Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Весь остаток августа я решила посвятить высшему образованию. Правда, в этом есть неприятная логика. Если в начале лета жарко обсуждались объединения столичных школ, то обошедшийся без вступительных скандалов август, тем не менее, пронизан тем же страхом – беспричинной реорганизации.

С одной стороны, все согласны, что высшие учебные заведения следует сокращать. Во-первых, их слишком много, того и гляди высшее образование станет всеобщим, а там и до беды недалеко – как, скажем, в Тунисе, где университетские профессора вахтенными методом преподавали даже в отдаленных деревнях. Про плохое качество говорить не буду – все равно в России при приеме на работу диплом почти ничего не значит.

С другой стороны, настораживают критерии, по которым институты будут, скажем деликатно, оптимизироваться. Потому что, как и в школьной истории, ставка была сделана на сильных, но там надежды не оправдались, и было решено вернуться к исходной уравниловке. Здесь надежды тоже пока не оправдываются, однако стратегия остается прежней – сильным поможем, слабых добьем.

Но можно ли судить по одинаковым критериям о тех, кто получал значительную помощь от государства и о тех, кто выживал сам по себе? И дело даже не в том, насколько справедливым будет полученный результат, просто конкуренции, как естественного регулятора качества, в России скоро не будет.

Об этом, кстати, не устает повторять Владимир Зернов, ректор РосНоУ, одного из самых успешных негосударственных вузов. Вот несколько его замечаний, которые она написал для «Классного часа Свободы»:

Российская наука должна оцениваться по мировым критериям

Судя по первым заявлениям Дмитрия Ливанова, новый министр настроен на принятие решительных мер по спасению российской науки и образования. Что для этого необходимо сделать в первую очередь?
У России еще со времен СССР остался колоссальный научно-инновационный потенциал и без его использования вернуться на прежние позиции будет крайне проблематично. Мы частенько не замечаем огромный потенциал наших наукоградов. Вот их поддержка наряду со Сколково и будет созданием конкурентной среды, а дальше предложение более чем простое: установить для всех одинаковые правила игры. В первую очередь это одинаковые критерии эффективности, согласующиеся с критериями оценки научной и исследовательской деятельности, принятыми в мировом научном сообществе.
Самые объективные из критериев — позиции в мировых рейтингах. Пока нет результата, никто в эти рейтинги не попадет. Почему в Китае национальные исследовательские университеты почти всегда либо входят в топ мировых рейтингов, либо на скамейке запасных, а у нас ни один не попадает? Почему наша система науки и образования, которая являлась катализатором развития нашей страны в XX веке, как в первой, так и во второй половине, сейчас фактически является стагнатором экономического развития? Потому что мы внутри страны оцениваем науку по критериям, имеющим мало чего общего с мировой практикой.
Поэтому крайне важно создать внутри страны рейтинг, который был бы признан в мире, а признанным в мире он будет только в том случае, если он будет объективен и с четкими критериями.
Для вуза, претендующего на статус исследовательского, должны быть установлена четкая и ясная планка. Например, наличие публикаций в журналах с импакт-фактором не ниже 2-3, вхождение в мировые рейтинги, при этом не на последние места, а как минимум попадание в топ-500, индекс Хирша не ниже 5-10. Вот тогда и можно рассчитывать на конкурентную среду и реализацию нашего потенциального преимущества перед другими странами в научно-инновационной среде. Ведь десятилетия назад, особенно после феноменальных успехов в освоении космоса, десятки стран мира перенимали наш опыт и сейчас во многом нас превосходят, а всё потому, что они вовремя сумели модернизировать свои системы образования под современные условия.
Для возвращения на передовые позиции необходимы конкурентная среда, системная модернизация образования, и самое главное — направление вектора развития отечественного образования должен соответствовать мировым трендам, а не противоречить им, как во многом сейчас.
Один из этих трендов, много раз доказавший свою эффективность, - государственная поддержка вновь организованных структур, у которые есть прорывные достижения. Как показывает мировой опыт и опыт стран, которые много чего достигли, прежде всего Австралия, Китай, Канада, Испания, такая поддержка организаций, независящая от формы учредительства, привела к тому, что образовательные системы этих стран стали наиболее передовыми во всем мире и уже оказывают реальное влияние на рост экономики этих стран. (Доля от экспорта образования Австралии уже сравнима с доходом от сельского хозяйства и туризма.)
Нельзя потянуть за одно звено (например, только увеличить финансирование) и вытянуть всю российскую науку. За последние годы на развитие науки потрачены миллиарды государственных денег, а результата как не было, так и нет. Нужен целый комплекс мероприятий, которые предусматривает приведение организационно-экономической части образовательной среды к условиям рыночной экономики в соответствии с требованиями постиндустриального общества. Прежде всего - это создание консорциумов и холдингов вузов, отношение к вузу как к кластеру постиндустриальной экономики. Контрактные отношения государство — вуз — обучающийся и обязательно равнодоступность к образовательным ресурсам как необходимое условие конкурентной среды. Регулярный мониторинг научно-инновационной активности вузов.
И крайне желательно, чтобы то, что говорится, не оставалось лозунгами.
Многими достижениями нашей страны мы обязаны отечественной системе образования. Запуск спутника, работы команды Королева – это практически квинтэссенция нашей системы образования, которая являла собой образец эффективности с точки зрения соотношения вложенных средств и полученных результатов. Подготовка сотен тысяч и миллионов высококвалифицированных инженеров, техников, ученых, школа Королева, школа Курчатова, школа Келдыша, выдающиеся достижения по целому ряду направлений, - все это было возможным, потому что и страна, и общество имели четко поставленную задачу – стать мировыми лидерами во всем. Эта же задача стоит и у нас сейчас. Только этим путем мы сможем создать наиболее конкурентоспособную экономику в мире, и сделать нашу страну самой привлекательной для жизни и творчества. Решить поставленные задачи возможно лишь при условии того, что российское образование станет реальным катализатором инновационного процесса, что тоже вполне выполнимо.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG