надо что-то сделать, чтобы автомобилисты не могли ставить машины на тротуарах, потому что пешеходам часто просто невозможно пройти.

Алексей Дозоров: Про ответственность сотрудников ГИБДД – это действительно так. У нас во многом бардак на дорогах происходит, потому что сотрудники полиции не предпринимают никаких действий против нарушителей. Штраф за движение по тротуару у нас – 2 тысячи рублей. Но заставить полицейского выписать штраф за движение по тротуару невозможно. Наши сотрудники ГИБДД любят большие штрафы, вот я прочитал, что два сотрудника арестованы за то, что вымогали 100 тысяч рублей у водителя, которого обвинили в вождении в нетрезвом виде. Их интересуют только нарушения, где можно лишить прав.

Петр Шкуматов: На Рязанском проспекте один из активистов общества «Синих ведерок» живет, и его достало, что каждый вечер по тротуару не пройти, потому что машины объезжают там пробки. Жители писали письма в управу, в ГАИ, чтобы поставили ограждения или штрафовали, и раз в 2 месяца ГАИ туда приезжало на пару часиков, рубило там какое-то количество протоколов за езду по тротуару, и все. И мы потом выяснили, что и сотрудники управы сами там ездили. Надо понять, что гаишников на каждый тротуар не поставишь, и камер в Москве не так много – 280 штук, и они контролируют в основном скоростной режим. Чтобы была сеть, нужно около 8 тысяч камер только в пределах МКАД. Единственный способ – остановка физических барьеров. Мы купили их за свои деньги и поставили там, на Рязанском проспекте. И там, где потоки пешеходов и потоки автомобилей, их надо физически разделять.

Марьяна Торочешникова: Когда ввели ужесточающие наказания за не пропуск пешехода на пешеходном переходе, около месяца водители на нерегулируемых пешеходных переходах пропускали пешеходов, а сейчас перейти дорогу бывает довольно сложно.

Алексей Дозоров: Гаишники занимаются этим, когда у них есть план. Вот у нас месячник «Пешеход», и каждый день он должен по 10 протоколов составлять по этой теме, тогда они это делают.

Марьяна Торочешникова: Александр Иванович из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: В Москве еще часто машины ездят по трамвайным путям, и трамваи не могут проехать.

Марьяна Торочешникова: С 1 июля за движение или остановку на полосе, выделенной для маршрутных транспортных средств или в пределах 15 метров от остановки общественного транспорта штраф в регионах – 1,5 тысячи рублей, и 3 тысячи – в Петербурге и Москве.

Алексей Дозоров: Про остановку на трамвайных путях есть отдельная статья. Кстати, выезд на трамвайные пути встречного движения чреват лишением прав от 4 до 6 месяцев, а по попутным трамвайным путям выезд возможен без создания помех трамваю, а если помеха есть, то штраф – 500 рублей.

Марьяна Торочешникова: Я разговаривала с Вячеславом Лысаковым, депутатом, лидером движения «Свобода выбора», и он сказал, что в Госдуме обсуждают повышение всех штрафов – не менее 500 рублей. Потому что себестоимость сбора штрафа – около 400 рублей, и нет смысла собирать штраф в 100 рублей.

Петр Шкуматов: Они даже не понимают, почему себестоимость одного штрафа – 400 рублей. Им гаишники принесли расчеты, и они сказали: штраф надо сделать больше. По факту, я много ездил по структурам и подразделениям ГАИ, их работа крайне неэффективна. Они тратят время на создание огромного количества бумаг, и вся эта структура живет не то что в прошлом веке, а в начале прошлого века. В ГАИ нет автоматизации многих вещей, они приносят свои ноутбуки, чтобы облегчить себе задачу, но сама структура ГАИ – 100 тысяч человек, которые работают чрезвычайно неэффективно.

Алексей Дозоров: В Московской области, например, центр видеофиксации работает не первый год, и основные штрафы – 300 рублей, превышение от 20 до 40 километров в час, и этот центр приносит миллиарды рублей в бюджет Московской области, а отправление штрафов происходит автоматически.

Марьяна Торочешникова: Теперь водители должны будут также оплачивать услуги эвакуации и штрафстоянку из собственного кармана. Но брать с вас за эти деньги могут сейчас только в 8 российских регионах, где были приняты соответствующие местные нормативные акты, где прописаны цены и так далее.

Алексей Дозоров: Список таких регионов я не знаю, но точно знаю, что в Санкт-Петербурге эти законы приняты, и там 2700 рублей стоит эвакуация. В Московской области вчера областная Дума приняла местный закон, но цифры еще не озвучили. В Москве пока закон не принят.

Марьяна Торочешникова: Зинаида Николаевна, пожалуйста.

Слушатель: Я за то, чтобы ужесточать все законы в отношении автолюбителей! Машины нас окружили и просто задушили!

Марьяна Торочешникова: Я с вами согласна, но если только ужесточать штрафы, это ни к чему не приведет. Из-за этого автомобилей в Москве меньше не станет.

Петр Шкуматов: 20 лет никто в Москве не задумывался над тем, чтобы создавать парковочные места. Торговые центры и жилье строили там, где должны были быть развязки, парковки, парки и новые дороги. Во многих странах эти проблемы решаются или уже решены. И в России есть замечательные недорогие решения. Такой стеллажик, например, как бы делается на торцевой стороне дома, и есть лифты, на которых машина доставляется в свободную ячейку. Очень много и в центре Москвы можно организовать парковки в двух уровнях, можно сделать надстройку недорогую. Но этим надо заниматься. Хочу подчеркнуть, что я за повышение штрафов за неправильную парковку, например, на пешеходных переходах, где это просто опасно для людей. Сейчас, мне кажется, власти просто собираются стричь бабки с автомобилистов, оставляя 3,5 миллиона автомобилистов вне закона. Я думаю, что озлобленность несправедливостью этих штрафов будет копиться и во что-то может вылиться. Собянин не выполнил обещания, он создал только 25 процентов необходимого количества парковочных мест.

Марьяна Торочешникова: Игорь из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Я водитель. У нас в Москве выделили полосу для общественного транспорта, и теперь водители ставят машины во дворы. Я плачу дорожный налог, но не вижу, чтобы дорожное движение у нас улучшалось. Собянин обещал решить проблему пробок, но мы увидели только сужение дорог и ужесточение штрафов.

Алексей Дозоров: Все правильно. Допустим, транспортный налог – давно уже пообещали включить его в цену бензина. Если вы ездите – вы его платите, если не ездите – не платите, и налог будет платиться в том регионе, где автомобиль ездит. Увеличили акцизы на бензин, транспортный налог не уменьшился, а за бензин мы стали платить больше. Надо признать, что в некоторых местах за счет сужения тротуара сделали парковки, но зачастую на эти парковки можно заезжать только с полосы для общественного транспорта, а ближайший разрыв – в паре километров от этого места, а человек становится автоматически нарушителем. С полосами для общественного транспорта тоже не продумано часто. И во многих местах сейчас повесили «молоточки», то есть полоса общественного транспорта действует только в рабочие дни.

Марьяна Торочешникова: Странно, что у чиновников было полтора года, чтобы все изучить, понять, принять меры. В итоге в Москве даже не приняты акты соответствующие.
Владимир из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Мне очевидно, что в Москве дело идет к какой-то критической массе количества автомобилей. Каковая критическая масса, на ваш взгляд?

Петр Шкуматов: Я с Димой Платоновым, еще одним координатором «Синих ведерок» считал, и дело – в количестве транспорта, выезжающего каждый день на дороги. У нас в пике на дороги выезжает около 700 тысяч автомобилей. Когда на дороги будет выезжать 1 миллион автомобилей, у нас наступит абсолютный коллапс, то есть резерв – еще треть. И у нас количество автомобилей в городе прямо пропорционально развитию общественного транспорта. Город без разумной схемы работы общественного транспорта рано или поздно встанет. Но то, что делают чиновники, это абсолютный абсурд. Они сделали выделенные полосы для общественного транспорта, дублируя ветки метрополитена. Ветка метрополитена имеет пропускную способность – 62 тысячи человек в час в нормальном режиме, а в экстремальном – до 110 тысяч человек в час может перевезти, ветка общественного транспорта может перевезти максимально 3 тысячи человек в час. И когда они дублируют метро, мотивируя тем, что метро загружено, это абсурд. Собянин просто съездил в Сингапур, увидел там полосы для общественного транспорта и сказал: сделать!

Марьяна Торочешникова: Из Нижнего Новгорода Дмитрий, пожалуйста.

Слушатель: Закон увеличил штрафы также за парковку на местах для инвалидов. Вопрос в том, будет ли это работать.

Алексей Дозоров: Хочу уточнить, что повышенные штрафы за парковку на местах для инвалидов уже действуют, и раньше были повышенные – 3 тысячи рублей, но практически это действительно не работает. Торговые центры обязывают, чтобы у них были места для инвалидов, но на них часто стоит руководство торговой сети. Конечно, тут и Общество инвалидов должно работать, и правозащитные организации, нужно заставлять гаишников работать, выполнять свои обязанности.

Петр Шкуматов: Около моего дома есть торговый центр, который поставил столбики, аналог шлагбаума, и заехать в зону для инвалидов можно по предъявлению удостоверения инвалида. То есть мне кажется, что торговые центры должны тоже обеспечивать инфраструктуру таких парковок.

Марьяна Торочешникова: Во многих дворах выделены большие площадки для спецтранспорта, но они практически всегда заняты, и это уже воспитание, наверное. С 1 июля у сотрудников ГИБДД также появится право вводить запрет на эксплуатацию автомобилей со снятие регистрационных знаков, если уровень тонировки передних стекол превышает определенные нормы. В течение суток водитель может пользоваться автомобилем, чтобы устранить это нарушение.

Алексей Дозоров: Снятие номеров – это все равно как взятие заложника. То есть через сутки можно лишить прав за езду без номеров. И это опять возможность для взятки.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG