Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о пересмотре приговора по второму делу ЮКОСа


Группа британских политических и общественных деятелей призвала Путина освободить узников совести, среди которых фигурирует имя Михаила Ходорковского

Группа британских политических и общественных деятелей призвала Путина освободить узников совести, среди которых фигурирует имя Михаила Ходорковского

Во вторник, 31 июля, адвокаты осужденных экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО "Менатеп" Платона Лебедева получили постановление председателя Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева от 24 июля 2012 года, согласно которому Президиум Мосгорсуда должен рассмотреть надзорные жалобы защиты предпринимателей по так называемому второму "делу ЮКОСа". В последнюю неделю июля стало известно, что Международный арбитраж обязал правительство России компенсировать группе испанских инвесторов потери от принудительной передачи активов компании ЮКОС государству.

Владимир Кара-Мурза: Решение председателя Верховного суда России Вячеслава Лебедева об отмене постановления судьи Воронова, отказавшегося в удовлетворении жалоб экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, создают почву для их возможного освобождения. Лебедев согласился с доводами адвокатов подсудимых по многим пунктам, а также не исключил, что бизнесмены могли быть дважды осуждены за одно и то же преступление. При этом он счел, что заслуживают внимания доводы защиты о неправильном применении материального закона. Отметим, что это постановление Лебедева от 24 июня так и не опубликовано на официальном сайте Верховного суда, однако пресс-центр Ходорковского оперативно выложил документ на своем портале. Тем временем Замоскворецкий суд Москвы заочно приговорил к 8 годам лишения свободы бывшего совладельца ЮКОСа Владимира Дубова за хищение 76 миллиардов недоминированных рублей из бюджета. Адвокаты Дубова считают уголовное дело политически мотивированным.
О том, возможен ли пересмотр приговора по второму делу ЮКОСа, мы сегодня беседуем с адвокатом Вадимом Клювгантом, Верой Челищевой, спецкором "Новой газеты", автором книги "Дневник заключенного номер один. Несломленный Ходорковский" и Алексеем Кондауровым, бывшим главой аналитического отдела компании ЮКОС, бывшим депутатом Государственной думы. Что означает "неправильное применение материального закона", разъясните нашим радиослушателям?

Вадим Клювгант: Я, к сожалению, не могу совсем разделить те оптимистичные формулировки, которые гуляют по информационному пространству вторые сутки, и которые вы привели в своем анонсе по поводу создания почвы и согласия со многими доводами. На самом деле, если питаться не полетом фантазии, а фактами и стоять на почве двумя ногами, то ничего этого в постановлении председателя Верховного суда, к большому сожалению, нет. Там есть перечисления доводов защиты, не полное, но некоторые сущностные вещи там указаны правильно. Действительно там есть, что он не исключает, что возможно имеются противоречия, так очень аккуратно и осторожно сказано, имеются противоречия в приговорах Мещанского суда 2005 года и Хамовнического 2010 в той части, где описываются одни и те же действия одних и тех же лиц, одних и тех же компаний и дается им разная юридическая оценка. Это самые очевидные вещи, которые мы много лет твердим, и весь мир, кто следит за делом, что нельзя дважды за одно, а это очевидно имеет место, там в виде предположения, подлежащего проверке.
И еще одна очевидная вещь, что все доводы, приводимые защитой в жалобах, должны быть оценены судом. Знаете, такое открытие сделал председатель Верховного суда, вынужден был сделать, понимая в силу того масштаба беззакония и бессмысленности предыдущих всех судебных решений по этому делу. Среди этих доводов, подлежащих проверке и оценке судами, упомянут довод о неправильном применении материального закона. Это означает не только недопустимость осуждения дважды за одно деяние, но и самое главное, что этот закон вообще не подлежал применению, я имею в виду уголовный закон об ответственности за хищения, потому что отсутствуют основания уголовной ответственности, отсутствуют все признаки преступления, хищения. Это мы подробно в жалобах обосновывали. Вот это кроется за осторожными фразами, которые вы цитируете, о которых спрашиваете.
Но хочу на еще одну вещь обратить внимание сразу, с самого начала, чтобы все акценты расставить. Все говорят, что да, отменено постановление об отказе в удовлетворении нашей жалобы, но почему-то никто не говорит о втором решении, которое принял тот же самый председатель Верховного суда в этом же своем постановлении, что он дальше сделал или предписал. Он ведь не предписал Верховному суду принять дело к своему производству, принять жалобу непосредственно к своему рассмотрению, как это требует закон и очевидный здравый смысл. Он послал это все обратно в Мосгорсуд, в его президиум. При том, что мы специальный раздел жалобы посвятили обоснованию того, почему в данном случае это не только незаконно, но и бессмысленно и даже вредно. И мы упомянули о том, что Мосгорсуд по этому делу давно и прочно занял позицию бастиона неприступного беззакония, круговой поруки. А председатель Мосгорсуда госпожа Егорова, так та не стеснялась публично заявить, что для нее это дело закрыто, то есть настолько ей все ясно, что дело закрыто. И заявление публичное было сделано тогда ровно, когда наша жалоба находилась на рассмотрении Верховного суда. Я полагаю, что вот такая робкая попытка председателя Верховного суда напомнить о здравом смысле и законе, она в значительной степени, если не полностью, перечеркнута его вторым решением, о котором я только что сказал. Все это весьма печально и все это наводит на мысль о том, что может быть не так все замечательно и здорово, как поспешили сказать некоторые уважаемые журналисты, во всяком случае, я лично не вижу повода никакого ни для особенной радости, ни для далеко идущих выводов, ни тем более для иллюзий о каком-то освобождения в ближайшее время. Посмотрим, что будет дальше, очень буду рад ошибиться, но пока ничего другого сказать не могу.

Владимир Кара-Мурза: Вызывал ли у вас сомнения с самого начала приговор Хамовнического суда по второму делу ЮКОСа?

Вера Челищева: Сам приговор, безусловно. Потому что я все дни, что он читался, как и многие мои коллеги, находилась в зале и многие из нас тупо сверяли текст обвинительного заключения по второму делу с тем, что читает прокурор Лахтин. Суд без комментариев. Тут многие вещи, и как потом отмечала защита осужденных в многочисленных жалобах в Мосгорсуд, многие вещи просто с ошибками повторялись, я не говорю о многом другом. Поэтому я лично для себя приговор называю приговором за подписью Данилкина, не приговор судьи Данилкина, а за подписью. Потому что я уверена, что не он писал приговор. Вот такое у меня отношение лично к этому приговору.
Что касается постановления недавнего Вячеслава Лебедева, то у меня собственно, как у Вадима Клювганта, противоречивое отношение. Потому что он с одной стороны мягко и аккуратно намекает Мосгорсуду на то, что: а вам не кажется, что первое дело противоречит второму, когда всему миру, нормальным людям понятно, что действительно противоречит. И конечно, убило его решение о передаче дела в Мосгорсуд. Нам понятно и, кажется, и Вячеславу Лебедеву, что Мосгорсуд как банил, как банит, так и будет банить все жалобы, связанные с Ходорковским и Лебедевым, вообще ЮКОСом. Вот это непонятно. Но меня как журналиста, не как юриста, вообще-то поразило постановление, как оно написано, я его перечитывала несколько раз, потому что Лебедев по сути первое должностное высокопоставленное лицо, который не забалтывает тему, не забалтывает доводы защиты, а он их называет. Это очень необычно в сегодняшних реалиях. Он их не отрицает, он не интерпретирует по-своему статьи, как это делают его нижестоящие коллеги, чтобы только отклонить. Вот это меня больше всего удивило и порадовало. А что будет – я не знаю. В Мосгорсуде ничего не будет, от этого ведомстве ждать нечего. Посмотрим, что будет дальше.

Владимир Кара-Мурза: Ощущался ли заказной характер приговора Хамовнического суда?

Алексей Кондауров: Он не просто ощущался, он и является заказным, кто бы в этом сомневался, кроме господина Лебедева и кроме власти. Конечно, абсолютно заказной характер, и первый приговор носил заказной характер, второй уж и подавно. И что касается второго приговора, то оценки ему высказаны и профессиональным сообществом, я имею в виду доклад Совета по развитию гражданского общества, и журналистским сообществом, и оппозицией. Поэтому долго останавливаться на этом уже не имеет смысла, поскольку все это обсуждалось множество раз и в мельчайших подробностях. Да и сам Лебедев фактически, возбуждая надзорное производство, конечно, его позиция понятна, и он для меня абсолютно ясен как человек, как председатель Верховного суда. Но, тем не менее, то, о чем сказал Вера Челищева, в этом постановлении достаточно четко изложена вся абсурдность второго приговора.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG