Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Колонка редактора


За последние месяц—полтора уральские информационные ленты буквально заполонили сообщения о ЧП в закрытых коллективах — армейских и тех, что пребывают в местах принудительного заключения. Согласен, странная параллель. Во всяком случае, должна быть таковой. И все же в нашей стране она, увы, кажется более чем уместной.
Как вы думаете, что нужно сделать, чтобы за два месяца армейской службы довести крепкого парня, дзюдоиста, до самоубийства? И было ли оно вообще? Житель Магнитогорска Владимир Слободянников уже не сможет ответить на эти вопросы. Его похоронили после того, как 18 июля обнаружили в петле на территории части 28331 (Верхняя Пышма) в Свердловской области. Сестра солдата рассказала журналистам, что брату угрожал офицер, недовольный тем, что рядовой некоторое время провел в госпитале с диагнозом «пневмония». Кроме того, был серьезный конфликт с кем—то из старослужащих: Володя заступился за сослуживца, над которым те издевались, и обрек себя на ту же самую участь. Накануне гибели он сказал по телефону сестре: "Сегодня ночью они будут меня убивать".
Как только гибель солдата и обстоятельства ей предшествующие получили огласку, в Верхнюю Пышму отправились челябинский и свердловский омбудсмены в сопровождении журналистов. Последних, впрочем, на территорию части не пустили. А правозащитникам предложили привычную версию: парень скучал по отцу, умершему в 2009 году, и переживал из-за финансовых проблем матери — именно поэтому и повесился. Причем эту гипотезу выдвинул не кто иной, как офицер, который, по словам сестры Слободянникова, избил его за пребывание в госпитале.
Почему версия привычная? Да потому как примерно те же мотивы отцы—командиры приписали погибшему челябинцу Руслану Айдерханову, которого нашли повешенным в сентябре 2011 года недалеко от воинской части 55062 все в той же Свердловской области. Готовя тело к погребению, родственники ужаснулись — настолько оно было изувечено. Однако прошло 10 месяцев, и 20 июля 2012 года прокуратура закрыла уголовное дело, не найдя в происшествии признаков преступления. По факту гибели Слободянникова тоже возбудили дело, но нет ни малейших гарантий, что оно закончится судом и обвинительным приговором.
Отношение командиров к солдатам все чаще напоминает традиционные схемы рабовладения. Смелая аналогия, но не знаю, с чем еще можно сравнить откровенно индифферентное, наплевательское поведение военачальников. Совсем недавно, в начале июня, от пневмонии умер челябинский солдат Александр Михайлов. Он наверняка бы остался жить, если бы офицеры не заставляли своих подопечных спать на холодной земле и ходить в мокрой одежде в межсезонье. Ну или хотя бы вовремя отправляли их в госпиталь. Пресса пошумела, люди повозмущались, а через два месяца, 2 августа, еще один челябинский солдат, Артур Рамазанов, служивший под Пермью, умер от пневмонии. Родственники Артура говорят, что его держали в казарме до тех пор, пока он не начал падать в обмороки.
На фоне этих событий остальные факты, мелькающие в летней армейской хронике, кажутся второстепенными элементами привычной мозаики, которая уже даже не шокирует. Парень из Башкирии Рим Ахунов, не прошедший никакой подготовки, был отправлен в инженерно—саперный батальон и лишился кисти рук при взрыве снаряда на полигоне в Йошкар—Оле. Челябинца Андрея Сергеева чуть не убили в первый же день службы под Читой, после чего он сбежал и прятался в лесу, пока за ним не приехали родные. Родители солдат из Перми жалуются телевизионщикам на издевательства, которые их сыновья терпят в Приморье, а солдата из Чувашии Станислава Шишкина военные врачи Оренбурга "долечили" до комы, поставив диагноз "ветряная оспа" при том, что у парня была саркома Юинга.
Между тем, то, что происходит нынче в пенитенциарной системе, тоже вряд ли можно считать образцом нормы. За полтора месяца в челябинских СИЗО погибло пять человек. 10 мая 2012 года в одиночной камере СИЗО №1 был найден повешенным подозреваемый в педофилии 29-летний житель Челябинска Андрей Булаев. Спустя всего 10 дней - 20 мая - в этом же изоляторе обнаружен труп 43-летнего заключенного, висящий на самодельной веревке из простыни. 4 июня в одиночной камере СИЗО №1 в Челябинске было найдено тело 52-летнего обвиняемого в совершении убийства. 13 июня в одиночной камере СИЗО №3 областного центра был найден мертвым 24-летний заключенный, осужденный в 2007 году за совершение преступления, связанного незаконным оборотом наркотических средств. А спустя 12 дней в том же учреждении погиб 30—летний мужчина, осужденный за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, На его шее, а также предплечьях рук обнаружены резаные раны.
Пожалуй, каждое в отдельности эти сообщения могли бы и не обратить на себя внимание, но когда такое случается в короткий срок и в одном регионе — это уже называется системой. Так же, как системой можно считать повторяющиеся жалобы осужденных одного и того исправительного учреждения. В июне заключенный колонии № 6 Копейска Даниил Абакумов обратился в прокуратуру и следственный комитет. Он заявил, что незадолго до этого скончавшийся осужденный Николай Коровкин стал жертвой избиения сотрудников колонии, вымогавших у него деньги. Свидетелем этому, якобы, был сам Абакумов. На него тут же завели уголовное дело за ложный донос. По словам членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Валерии Приходкиной и Николая Щура, в данный момент Даниил Абакумов подвергается "жесточайшему прессингу" со стороны работников исправительного учреждения.
В июле мать осужденного той же колонии Любовь Романова написала заявление в Генпрокуратуру, жалуясь на то, что сотрудники ИК издеваются над ее сыном, страдающим легкой формой умственной отсталости и провоцируют на суицид.
Еще один случай произошел в июле в Башкирии. Там гибель заключенного Сергея Лазько спровоцировала голодовку осужденных. Впрочем, слово голодовка, пожалуй, в данной ситуации можно взять в кавычки: заключенные отказывались лишь от казенной пищи, пытаясь привлечь внимание к своим проблемам — а именно, к физическим истязаниям, применяемым надзирателями. По словам матери Лазько Татьяны Шевцовой, вместо тела сына, она увидела "отбитый кусок мяса". Однако эксперты заявили, что он скончался от гипертонии...
25 июля на Youtube появился ролик с видеообращением одного из осужденных кыштымской исправительной колонии №10 Евгения Хомичева. Вот выдержки из его рассказа: "Били практически каждый день, пока были на карантине... В 30-градусный мороз заставляли маршировать на улице… Тех, кто жалуется, во время проверок прячут в бомбоубежище, комнатах, которые закладываются кирпичом… Все творится с ведома руководства колонии, которое имеет садистские наклонности… Неугодных "опускают" половым членом… Заключенных заставляют разбирать опасное военное оборудование… Опасаюсь давления со стороны ГУ ФСИН. Меня предупредили, что, если буду дальше жаловаться, то пожалею…"
По факту обращения - в частности, в связи с заявлением Хомичева о том, что заключенных заставляли выполнять опасные для здоровья работы, контактируя с токсичными и радиоактивными веществами, возбуждено уголовное дело. Впрочем, в мае текущего года Хомичев уже обращался в прокуратуру с подобными жалобами. Тогда проверка не нашла никаких нарушений. Как думаете, найдет ли теперь?
XS
SM
MD
LG