Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Шляпентох: «К настоящему творчеству я приобщился только, когда стал заниматься социологией»


Сегодняшний герой моего рассказа – Владимир Эммануилович Шляпентох – советский эконометрик и социолог и он же – Vladimir Shlapentokh – американский социолог и политический исследователь. За последние 25 лет прошлого столетия, я думаю, минимум два десятка советских социологов эмигрировали в США. Некоторые из них многие годы работали в СССР, но, приехав в Америку, отошли от социологии. Есть такие, кто оставил Союз в молодые годы; на Родине они не успели получить признание в среде специалистов, но успешно вошли в американскую науку. Похоже, лишь Шляпентоха, если иметь в виду послевоенное время, можно действительно назвать советским и американским социологом.
Владимир Шляпентох родился в Киеве в 1926 году в интеллигентной еврейской семье. Его дед по материнской линии до революции был владельцем нескольких аптек, а родители отца были домовладельцами. Революция стала для них катастрофой. Мать получила консерваторское образование и стала преподавателем фортепиано, отец был врачом. В семье был культ иностранных языков и музыки. И это – на всю жизнь. Шляпентох знает около десяти языков. Когда он звонит мне из своего кабинета в Мичиганском университете или я звоню ему туда, я всегда слышу записи классической музыки.
В 24 года у Шляпентоха было два высших образования: историческое и статистическое, но по национальному признаку он не мог получить хорошую работу. Три года он преподавал статистику в одном из техникумов Сталинградской области, потом около десяти лет в саратовском зооветеринарном и сельскохозяйственном институтах. Лишь в начале 60-х его взяли преподавать статистику и историю экономических учений в Новосибирском университете. Однако, работая долго в провинциальных ВУЗах, он без аспирантуры в 1956 году стал кандидатом экономических наук и через десять лет – доктором.
В социологию Владимир Шляпентох пришел уже доктором наук: замечу, не единственный, но крайне редкий случай. В начале 60-х с СССР стали проводиться социологические исследования, формироваться социологическое профессиональное сообщество, и Шляпентоха с полным правом можно отнести узкой группе ученых, стоявших у истоков современной российской социологии. В 1962-1969 года он работал в Новосибирском университете, а с 1969 года до эмиграции в 1979 году – в Институте социологических исследований РАН СССР в Москве.
Что наиболее ярко характеризует советский период социологической деятельности Шляпентоха? Прежде всего, назову выполненный в середине 1960-х под его руководством крупномасштабный всесоюзный опрос читателей центральных газет («Труд», «Известия», «ЛГ» и «Правда»). Впервые были получены научные данные не только о читательской аудитории и читательских предпочтениях, но также о политических настроениях советских людей. Кроме того, в рамках этого проекта была впервые разработана и реализована на практике территориальная выборка, репрезентировавшая по многим аспектам взрослое население страны.
Далее отмечу серию книг Шляпентоха по проблемам качества социологической информации; потребность в профессиональном освещении этой темы ощущалась тогда крайне остро. Сначала была работа о факторах, «зашумляющих» материалы опросов, и о приемах очистки получаемой информации. Затем – монография о построении выборок. И сразу третья книга: «Как сегодня изучают завтра» - о методах прогнозирования в социологии.
Большой популярностью пользовалась книга Шляпентоха «Социология для всех» (1970 г.). Она впервые познакомил советскую интеллигенцию с возможностями и методами социологии, интерес к которой и надежды на которую в те годы был очень высоким.
Итак, в профессиональной сфере жизни у Владимира Шляпентоха все складывалось вполне успешно, но, тем не менее, в 1979 году он эмигрировал в США. Впрочем, так было со многими, кто уезжал из СССР в начале 1970-х – конце 1980-х гг.; ведь, используя современную лексику, страну покидали далеко не «лузеры». Одно ясно, что беспричинно никто не оставлял Родину, дом, родных, друзей. В отдельных случаях доминировала одна веская причина, но, как правило, существовал комплекс копившихся годами объективных (политических, гуманитарных, культурологических, профессиональных и пр.) и субъективных обстоятельств. В ходе обстоятельного интервью со Шляпентохом, проведенного мною в 2006 году, он сказал, что думал об эмиграции с конца 1940-х годов, когда когда оформилась его неприятие советской системы как тоталитарной и антисемитской. В частности, он указал на четыре причины своего отъезда: невозможность самореализации, невозможность увидеть мир, отсутствие перспектив для детей и вечный страх КГБ.
Владимир Шляпентох живет и работает в Америке уже свыше тридцати лет. Оставлю в стороне рассмотрение его большой преподавательской деятельности и многолетних консультаций американских правительственных структур по политике СССР и затем – России. Ограничусь лишь краткой характеристикой его научных изысканий, которые можно сгруппировать в следующие направления.
Первое: многомерное сегментирование общества и его многомерный системный анализ. В работах по этому направлению Шляпентох выступает одновременно как историк, политолог и социолог. Обнаружение в каждом современном обществе элементов феодализма, авторитаризма и либерализма позволило ученому построить общую модель историко-политическом развития общества и конкретизировать ее применительно к конкретным ситуациям. В последние годы им опубликованы книги об элементах феодализма в современных американском и российском обществах. Три года назад его книга «Современная Россия как феодальное общество» была издана в Москве.
Второе направление – изучение природы тоталитаризма, его различных форм и проявлений. И здесь естественно его пристальное внимание к идеологии и функционированию общественного мнения в странах с разным уровнем развития демократии.
Детство Шляпентоха пришлось на драматический период советской истории: 30-ые годы и война. И хотя, по его воспоминаниям, оно было счастливым, и дружба со многими одноклассниками оказалась для него важной на всю жизнь, страхи, пережитые им в те годы, тоже остались в нем на всю жизнь. Не случайно страх как социологическая и социально психологическая категория, как регулятор повседневной жизни людей уже многие годы является одним из направлений его исследований. В одной из его последних американских книг рассматриваются негативные и позитивные эффекты страха в обществе.
За годы жизни в Америке Владимиром Шляпентохом опубликовано около двух десятков книг, его стать публикуются в New York Times, Washington Post, Christian Science Monitor и в других широко читаемых изданиях.
И сейчас у него множество планов.
XS
SM
MD
LG