Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

КАМАЗ и МАЗ не сошлись в цене?


Автомобиль заводской команды КАМАЗ на ралли "Дакар"

Автомобиль заводской команды КАМАЗ на ралли "Дакар"

Россия и Белоруссии близки к достижению соглашения о создании совместного предприятия по производству грузовиков на базе российского КАМАЗа и белорусского МАЗа. Однако эксперты по-прежнему сомневаются в целесообразности такой сделки, усматривая в ней политический подтекст.

Переговоры между Москвой и Минском о создании альянса двух крупнейших национальных производителей грузовиков – компаний КАМАЗ и МАЗ – вступили в завершающую стадию, сообщил министр промышленности и торговли России Денис Мантуров. Новость о том, что после более полутора лет переговоров стороны близки к достижению соглашения, подтвердил и вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко.

Согласно первоначально заявленным планам, сделка между КАМАЗом и МАЗом должна быть проведена в форме обмена акциями – по ее завершению российский автозавод станет собственником Минского автомобильного завода, а его нынешний владелец – правительство Белоруссии – получит в общем бизнесе определенный пакет акций. Насколько целесообразно создание такого совместного предприятия? Говорит старший аналитик инвестиционной финансовой компании "Метрополь" Андрей Рожков:

– Сделка между КАМАЗом и МАЗом не совсем рыночная, в большей степени она – политическая, ориентированная на какой-то долгосрочный стратегический аспект развития российской и белорусской промышленности. Дело в том, что КАМАЗ и МАЗ фактически производят конкурирующую между собой технику. Из-за этого объединение заводов не приведет к какому-то существенному синергетическому эффекту, оправдывающему создание совместного предприятия. Поэтому оценка и перспективы компаний оправдываются, скорее, некими политическими причинами, нежели какой-то реальной экономической выгодой, – полагает Андрей Рожков.

Тем не менее, в течение всего 2011 года стороны пытались договориться о параметрах сделки. Для этого им нужно было провести оценку активов и, прежде всего, установить стоимость белорусского МАЗа. Казалось бы, такие заключения были сделаны, но Москву и Минск они не устроили.

Российская сторона намерена еще раз проверить объективность уже произведенных оценок стоимости активов белорусского МАЗа и российского КАМАЗа в рамках переговоров по созданию альянса между этими двумя предприятиями", – сообщил агентству "Интерфакс" источник в белорусских органах госуправления.

Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров, прибывший в Минск для обсуждения вопросов кооперации белорусской и российской промышленности, заявил журналистам, что в переговорах по созданию холдинга "Росбелавто" "наступил момент истины". По его словам, стороны должны подтвердить и сверить ранее сделанные оценки стоимости активов двух предприятий.

В 2011 году аудиторская компания Ernst&Young оценила активы МАЗа в 800 миллионов долларов, однако белорусская сторона посчитала данную оценку заниженной. После проведения переоценки стоимость активов МАЗа выросла до 1,1 миллиарда долларов. Рыночная стоимость активов КАМАЗа, по данным белорусских властей, составляет 1,6 миллиарда долларов.

"В Минске считают справедливым второй вариант оценки стоимости активов МАЗа. Первая оценка была произведена без учета возросшего после девальвации белорусского рубля объема оборотного капитала, стоимости недвижимого имущества, а также без учета реального прироста производительности труда, объемов производства и экспорта предприятия", – заявляют в министерстве промышленности Беларуси.

Белорусский экономист Леонид Злотников отмечает, что официальному Минску некуда деваться – отдавать МАЗ не хочется, но иной альтернативы фактически не существует:

– Слияние двух крупных корпораций – это не только экономическая оценка, но и оценка бренда. КАМАЗ выигрывал множество международных ралли, более активно сотрудничает с западными компаниями, у него своя развёрнутая дилерская сеть. То есть паритет здесь получиться никак не может.

С другой стороны – Лукашенко не хочет терять контроль над управлением МАЗа. Поэтому у него очень трудный выбор. Если этого слияния не произойдёт, то МАЗ может лишиться российского рынка сбыта, и тогда МАЗу придёт конец, попросту говоря. Тяжёлый выбор, поэтому можно ожидать, что и на этот раз может ничего не получиться, – полагает Леонид Злотников.

Белорусские власти не раз заявляли, что, исходя из уже имеющихся оценок активов, холдинг "Росбелавто" должен быть создан на паритетных условиях. В июле Александр Лукашенко заявил, что если российскую сторону не устраивает позиция Минска о паритете в уставном фонде и управлении холдингом, то Белоруссия готова отказаться от этого проекта.

Иначе говоря, несмотря на оптимистичные заявления российских и белорусских представителей, споры вокруг оценки МАЗа далеко не закончены. Почему экспертам сегодня так трудно провести такой аудит? Говорит старший аналитик инвестиционной финансовой компании "Метрополь" Андрей Рожков:

– С точки зрения независимого подхода в силу ряда обстоятельств сейчас достаточно сложно оценить сделку между КАМАЗом и МАЗом. По МАЗу нет опубликованных результатов операционной деятельности, а также финансовых результатов по международным стандартам, которые могли бы являться достаточно объективной оценкой работы компании – в то время, как по КАМАЗу такие данные есть. Поэтому сделать достаточно четкую и надежную оценку стоимости Минского предприятия не представляется возможным. В этой связи, на мой взгляд, очень поспешно называть какие-то определенные цифры, сколько стоит МАЗ и сколько его акций можно обменять на акции КАМАЗа, – считает Андрей Рожков.

Сейчас крупнейшими совладельцами российского КАМАЗа являются государственная корпорация "Ростехнологии" и инвестиционная компания "Тройка Диалог" – чуть менее 50 и около 27 процентов акций соответственно. Еще 11 процентов принадлежат немецкому концерну Daimler, 4 процента – Европейскому банку реконструкции и развития, а оставшиеся бумаги находятся в свободном обращении. Какой, по мнению Андрея Рожкова может быть позиция других акционеров КАМАЗа по сделке с МАЗом?

– Очень сложно говорить за других акционеров, я могу сказать лишь за миноритарных акционеров и портфельных инвесторов инвестиционных фондов, которые эту сделку могут и не поддержать. Кроме того, они могут потребовать и какую-то компенсацию за то, что их интересы в КАМАЗе могут быть ущемлены. Поэтому может оказаться так, что не все акционеры КАМАЗа поддержат эту сделку и среди них будет определенное количество недовольных.
XS
SM
MD
LG