Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Справилась ли столица Великобритании с таким масштабным мероприятием как Олимпиада


Алексей Кузнецов: Завершаются Олимпийские игры 2012 года. Лондон принимал Игры в третий раз в истории. Справилась ли столица Великобритании с таким масштабным мероприятием? Справилась ли Россия с олимпийской конкуренцией? Можно ли вообще по количеству медалей судить о развитии спорта в той или иной стране?
В сегодняшней программе принимают участие спортивный обозреватель, журналист Олег Винокуров и заведующий кафедрой Киевского института физкультуры в прошлом, а в нынешнем времени доцент кафедры управления Тольяттинской академии управления Юрий Теппер.
Российские спортсмены в последние дни Олимпиады в Лондоне завоевали три золотые и четыре бронзовые медали. В неофициальном командном зачете Россия идет на 4-м месте, завоевав на данный момент 24 золотые медали, 25 серебряных и 33 бронзовых.
Предлагаю рассмотреть достижения Великобритании. Совершенно ясно, что Олимпиада удалась, что Лондон в третий раз провел Олимпиаду на очень высоком уровне. Этот уровень сказался не только на том, как прошла Олимпиада, но Лондону удалась и спортивная часть. Британские спортсмены по общему зачету идут на 3-м месте. А ведь до сих пор Великобритания никогда на этой третьей строчке не бывала. На фоне остальных такой олимпийский успех Британии имеет достаточно серьезное значение.
Юрий Николаевич, как вы оцените это событие?

Юрий Теппер: Вы точно заметили, что для английской команды – это был шедевр. Начиная с 1924 года Парижа до 2008 года, Англия по рейтингу никогда не попадала в шестерку. Она была в конце десятки. Очень интересно. Королева Великобритании Елизавета II, разговаривая в Букингемском дворце с олимпийским волонтером, сказала: "Лучше бы Игры прошли в Париже – слишком много хлопот".
А вот дальше развернулась очень интересная вещь. Англия раскрутила невероятно важные для себя экономический и политический проекты. Она просто сумела набить себе цену в мире в архитектуре, в строительстве, в дизайне, в режиссуре, в музыке, а самое главное – в маркетинге. Потому что сделать такой сложный проект, который позволил бы сложить все это в единое… Смотрите, евро трещит, а фунт в законе. Каким образом можно было сделать такой рывок? Было понятно, если в Пекине у Британии 19 медалей, а у России – 23. Не такой уж и большой разрыв был. Вот эта штука невероятно интересная. Думаю, что этим феноменом придется заниматься и дальше.

Олег Винокуров: Мы знаем, что каждый раз проведение Олимпиады на родной земле добавляет 25-30%.

Алексей Кузнецов: 51 золотая медаль у Китая была.

Олег Винокуров: Естественно. Тогда Китай опередил США в неофициальном командном медальном зачете. Сейчас Великобритания дома. Исторически очень важно – в спортивной гимнастике первая медаль за 100 лет была завоевана. В конном спорте – за 50 лет. Очень много было таких медалей. Во многих видах спорта медали завоевывались спустя многие и многие десятилетия. Благодаря поддержке родных стен и тому, что на протяжении 7 лет активнейшим образом, с помощью гигантских финансовых вливаний, с помощью организационных затрат развивался спорт бешенными темпами в Великобритании, благодаря этому она опередила Россию, что, наверное, в следующий раз случится нескоро.

Алексей Кузнецов: Уж так много копий сломано вокруг неофициального медального зачета. Мне кажется, эта тема становится чрезвычайно важной. Даже в Кремле Сергей Иванов, руководитель администрации президента России, сказал, что Россия не выполнила медальный план, на что последовала истерическая реакция Виталия Мутко, который стал кричать, что надо болеть за своих, надо переживать за своих, стоять на смерть. Другая реакция, более взвешенная, Александра Жукова, главы Олимпийского комитета России, который сказал, что, в конце концов, Олимпиада – это не война. А второе, что нет такого вида спорта, как командный зачет.
Все-таки есть смысл в командном зачете или нет? Или все-таки это придуманная журналистами такая цацка, игрушка, подхваченная политиками, и теперь от нее уже никуда не деться?

Юрий Теппер: Поскольку все время проговариваться официальный-неофициальный, это дает возможность сказать – неофициальный, но считайте, что хотите. Действительно, Пьер Кубертен сначала был категорически против всяких командных деяний. Олимпийские Игры проводятся для спортсменов. Они выступают во славу своей страны, но отнюдь не претендуя, что они являются бойцами за победу. Потом пошла политика. Наверное, все это сильно началось в 1936 году – Берлин, гитлеровские установки на победу. Потом это сильно крутануло во вхождение в олимпийскую историю Советского Союза. Хотя уже в 8-м году в Лондоне резались за эти самые медали англичане и американцы. И тогда англичане при помощи судейства здорово американцев прижали. Такого больше никогда не было.
Но есть другая вещь. Олимпийские Игры – это зрелище на весь мир. Это триллер, который должен крутиться на протяжении всех дней Олимпиады. Нужен сюжет. И вот этим сюжетом раскручивается борьба. Китайцы ушли или их американцы догонят? А что делать с Россией? Пройдет 2-3 дня у этих есть некоторые шансы. Догоним, конечно, Англию, если наши выступят успешно, а на англичан нашлем порчу. И вот когда триллер становится медальным, это сценарный ход. Поэтому от этого никуда вы не денетесь. Это уже законы режиссуры. Они будут раскручиваться.

Олег Винокуров: Я не могу не согласиться с Юрием Николаевичем насчет того, что это игра, это сценарный, сюжетный ход. Но не все же к нему так относятся, как в России. Вот, например, для американцев это не самое важное дело на свете, потому что они могли бы озаботиться тем, чтобы завоевывать больше медалей. Ведь они благодаря своему безумно высокому уровню развития спорта и спортивной инфраструктуры, полмира тренируют у себя. Откуда берутся знаменитые из Карибского бассейна бегуны, спринтеры – из Ямайки, Тринидада, Барбадоса и прочего? Каким образом они завоевывают медали, отбирая их у американцев? Что, у них так высоко там развит спорт, инфраструктура? Нет, естественно. Все эти легкоатлеты просто учатся в американских университетах, и вместе с американцами за одни и те же университетские команды бегают, то же самое в плавании происходит. А потом на Олимпиады приезжают и отбирают медали у американцев. И никто из этого не делает трагедию – как же так, мы пригрели на груди змею, которая нас в общекомандном зачете укусила!
Что касается России. Меня огорчает вся эта истерия по поводу командного зачета. Она же каждый раз имеет одни и те же формы, одни и те же стадии. Ведь программа Олимпийских Игр всегда одинакова. Она уже отработана годами, сверстана. Она верстается по одним и тем же принципам. Согласно этой верстке, в первые дни не российские виды. У России всегда в первые дни мало медалей, а потом начинаются российские виды.

Алексей Кузнецов: Точно так же было и в Пекине.

Олег Винокуров: Конечно! Если посмотреть, то каждый раз Россия начинала плохо, не было ее коронных видов. И вот – ой, мы на 9-м месте, мы на 12-м месте! Начинается истерика, начинаются какие-то ужасы. Мне кажется, что уже когда-то начнут на Красной площади ставить 30-метровые памятники из чистого золота всем олимпийцам. Когда мы видим, президент обнимается, скачет, прыгает, фотографируется с одним из первых чемпионов. Когда их 24, уже с каждым не пообнимаешься, а с первым можно. Премьер-министр в первые дни что-то ждал, ждал, когда же посылать телеграммы чемпионам. Раз их нет, давай начну посылать серебряным призерам. И вот волосы все на себе рвут, как все плохо. Потом – бац! – глядишь и опять все то же самое, как в Пекине. Это теория больших чисел.

Алексей Кузнецов: Неужели программа Олимпийских Игр должна быть такой, на мой взгляд, несуразно гигантской? Неужели такое количество видов совершенно необходимо иметь сейчас?

Юрий Теппер: Вопрос очень интересный. Конечно, Олимпиада невероятно расползлась. И когда говорили о гигантизме Олимпийских Игр в 80-е годы, то теперь все стало еще больше. Вопрос – почему? Хорошо это или плохо? Например, с точки зрения зрителей и любителей спорта это не лучший вариант. Я не мог видеть фехтование. Потому что то, что считают важным и нужным шоумены, то и будет идти. Конечно, поехать в Лондон и посмотреть все практически невозможно. Да, много не увидишь. Это огромные деньги, огромные затраты, головная боль, где найти площадки, причем, все они должны быть отлично подготовлены и т. д.
Теперь два вопроса. Первое. Заказчик на Олимпийские Игры – шоу. А там нужно постоянно что-то свеженькое и что-то прикольное. И поэтому начинается подбор. Виды из экстрима приходят. Там обязательно что-то случится, обязательно там у кого-то чего-то важное сломается. Должно быть что-то пикантное. Вот перед Олимпийскими Играми я прочитал, что организации стриптиза намерены добиваться олимпийского признания. Думаю, что шоумены будут от этого в восторге. Это другая сторона. Есть заказ на разнообразие и т. д. Поскольку Олимпийский комитет очень сильно кормится от ТВ, он на это будет идти.
Второе. Спорт растет и развивается. И оттого, что появляются новые виды спорта, выталкивая прежние, появляются виды спорта, связанные с экстримом и т. д., мир спорта растет. Тут возникает вопрос. Как только этот вид спорт получает статус олимпийского, у него дальше включаются все двигатели. Хорошо это или плохо? Я не знаю. Развитие – это опасная штука, потому что последствия развития непредсказуемы. Но эти факторы есть. Поэтому, отвечая на вопрос – Раздувается или не раздувается? – я говорю: "Да, раздувается".

Олег Винокуров: Эта проблема давно поднималась. Сейчас пришли к тому, что просто увеличивать за счет включения новых видов спорта не будут. Количество медальных комплектов, а их в этом году было 308, останется примерно таким же. Если что-то будут добавлять, то что-то будут убирать. Вот мы уже не видим, например, бейсбола на этой Олимпиаде. Какие-то программы сокращаются. Действительно, раздувать можно до определенного предела.

Алексей Кузнецов: Юрий Николаевич, какова ваша точка зрения оценки работы министра спорта России на этих Олимпийских Играх?

Юрий Теппер: У меня будет оценка особой стороны. Я всегда стоял, стою и буду убеждать всех с позиции управления, что министерство развитием спорта, высокого спорта, заниматься никогда не сможет и не будет. Оно будет распределять деньги, контролировать – кому, сколько давать и т. д. При этом есть два обстоятельства. Когда мы имеем дело со стабильной организацией, представим себе такое время, когда существует нормальная школа. Есть Министерство просвещения. Отправляет нормы, и крутится эта машинка 10 лет. Можно себе представить, когда существует хорошая система здравоохранения, есть Министерство здравоохранения, которое блюдет норму. Вот там, где начинается развитие, где начинается риск, где нужно реализовывать проекты, программы. Британия – это проект, великолепный проект, каждый вид спорта. Этого министерство делать не может по одной простой причине – не для этого оно сделано. Оно сделано – распределять, контролировать, а развиваться опасно. Поэтому предполагать, что Мутко начнет развиваться, и ругать его за то, что он не развивает, у меня своя точка зрения на стиль руководства и т. д. Он этого никогда не будет делать. В этом одна из проблем спорта.
Совершенно понятно, что та структура организации, борьбы за медали и т. д., которая была в Советском Союзе, которую пытаются восстановить, не работает. Есть очень интересный момент. Вся проблема российского экономического управления в том, что они работают либо на постсоветских началах – не работает, берется что-то западное – тоже не будет работать, нужно искать свое, а искать свое – рискованно. В свое время Фетисов предложил создать Агентство спорта, которое должно было пытаться руководить развитием. Этого нет и не будет до тех пор, пока будет министерство. А как Мутко себя ведет, что он говорит, какие он делает оплошности, ляпсусы и т. д., он на месте.

Олег Винокуров: Мутко как министр может либо примазываться к успехам, либо отмазываться от неудач. На самом деле, спорт развивают федерации. Министерство здесь совершенно не причем. Как оценить работу? Мы сказали, медалей было столько же, сколько в Пекине плюс-минус. Но они же распределяются по-разному. Сейчас у нас имеется российский прорыв в дзюдо. Никогда раньше не было золотых медалей в дзюдо, а теперь аж три! Значит, трех где-то не досчитались. Где недосчитались? Например, в вольной борьбе или в боксе. Стало быть, Федерация дзюдо за этот олимпийский цикл поработала хорошо, а какая-то другая федерация – плохо.
Какое ко всему этому имеет отношение Мутко?! Либо он тут поработал хорошо, а на этом плохо?! Или как?! Дзюдо он развивал, но бокс никаким образом не заваливал. Мутко – это такой человек, который совершенно здесь не причем, кроме как в своих собственных мечтах, словах.

Алексей Кузнецов: В некоторых странах, например, в США министерства спорта нет в принципе. Там все делается на уровне национальных федераций и, как видно, довольно успешно.

Олег Винокуров: Естественно. Там государство очень мало, практически не занимается развитием. Там все на уровне частного капитала делается.

Алексей Кузнецов: Молодежный спорт, студенческий спорт – огромная сеть, покрывающая всю страну.

Олег Винокуров: И как-то без министерства справляются.

Алексей Кузнецов: Какие наиболее яркие события вам запомнились? Есть Олимпиады, которые не всегда спортивным событием входят в жизнь. Например, Игры в Москве запомнились не медалями, а бойкотом. А Игры в Мюнхене 1972 года – не спортивными, а трагическими событиями, связанными с терактом. Слава Богу, такого уровня событий в Лондоне не случилось. О себе скажу – это безусловно три золотые медали Усейна Болта, бронзовая медаль Елены Исинбаевой и очередной космический рекорд американского пловца Майкла Фелпса, который превысил уже все мыслимые олимпийские достижения.

Юрий Теппер: Мне очень трудно говорить в силу того, что когда пытаешься войти в спортивную борьбу, то буквально поражаешься каждому моменту. Причем, иногда бывает, человек, который выходит из борьбы, но сделавший все, остается в памяти. Для меня финиш, который был велоспорте, Александра Винокурова был полным впечатлением гигантской борьбы. Были вспышки. Мне очень понравились соревнования по легкой атлетике, которые проходили на стадионе. Это очень интересно, когда подсчитывают медали, вкладывают в копилку российской команды – там больше трети. 8 медалей – это легкоатлеты. Плюс к этому некоторые фантастические моменты в гимнастике. Там можно смотреть и понимать, что человек со своим телом может сделать невероятные вещи.
У меня, как ни странно, осталось другое впечатление. Когда мы говорим о стенах, которые помогают, впечатление от велотрека, который сделали англичане. Потрясающий велотрек! Впечатление от стадиона с дорожками, который благодарил Болт и все остальные. Впечатление от бассейнов. Для меня впечатление – это расцвет техники: и человеческой техники, и техники, которая помогает сделать спорт праздником.

Олег Винокуров: Об этом можно говорить много. Многие эксперты считают, что легкоатлетическая часть была, возможно, лучшей в истории. Велотреки у англичан всегда были прекрасные. Тут они мастера. Плавательные… Там тоже были мировые рекорды, которые сейчас бить очень тяжело. И личности. Когда мы говорим про такую обширную Олимпиаду, здесь хватает всех – и какие-то фантастические юниоры прорываются, 19-летние. Лондон – это Лондон. Это особый вклад в олимпийскую историю!

Алексей Кузнецов: Юрий Николаевич, действительно ли, одна из миссий Олимпиады – это еще и культурологическая или просто культурная?

Юрий Теппер: Я думаю, что Лондон, действительно, прав, потому что спорт начинался в Англии, Лондон прав, потому что Олимпийские Игры сделали великую вещь. Когда у нас говорят, что нужна национальная идея, нужна национальная идея, но вот национальной идеей Британии, Англии, всех британцев стало проведение Игр. И вот эта идея, на мой взгляд, виделась. Почти все олимпийцы говорили, что здесь иная энергетика, энергетика идет от людей.

Алексей Кузнецов: Олег, следующая Олимпиада пройдет в Рио-де-Жанейро – город контрастов. С одной стороны, дружелюбная страна Бразилия, с другой стороны, фавелы и все такое прочее. Сможет ли Рио в чем-то переплюнуть Лондон?

Олег Винокуров: Сейчас, конечно, видится, что в Рио должен быть просто сплошной карнавал и сплошной праздник. Конечно, это должно быть что-то интересное. Бразилия – одна из самых играющих наций. Играть бразильцы любят. И это будут игры так игры. Наверняка, какая-то культурологическая составляющая будет очень велика. Ведь в Бразилии такое смешение рас, национальностей! Там такой уникальный котел. Это для мирового спорта тоже очень важно. Я думаю, что национальная, межнациональная, интернациональная составляющая будет очень велика.

Алексей Кузнецов: Не сомневаюсь в этом. Бразилия – сделает из Олимпиады такой карнавал, что мир воспрянет духом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG