Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
День, проведенный в Хамовническом суде на процессе по делу Pussy Riot, должен, по-моему, засчитываться за год.

В 9:00 весь Ростовский переулок уже был перекрыт металлическими заграждениями. Вся улица со всех сторон была окружена машинами ОМОНа и полицией. Мою сумку просто вывернули наизнанку, прощупали каждый карман, открыли каждую молнию и даже просмотрели личный блокнот.

По слухам, которые циркулируют в здании суда, приговор должен быть вынесен в пятницу вечером. Рядом со мной оказалась девушка, которая была явно больше других в курсе происходящего. Она и описала бытовую сторону пребывания девушек в следственном изоляторе. В их камере, по ее словам, находится только раковина, в которой и приходится мыться и стирать вещи. Когда одна из подсудимых попросила эту девушку принести ей чистое белье, в следственном изоляторе сказали, что передача вещей возможна только раз в полгода. «Но вы же понимаете, что переодеваться нужно чаще, чем раз в пол года?», - спросила она женщину в следственном изоляторе. Все без толку. У одной из девушек жуткая мигрень. Головные боли могут не прекращаться по трое суток. Те таблетки, которые есть в аптечке СИЗО, ей не помогают, а передавать ей ничего не разрешается. Девушка хотела отправить им вещи, чтобы они чувствовали себя чуть более комфортно. Вещи согласились принять, если она отправит их почтой. Вот уже три недели, говорит она, прошло, а вещи все не доходят. Курьерская служба отвечает, что коробка в следственный изолятор доставлена, но вот вещей, увы, так никто и не получил. Во время перерывов в судебных заседаниях девушкам дают гречневую крупу и заливают ее водой, крупа не успевает промокнуть, как перерыв уже заканчивается. Один раз кто-то передал Алехиной огурец, но его тут же отобрали у нее из рук, мотивируя, что «в рацион питания это не входит».

Наконец с верхнего этажа стали спускаться подсудимые, на руках у них были наручники. Подсудимых провели в зал и только тогда стали запускать туда людей.

«Всем встать, суд идет!»
Тут же из зала вывели какую-то девушку, за то, что в руках у нее был фотоаппарат.
По залу прошел сотрудник с овчаркой.

Адвокат Волкова начала говорить о том, что обвинение девушек в том, что они нарушили внутренний распорядок храма необоснованно, например, обвинять их в том, что у них были непокрыты руки - это абсурд. Она начала объяснять судье, что анатомически рука это.. (показывает на себе). Судья в это время смотрит в сторону прокурора.

Адвокат: Уважаемый суд, если вы на меня посмотрите, то я покажу анатомически, где является плечо и рука? Вы на меня не посмотрите?

- Нет, я на вас не посмотрю, - отвечает судья.

Адвокат Волкова: Хорошо, Тогда я покажу коллегам, что конкретно имелось ввиду в памятке…Слово «срань» и «сука», произнесенные в близь икон, имеют совершенно иной смысл. А слово «сука» вообще было в четвертом куплете, который участницы не успели исполнить. И это не относится, как и слово «блядь» к бранным словам, такие слова используются как междометия. Было произведено соответствующее исследование, которое так же доказывает, что сочетание «срань господня» является фразеологизмом, отнесенным к анально - экскрементальной семантике. Проведен лексический разбор слова «срань» экспертами. В экспертизе Понкина написано, что «Срань господня» обладает «кощунственным смыслом». Это лексема общеупотребимая и устоявшаяся, существует не один век.

В зале суда смешки.

Вдруг судья объявила перерыв на 5 минут, никто не понимает из-за чего. Судья обращается к Волковой и поясняет - «чтобы вы смогли сосредоточиться и не растекаться по древу».

Через 5 минут заседание продолжилось.

Судья: Вы что, не понимаете, что должны просто привести ходатайство, а не анализ ? Нам нужен анализ оснований для допроса эксперта. Сконцентрируете свои мысли.
Адвокат : Мои мысли сконцентрированы, вы не в праве меня прерывать.

Судья : Я вынуждена вас прервать, вы нарушаете порядок. Вы не умеете заявлять ходатайство. Не надо нам читать историческую лекцию. И да, закон дает мне право вас прерывать. Уважаемый адвокат, приведите основание для допроса, а если вы не можете заявить ходатайство, то преступаем к обсуждению. Вы не можете сформулировать свои мысли.

Адвокат Фейгин: Поддерживаю ходатайство своей коллеги и хочу добавить, что эксперт имел связь с адвокатом потерпевшей. Об этом есть свидетельство, эксперт защищал диссертацию, а его руководителем был Кузнецов, адвокат обвинения. Он был лицом, имеющим прямое отношение к Понкину. Мало того они авторы совместной книги. Книга называется «Политическая оценка гомосексуализма», поэтому оснований для вызова эксперта предостаточно.
Судья впервые заинтересовалась.

Адвокат Фейгин: ведь это грубейшее процессуальное нарушение. Кстати Понкин юрист, и каким образом он мог принимать участие в психологически-лингвистической экспертизе?

Подсудимые: У юриста Понкина есть выражение «общественное сознание россиян». Хотелось бы знать, что он имеет ввиду и на какие источники он ссылается? Также хотелось знать, как удалось овладеть юристу таким уровнем текстовой экспрессии, что даже мы, панк-группа, остались позади.
В зале опять раздается смех.

Подсудимая Толоконникова: Нам не ясно юридическое основание для обозначения деятельности нашей группы как издевательского пародирования? Надо его вызвать и у него спросить. Если он недопонял что-то в процессе, то я могу ему здесь объяснить.
А вообще, Понкин дал неверное экспертное заключение, а мы теперь сидим в клетке.

Подсудимая Самуцевич: И у меня вопрос к Понкину, что такое «социальная группа», раз он так часто использует это выражение. Меня удивило, что в его экспертизе написано «проявление ненависти и вражды», но ни одного конкретного примера он не привел.

Сторона обвинения знакомится с доказательствами связи Понкина и Кузнецова в виде ксерокопий обложки их совместной книги, интернет переписки, и обложки диссертации Понкина:

- Книга была 2009 года, а в 2012 они могли сто раз разругаться. Ксерокопии ненадлежащие, я могу так же предположить, что как и медиафайл (смотрит на Волкову), они могут быть поддельные и в качестве ксерокопии их приобщать нельзя. Нам предоставлено 3 документа: три ксерокопии, а две из них обложки книг, где нет комментариев, почему вообще обложка книги должна быть приобщена. Отказать, я считаю. Ксерокопии открытого письма двух авторов с интернета… Может быть документ вообще камуфляж, поэтому приобщать к материалу дела это нельзя, повторяю…

На выходе из здания суда стоял человек с плакатом «Безумные бабы должны ответить».
Напротив стоял человек с плакатом «Против Путина? В хамсуд и на нары».
XS
SM
MD
LG