Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Организация дорожного движения в России и движение "Probok.net"


Марьяна Торочешникова: Вдоль московских дорог в последние дни можно наблюдать многочисленные баннеры с рекламой сайта "Пробок.нет", который предлагает гражданам сообщать на сайт о неудобных или не к месту установленных дорожных знаках, вызывающей вопросы дорожной разметке и других объектах, сказывающихся на движении транспорта и комфорте автомобилистов и пешеходов.
Эксперты в студии Радио Свобода - эксперт Всероссийской общественной организации автомобилистов "Свобода выбора", адвокат Сергей Радько и аналитик экспертного центра "Пробок.нет" Никита Полянский.
Никита, что это за история с проектом "Пробок.нет"?

Никита Полянский: Началось все очень банально, несколько человек ездили по Москве и видели, что есть проблемы на дорогах, которые, казалось бы, решить нетрудно, это даст хороший эффект и для движения, и для безопасности пешеходов, однако этим никто не занимается. Не занимается потому, что, скорее всего, властям не всегда есть время и силы заниматься такой мелочью.

Марьяна Торочешникова: А кто этим должен заниматься? Дорожные службы? ГАИ? Городские власти?

Никита Полянский: Они работают вместе. ГАИ высматривает нарушения, может быть, какие-то проблемы, власти Москвы организуют работу по исправлению всего этого дела. Но они не слишком справляются, потому что и они загружены, и город у нас большой. С этими проблемами лучше знакомы автомобилисты, конечно. Суть проекта проста. Мы решили, что если мы создадим на основе сайта такой проект, куда все автомобилисты смогут писать свои предложения о том, что можно исправить или улучшить на дорогах Москвы, а мы сможем это дело собирать, оформлять, проверять актуальность информации и подавать московским властям, получится связь, которая сможет принести результат. Собственно, мы так и работаем. Сайт в первую очередь состоит из карты Москвы, на которую человек, зарегистрировшись, может нанести проблему, внести предложение, и это тут же попадает к аналитикам, в нашу базу. Конечно, поставить проблему и предложить решение - это самое начало. В Москве очень много организацией за это отвечает, плюс надо выделить деньги, а деньги заложены в бюджет, в программы. То есть всем этим надо заниматься, нужны силы и средства.

Марьяна Торочешникова: А каким образом формируется дорожная политика, кто решает, какой знак и где будет стоять, как наносится разметка и так далее?

Сергей Радько: Это решают местные власти. Они принимают решения о том, где конкретно ставятся знаки и как рисуется разметка. С приходом нового мэра у нас появилась новая мода, когда стали делать автобусные полосы, и под них стали рисовать разметку, которая тоже вызывает много вопросов. Контролирует это ГИБДД, в ней есть подразделение, которое называется Служба дорожной организации и инспекции движения.

Марьяна Торочешникова: А граждане могут влиять на это? Власти кого-нибудь слушают, когда принимают такие решения?

Сергей Радько: Такое впечатление, что никого не слушают. Если бы они провели эксперимент с теми же автобусными полосами, сделав хотя бы на двух-трех дорогах этих полосы, и через год-полтора сделать выводы, как это работает, может быть, тогда это было бы правильно. Но когда почти весь город зарисовали, и в этих местах ездить стало порой невозможно, это уже не совсем правильно. Всем, кто этим недовольны, я предлагаю писать в местные подразделения Госавтоинспекции заявления или жалобы, что на данном участке, например, отсутствует разметка или она стерта, что нет знака либо требуется светофор. Зачастую бывает так, что светофоры плохо работают, разметка плохо видна, и из-за этого происходит аварии с жертвами.

Марьяна Торочешникова: Бывают и противоречивые указания разметки, знаков...

Сергей Радько: Зачастую да. Но в последнее время с этим вроде бы борются и стараются сделать так, чтобы не было противоречий знаков и разметки.

Марьяна Торочешникова: Я думаю, что сейчас с этими проблемами сталкиваются очень многие люди в крупных городах. Никита, из тех предложений, которые поступают на сайт «Пробок.нет», какие встречаются чаще всего?

Никита Полянский: Предложения разные, у нас они разбиты на шесть категорий. Это и изменение режима светофоров, и разметка, люди требуют эстакаду в каком-то месте. Чем проще предложение, тем быстрее оно будет реализовано. В частности, изменение режима работы светофоров, допустим, установка дополнительной секции – это решается достаточно быстро. Нужно собрать как можно больше откликов, мы приносим предложения в Центр организации дорожного движения, они смотрят и реализуют, если мы с этим согласны. Бывает, что против каких-то выступают. Сложно, когда решение какое-то нестандартное. Например, поставить дополнительную стрелку к светофору, которая будет под углом. Этого нет в ГОСТе, это не встречается практически в Москве, поэтому пытаются более стандартное решение придумать.

Марьяна Торочешникова: А ГОСТы когда менялись последний раз и где люди могут с ними познакомиться?

Сергей Радько: Госты можно найти либо в интернете, по названию, но лучше поисках в специальных правовых базах, там они более актуальны. ГОСТов очень много, но те ГОСТы, которые я изучал, датированы еще 90-ми годами. Свежих ГОСТов я не встречал.

Марьяна Торочешникова: А если знак стоит в стороне, и его не видно, человек может потребовать, например, чтобы дорожные службы перенесли знак в нужное место, или спорить по поводу штрафа, назначенного ему за то, что он не увидел знак?

Сергей Радько: Спорить сложно, потому что если человека привлекают за нарушение требований знака, необходимо доказать умысел на нарушение. Если сотрудник ГАИ остановили и вменяет нарушение знака, который не видно, то необходимо сфотографировать положение этого знака именно с того места, где вы поворачиваете. Суд это может принять во внимание.

Марьяна Торочешникова: Никита, вам рассказывают о подобных вещах?

Никита Полянский: Да, противоречия есть. Кстати, для того чтобы подать предложение, не обязательно знать ГОСТы, достаточно знать правила дорожного движения и понимать логику дороги, где какая-то проблема есть.

Марьяна Торочешникова: А чиновники, которые принимают ваши предложения, охотно это делают или считают вас теми, кто мешает им спокойно жить и работать?

Никита Полянский: Первоначально относились плохо, но если мы доказали временем, что мы носим адекватные предложения, и мы заслужили доверие, в частности, московских властей. И для реализации наших программ власти даже выделяют деньги.

Марьяна Торочешникова: А сколько времени на это уходит?

Никита Полянский: Есть простые вещи, а некоторые делаются годами. Мы начали действовать примерно с 2008 года активно, и уже тогда были какие-то предложения, которые не реализованы до сих пор. Скажем, они связаны с открытием перекрытой дороги.

Марьяна Торочешникова: А если говорить об организации дорожного движения, кто решает, что и кому удобно? И вот если где-то появляется знак, человек может не знать о его появлении.

Сергей Радько: Это уже наша государственная политика. Во всех странах перед тем, как поставить знак или после его установки появляется патруль, который стоит до знака и всех предупреждает и разъясняет, что здесь больше ехать нельзя, нужно ехать прямо и так далее. У нас все иначе. Если у нас появляется знак «кирпич», тут же через 100-200 метров в переулке стоит патруль, который радостно встречает тех, кто, не глядя, сворачивает привычно под знак. Как правило, знаки видны, но человек нарушает, думая, что проезд есть, не обращая внимания, едет на автомате.

Марьяна Торочешникова: Часто пробки в городе появляется в результате неправильной парковки. Над предложениями о парковочных местах вы работаете?

Никита Полянский: Это одно из главных наших направлений на сегодняшний день.

Марьяна Торочешникова: Есть еще такая проблема, как перекрытие движения – во время массовых акций или проезда кортежей. Кто принимает решение, перекрывать движение или нет?

Сергей Радько: Есть закон о полиции, который предоставляет полиции право перекрывать движение в некоторых случаях. А вот кто отдает полиции команды – можно только догадываться. Есть Федеральная служба охраны, которая тоже имеет право перекрывать дороги для проезда охраняемых лиц, и так далее. Думаю, что есть планы мероприятий по перекрытию тех или иных дорог при движении тех или иных лиц по определенным маршрутам.

Марьяна Торочешникова: А если это неудобно автомобилистам?

Сергей Радько: А их никто не спрашивает.

Марьяна Торочешникова: А вот, например, в дни репетиций парадов Москва стоит. Были ли какие-то предложения, например, по изменению маршрутов?

Никита Полянский: Ну, тут ничего не сделаешь. Есть у нас такое явление – Парад победы, и можно потерпеть, в столице живем. И в день репетиций парада даже нет информирования, автомобилисты не знают об этом.

Марьяна Торочешникова: И тогда автомобилисты могли бы добраться, куда им нужно, на метро.
Николай Николаевич из Москвы дозвонился до нас. Пожалуйста.

Слушатель: В Москве, на мой взгляд, полосы для общественного транспорта вообще бестолково сделаны, заезды очень крутые, выехать в любом месте нельзя. В большинстве случаев эти полосы просто увеличивают пробки.

Марьяна Торочешникова: Никита, а вы говорили с московским властями, с дорожными службами о разметке полос для общественного транспорта?

Никита Полянский: Да, и разговор был интересный. Решение о выделении этих полос было резкое и обсуждения не подлежало. Все дороги в Москве практически, на которых три и более полосы, на них сделали полосу для общественного транспорта, сделали это без анализа маршрутов общественного транспорта. Чтобы оправдать, потом даже вводили какие-то новые маршруты. В результате треть дорог у автомобилистов отрезают – пробки увеличились. Более того, сейчас намечена реконструкция многих дорог только для того, чтобы оправдать выделение этой полосы.

Марьяна Торочешникова: Татьяна Александровна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Вы говорите, что у нас власть с нами что-то согласует, но ничего с нами не согласуют! Я живу у метро «Тульская», и мы, жители, в свое время даже ходили в суд, чтобы у нас не строили торговый комплекс «Ереван». Но на нас никто не обратил внимания, в судах нас никто не понимает.

Марьяна Торочешникова: Вернусь к вопросу о парковке. Есть реальные какие-то способы эту проблему решить?

Никита Полянский: Это вопрос большой, и я вернусь к вопросу слушательницы. Для жителей, которые живут около реконструируемой магистрали, выход на митинги и поход в суд стали очень актуальны, потому что магистрали расширяют сильно, и дороги начинают проходить прямо под окнами у людей. И пока строят дороги, дома разрушаются. То есть проблемы очень серьезные, и мы сталкиваемся с противодействием жителей. Пока есть главная проблема – бороться с пробками, задвинули все остальные проблемы, но это может привести к сильному противодействию. Жители создают инициативные группы и пытаются достучаться до власти.

Марьяна Торочешникова: В ближайшее время изменится законодательство, насколько я понимаю, и скоро люди, которые припарковались не там, будут подвергаться серьезным санкциям.

Сергей Радько: Совершенно верно, с 1 июля будут действовать штрафы для Москвы и Санкт-Петербурга – 3 тысячи рублей за неправильную парковку и за выезд на полосу для общественного транспорта, для других городов – 1,5 тысячи рублей будет штраф.

Марьяна Торочешникова: А могли законодатели принимать такой закон притом, что не сделали ничего, чтобы предоставить людям возможность парковаться где-то правильно?

Сергей Радько: У Госдумы есть право принимать законы, и при первоначальном обсуждении этого проекта не стоял вопрос о том, чтобы для Москвы и Питера ввести отдельные штрафы, однако потом эта норма появилась, когда закон вышел на второе чтение. Но глобальная проблема в том, что у нас количество машин за последние 10 лет выросло в разы. Другие страны столкнулись с этим лет 50 назад, и они тогда уже стали строить развязки, парковки и так далее, а мы столкнулись с этим сейчас, когда города физически не могут уже принять большее количество машин.

Марьяна Торочешникова: А насколько популярна идея сделать въезд в центр города платным?

Никита Полянский: Среди граждан она, конечно, непопулярна, все хотят ездить, и более того, все хотят парковаться там, где удобно. Мы должны понимать, что дефицит есть, невозможно в центре города найти парковки, поэтому от запретов и повышения штрафов никуда не уйти. Пока мы все не начнем соблюдать правила дорожного движения и парковки, проблемы никуда не уйдут. Повышение штрафов в данной ситуации оправдано, я считаю.

Марьяна Торочешникова: Но чиновники предлагают только брать штрафы, но не делают перехватывающих парковок и дополнительных стоянок.

Никита Полянский: Чем глобальнее предложение, тем сложнее его реализовать. У нас приоритет отдан борьбе с пробками и общественному транспорту, может быть, как одному из средств, поэтому сейчас очень рубят сильно газоны и деревья возле станций метро, чтобы обеспечить стоянки. Все эти решения срочные и во многом не продуманные.

Марьяна Торочешникова: А что может сделать человек, который видит глупость принятого чиновником решения и знает, как можно это решить правильнее?

Сергей Радько: Один человек вряд ли может что-то сделать, но если людей будет много, и они обратятся в ГИБДД, в местную префектуру, к мэру города, тогда, может быть, власти услышат и поймут, что здесь нужно строить парковку, а здесь ее делать не нужно.

Марьяна Торочешникова: Хотя это тоже спорный вопрос. Достаточно вспомнить историю с Химкинским лесом. Непонятно, какой логикой руководствуются иногда чиновники, делая на скоростных магистралях крюки, когда нужно куда-то заезжать, что тоже формирует пробки. Пробки часто формируются на развязках, когда надо куда-то съехать или заехать, допустим, на МКАДе.

Сергей Радько: Съезды – проблема и третьего транспортного кольца, потому что мы знаем, что съехать с него на Варшавское шоссе, допустим, невозможно. 3-4 ряда съезжающих машин упираются в 5-6 рядов этого проспекта. Во всех странах есть полоса разгона, то есть человек свернул с дороги, на полосе разгона разогнался и встроился. У нас этого нет.

Марьяна Торочешникова: Галина Георгиевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Существует знак «Жилая зона», почему им не пользуются? Наши дворы превращаются в сквозные проезды. Мы не можем добиться установки такого знака!

Марьяна Торочешникова: В этой конкретной ситуации что могут предпринимать жители этого района?

Сергей Радько: Обращаться к властям этого района и города. Пока власти такого решения не примут, знака не будет. Обращаться в письменном виде в местных отдел Госавтоинспекции, в управу району, в префектуру, в мэрию Москвы, в правительство, чтобы они эту проблему знали.

Марьяна Торочешникова: Никита, а проект «Пробок.нет» может помочь гражданам решить проблему?

Никита Полянский: Безусловно. Здесь очень эффективно писать в префектуру и местное отделение ГАИ.

Сергей Радько: И чем больше писем, тем больше будет эффекта.

Никита Полянский: Да. Мы обращаемся больше по вопросам, связанным с пропускной способностью, по вопросам пробок, а когда речь идет о безопасности здесь очень быстро реагируют. Более того, мы должны сказать, что, поставив знак «Жилая зона», мы не сможем ничего защитить, люди все равно там будут ездить. Если проблема продолжает существовать, нужно добиться, чтобы там ставили специальные столбики, ограничивающие проезд.

Марьяна Торочешникова: А такие столбики граждане могут ставить самостоятельно?

Сергей Радько: Нет, потому что это уже упирается в Земельное законодательство. Если в доме есть ТСЖ, то прилегающая территория является совместной долевой собственностью жильцов этого дома, но конкретных границ этой собственности никто не знает. Для того чтобы это сделать, нужно обращаться в префектуру, чтобы по согласованию с департаментом земельных ресурсов решался этот вопрос в участком, чтобы сделать там какие-то ограничения.

Марьяна Торочешникова: Трибор из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: У меня стаж вождения – 40 лет. В советское время, когда устанавливался знак, в течение двух недель не могли за его нарушение штрафовать. Я думаю, что этот закон не отменяли, просто про него забыли.

Сергей Радько: Честно говоря, советского закона такого я не помню, но ныне действующий в Российской Федерации закон о безопасности дорожного движения и ПДД такой нормы не содержат. Если знак стоит сегодня, любое нарушение будет наказываться.

Марьяна Торочешникова: Никита, насколько перспективно то, что вы делаете?

Никита Полянский: Я должен сказать, что мгновенно чиновники на наши предложения не будут реагировать никогда, но если мы научимся собираться в группы и делать предложения, отвечающие всем требованиям законодательства, то уже сейчас мы можем ожидать ответа. У нас достаточно много успехов, более того, видимые успехи начались в прошлом году, то есть нам пришлось два года практически впустую бодаться, а в прошлом году с нами вынуждены были сотрудничать все профильные департаменты правительства Москвы. И с мэром Москвы мы встречаемся и находим понимание. Мы доказали, что приходим не для того, чтобы поругать, а мы приносим конкретные предложения. Любой человек может написать на наш сайт, предложение будет рассмотрено и, если оно интересно, подано московским властям.

Марьяна Торочешникова: Сергей, а «Свобода выбора» работает по этому направлению?

Сергей Радько: Глава нашей организации Вячеслав Лысаков теперь является депутатом Госдумы, и мы внесли несколько законопроектов, в том числе, облегчающих участь автомобилистов. Это касается и тех же наказаний за выезд на встречную полосу, и законопроекты по поводу шрафов. В принципе, работа идет уже на уровне Госдумы.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG