Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Тамара Ляленкова: На этой неделе прозвучал последний звонок, и для всех школьников, кроме выпускников средней и старшей ступени, наступила долгожданная пора летнего безделья, самая длинная, между прочим, в Европе.
Как прошел учебный год, и какие перспективы открываются в будущем, мы обсудим, несмотря на близость экзаменов, и с теми, и с другими - я побывала в гостях в московской гимназии № 1540. Гимназия эта, как почти каждая гимназия, имеет свои собственные особенности, 1540, что называется, с этнической, еврейской составляющей, хотя учатся в ней дети самых разных национальностей, к тому же учебное заведение имеет технологический уклон.
О любимых и не любимых предметах, о дружбе, школьной демократии и профориентации, мы сегодня и поговорим с ребятами - учениками 8-го и 11-го классов.

- Здравствуйте! Меня зовут Соня, я в 11-м классе, но я еще не решила, чем я хочу быть. Методом не то, чтобы проб и ошибок, но методом тыка я все-таки выбрала область. Просто посмотрев: филология меня, например, не интересует, да и филологи не очень нужны нашей стране. Лингвисты еще имеют какое-то прикладное значение, довольно сильное, и в них еще, наверное, будут вкладывать деньги, возможно, даже немалые, но филология - тоже не то. А экономисты - туда идет очень много народу, и это не интересно лично мне. Обычно человек думает: мне нужно высшее образование, - и если ему ничего не интересно, он идет в экономисты.
Я знаю, кем я не хочу быть. Я думаю, что это будет что-то техническое. Сдам ЕГЭ и посмотрю по баллам, где прохожу, и выберу что-то предпочтительное. Моя мама считает, что в вузе учат учиться, и она говорит, что всегда можно перевестись куда-то или уйти и поступить куда-то заново, либо понять, что тебе нравится, и быть просто счастливым. Я бы доверилась родителям, но моя семья почему-то считает, что я знаю, чего я хочу, и это лично мой выбор.

- Меня зовут Никита, я собираюсь стать программистом, я решил это довольно давно, примерно в 5-6 классе. Я начал заниматься программированием, мне это нравится, получается, при этом эта профессия приносит большой доход и помогает людям. Недавно я ездил в Израиль на Роботрафик, и там была машина, которую нужно было программировать, чтобы она правильно ездила без человеческого физического управления, и я занял первое место.

Тамара Ляленкова: Это были выпускники этого года. А теперь мы вернемся назад, в 8 класс. Соня, Николь, Давид и Степан согласились поговорить со мной, если их отпросят с физкультуры. В гимназию они пришли из самых разных школ. Я попросила их вспомнить тот прежний, первый опыт.

- Прежняя общеобразовательная школа рядом с домом считалась лучшей по району, но я ее просто ненавижу. Когда меня укусила оса, и я упала в обморок, учительница сказала, что я не пойду домой, а доучусь до конца. А потом я лежала дома с температурой неделю. И таких случаев было много. А эту школу выбирала я, хотя она и найдена через знакомых.

- Меня зовут Николь, я в этой школе тоже учусь с 5-го класса. Я из Израиля. Школа не только со вторым иностранным языком, она еще технологическая, так что мы достаточно много учим, собираем лего. Сначала было сложно. Это была первая школа, где у меня технологии были в таком виде.

Тамара Ляленкова: Рассказывали Марина и Николь, ученицы 8 класса гимназии 1540. Директор этой гимназии - Марина Моисеева. Я попросила ее рассказать, что такое ОРТ - международная система, в рамках которой строится обучение в школе.

Марина Моисеева: Про ОРТ можно рассказывать много, потому что история насчитывает уже больше 130 лет. В 1880 году появились первые два учебных заведения в Москве и Санкт-Петербурге. Они по задумке походи на реальные училища, где учащиеся могли получать приличное академическое образование плюс еще какие-то профессиональные навыки. Делалось это изначально для детей из еврейских семей, которые не могли получить никакого другого доступа к образованию, но при этом имели хороший академический потенциал и хотели учиться.
Перед войной, в 30-е годы, ОРТ перенес штаб-квартиру в Лондон, где она до сих пор находится. ОРТ имеет представительства более чем в 120 стран мира - это офис, как правило, сеть школ, колледжей, а в Аргентине даже есть ОРТский университет, то есть там представлена вся академическая вертикаль. В России есть две школы в Петербурге, в Самаре, в Казани. В этих школах делается ставка на высокий уровень информации, инновации, связанные с информационно-образовательной средой, ресурсами, дистанционное обучение, электронные дневники - в наших школах есть во всех.
ОРТ отслеживает тенденции на рынке труда и старается чутко и быстро реагировать на то, что происходит.. Когда наша школа появилась, в 1994 году, тогда явно ощущалась нехватка современных курсов для средней школы по технологии, и изначально в этом предмет было разделение труда - девочки работают на уроках ручного труда - шитье, кулинария, а мальчики работают в столярных, слесарных кабинетах. ОРТ же строил все свои программы без разделения по гендерному принципу, и выбирались в 90-х годах интересные темы, связанные с новыми технологиями. У нас в 90-е годы преподавался курс цифровой электроники, запускались первые курсы по робототехнике. При этом вокруг выстраивалась такая система, что дети, не зная программирования, не могли двигаться дальше, то есть это еще дало импульс для серьезного развития информатики как предмета в нашей школе. И за 18 лет в школе сложилась система преподавания технологии в условиях насыщенной информационно-образовательной среды с фокусом на новые технологии, связанные с электроникой, робототехникой, информатикой и так далее.

Тамара Ляленкова: Действительно, навыки практической и информационной деятельности могут пригодиться как гуманитариям, так и технарям, Тем более, что к 5 классу определиться с направлением бывает достаточно трудно.

- У меня полностью гуманитарный уклон. Родители нашли эту школу, а я ее уже выбрал. Я сюда приходил, и мне тут очень понравилось. Я пришел из школы в Королеве, обычной гимназии. Была цель - найти школу в Москве, желательно такую, как эта, еврейская школа. Здесь другая атмосфера, отношение учителей к ученикам, отношения среди учеников. Твоя цель - сдать зачет, и как ты его сдашь - ты это сам контролируешь, и мне это очень понравилось.

Тамара Ляленкова: Здесь надо пояснить, что дети в гимназии № 1540 учатся в группах, разбитых по нескольким уровням. По такой же системе учатся в одном из лучших математических лицеев России в Троицке, похожую схему успешно реализует директор Уваровского лицея в Тамбовской области.

- Нам повезло, в нашей школе отсутствует дистанция между учителями и учениками. У нас есть возможность выбирать, учиться тебе или нет, но у нас еще есть другая возможность - мы можем договориться с учителями о чем-то. Если нам не нравится, в какой форме у нас идут уроки, и таких людей много, мы можем это изменить.
У нас меняются группы, и ты общается со многими детьми. В некоторых школах 8-ой класс к 11-му просто подойти не может, а в нашей школе с этим намного проще. У нас общаются абсолютно все дети друг с другом.
- В классе очень много островков людей, которые общаются между собой ближе, но все эти островки связаны между собой. Я общаюсь, например, в основном с людьми из "Б" класса, хотя учусь в "А". То есть, разделения у нас нет.

- Если твои друзья в другой группе, это хорошо, потому что ты не будешь отвлекаться от учебы на уроках. На перемене ты с друзьями общаешься, а на уроках ты учишься.

Тамара Ляленкова: Слова ребят развенчивают еще один российский стереотип: что школьникам трудно быть мобильными внутри образовательного пространства. Правда, психологи давно рекомендуют налаживать контакты в самых разных сферах - это учит социализироваться, а кроме того, помогает найти друзей и единомышленников, которых в ближайшем окружении как раз может и не оказаться.
Итак, мы продолжаем обсуждать события этого учебного года с учащимися гимназии № 1540. Мои собеседники - ученики восьмого класса Соня, Никита, Давид и Степан. Начальную школу Давид заканчивал в городе Королеве, Никита прежде училась в Израиле, Соня посещала школу рядом с домом, а Степан поступил в гимназию только в этом году.

- Мне очень понравились учителя. Я не искал школу с каким-то технологическим уклоном, просто я слышал, что в этой школе очень хорошее образование, пришел и убедился в этом. Хорошие учителя, они тебе помогают, если видят, что ты хочешь учиться. Прежняя была школа обычная, а нужно было искать гимназию, где и образование лучше, да и вообще в старой школе учителя были не очень хорошие. Там относились к ученикам очень сухо, а здесь прислушиваются к твоему мнению, разбираются в ситуации. Я не искал еврейскую школу, но у моего друга еврейские корни, он перешел в эту школу, и я пришел вслед за ним и написал здесь экзамен.
Экзамены были не очень трудные, только физику, потому что ее плохо преподавали в той школе, я сдал плохо. Теперь я учу еще иврит - это интересно, но очень сложно, непривычные звуки, буквы для меня.

Тамара Ляленкова: Степану действительно пришлось трудно, иврит - язык не из простых, учить его в гимназии начинают с пятого класса.
- Давайте поговорим о нелюбимых предметах. Обычно физкультуру не любят...

- Когда тебе задирают огромную планку, если ты прибежала на секунду медленнее, чем надо по нормативу, и это - "кол", то желания учиться не возникает.

- Скорее, дело не в предмете, а в преподавателе. Наш предыдущий учитель физкультуры в этой школе был...

- Да, Михаил Юрьевич, к нему все ходили, все получали нормальные оценки, и все могли сдать зачеты!

- Дело в отношении учителя к ученику.

- Любой школьный предмет - это отношение к преподавателю, а не к предмету. Если преподаватель преподает интересно, то предмет интересен.

Тамара Ляленкова: А какой у вас любимый предмет?

- У меня всегда был английский язык, независимо от преподавателя. Я его просто очень давно учу, и мне очень нравится этот язык. Когда мне было четыре года, ко мне приходил учитель, она дала мне базу. Потом дополнительных занятий не было, но я учился в английской школе, и там дали отличный набор выражений, фраз. И эта школа мне очень с английским помогла.

- У нас в школе английский - пять раз в неделю, у нас разные виды его: домашнее чтение, грамматика, устный предмет... Мы осваиваем язык с разных сторон, и у нас в определенный день всегда определенное занятие.

- Я тоже училась в английской школе, ходила на дополнительные занятия, причем разные, но я не могу сказать, что это мой любимый предмет. Притом что учительница здесь просто шикарная. Я не гуманитарий. Химия - мой самый любимый предмет, и это уже исходит из предмета, а не из-за учителя.

- Наш учитель математики очень хороший, она очень интересно преподает, дает много информации на уроке.

- Здесь информатика, технологии - очень интересно. Есть группы по английскому, русский и литература - одна группа. И со следующего года будет разделение на группы для тех, кто хорошо знает химию или физику. А потом будет еще подразделение на гуманитарный, экономический и еще какой-то класс. По английскому пять групп по уровням.

- Я был в самой сильной группе по алгебре, но мне не нравилось, как там преподавали. И я перешел в среднюю группу, попросился. Переводить не хотели, говорили, что я хорошо знаю алгебру, но мне просто не нравилось, я не воспринимал информацию от учителя. Возможно, это во мне что-то такое было. И поэтому я попросил перейти в другую группу, и меня перевели.

- Если ты, на самом деле, плохо знаешь какой-то предмет, почему-то он тебе неинтересен, очень полезно, что ты можешь в каждой группе учиться для своего уровня хорошо. И я тоже попросилась, и меня перевели из сильной группы по алгебре во вторую, мне там больше нравится.

Тамара Ляленкова: А какие возможности есть у вас еще в школе, чтобы выстраивать свой учебный процесс? На что вы можете реально сами повлиять?

- Ты учишься для себя, тебя не заставляют. Многие не учатся, их пытаются наставить на правильный путь, но никого не заставляют, на них не кричат.

- Есть те, кто везде в слабых группах, но таких немного.

Тамара Ляленкова: Это были ученики 8 класса гимназии №1540.
Итак, у учеников Московской технологической школы ОРТ, в отличие от подавляющего большинства российских школьников, есть выбор - перейти на ступень ниже, в более продвинутую группу или остаться на месте. Однако главным для них является не формальный уровень группы, а атмосфера урока, личность учителя. Я спросила у директора лицея Марины Моисеевой: как вы мотивируете детей повышать уровень? Или вы даете возможность ребенку быть таким, какой он есть и каким хочет быть?

Марина Моисеева: Замечательный вопрос, и мы об этом часто задумываемся. У нас нет конкуренции. Мы показываем рейтинги по академическим результатам, но дети относятся к этому не очень серьезно. Философия школы такова, что в каждом ребенке можно найти что-то уникальное, поэтому легко в школьную нашу среду вписываются дети с особыми образовательными потребностями, какими-то проблемами здоровья. У нас есть отличники, но при этом есть дети, которые учатся плохо, но они явно необыкновенно одарены в творческом плане, и мы стараемся это выявлять и этого ребенка продвигать дальше, помогать ему выстраивать ту самую пресловутую образовательную траекторию, индивидуальную. При наличии сплоченного коллектива педагогов, разделяющего одну и ту же философию, стоящего на демократической платформе, признающего, что ребенок - это друг, равный, это человек, с которым вместе можно двигаться вперед, - такое сотворчество приводит к тому, что нет тех, кто выше, тех, кто ниже, а есть те, кто просто уходит куда-то в другую сторону, но остаются на одном поле со всеми остальными ребятами. Прежде всего важна ситуация успеха. Когда даже самый слабый ребенок стоит на сцене впервые в жизни и очень хорошо поет или читает первое стихотворение в жизни, - это ситуация успеха. И ему хочется почувствовать ее вновь. Причем, повторю, такие ситуации успеха могут создаваться естественным путем или специально мудрыми педагогами, для того чтобы поддержать ребенка. А дальше ребенок уже начинает развиваться сам. И еще важно, когда школа действует в сотрудничестве с родителями, когда родители поддерживают ребенка и помогают ему.

Тамара Ляленкова: Еврейская семья - это отдельный разговор, и те ожидания и любовь, которые еврейские родители вкладывают в своих детей, отличаются очень часто от отношения к образованию и воспитанию в семьях русских. Как вы с этим справляетесь?

Марина Моисеева: Представление о еврейском воспитании и еврейской семье, которая очень сильно вкладывается в образование собственного ребенка и считает образование главным приоритетом, для сегодняшней ситуации, скорее, стереотипное представление. Современный мир так сложно устроен, что я не очень вижу, что еврейские семьи более требовательны к школе или больше, чем другие семьи, заинтересованы в том, что происходит в школе с ребенком. Здесь, скорее, не национальный компонент важен, а уровень образования родителей, их понимание того, что происходит в стране и в мире в целом, и установка на долгое, постоянное образование, которое должен ребенок получать. Если в семье сформированы традиции уважения к знаниям, если ребенок приходит к нам в школу из такой семьи, конечно, работать с ним проще. Но это, скорее, исключение из правил. Сейчас родители в большинстве своем вкалывают с утра до вечера, они устают, не могут уделять ребенку столько внимания, сколько, наверное, надо было бы.
Главное, чтобы интерес к учебе не пропал, и здесь много факторов, это зависит не только от поддержки со стороны семьи и желания школы что-то сделать в этом направлении. Важный фактор - в каком мире мы живем, что вокруг школы и вокруг детей. Очень серьезно ситуацию в худшую сторону изменила, я считаю, тенденция употреблять слова "образовательные услуги", "работники сферы обслуживания"... Образование - это не то, что может быть приравнено к сфере обслуживания, потому что дети, не совсем понимая, о чем говорят государственные чиновники, употребляя эти фразы, переносят свое отношение "купли-продаж» в сферу образования. На уровне терминологии все это не очень корректно. И очень большое влияние СМИ. Ребенок живет в большом мире информационных технологий, он живет в интернете, смотрит бесконечно телевизор.

Тамара Ляленкова: Любой классный руководитель скажет, что ничто так не сближает и детей, и взрослых, как совместные поездки, экскурсии, лагеря. Однако сегодня в России остались считанные школы, которые берут на себя дополнительные ответственность и хлопоты организовывать подобные мероприятия. Учитывая, что впереди длинные каникулы, я спросила у ребят: это важная вещь - всем вместе собраться и куда-то поехать? В чем удовольствие?

- В принципе, даже если твои друзья не поехали, самые лучшие, ты должен с кем-то общаться. Новые знакомства. На экскурсию в Киев, например, едут несколько классов сразу, и я считаю, что это хорошо, потому что общаются из разных классов ученики, они проводят много времени вместе.

Тамара Ляленкова: Это интереснее, чем с родителями?

- Зависит от того, кто организовывает экскурсию и что в нее входит. Я езжу с родителями, и в этом есть много преимуществ, например, никто из нас не любит музеи, мы больше гуляем по городу, сидим в кафе, идем туда, где нам интересно.

- С родителями ты расслаблен, с друзьями ты более свободен.

- А из школьных экскурсий я лично узнаю больше, чем с родителями.

- Если ты хорошо общается с родителями, это будет даже интереснее, чем с одноклассниками.

Тамара Ляленкова: На этой, вполне каникулярной ноте, я и заканчиваю сегодняшний «Классный час». Потому что если примерно 2 тысячи школьников в ближайшие дни будут готовиться к государственной аттестации, то у остальных без малого 13 миллионов впереди - полная свобода.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG