Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: В пятницу Организация Объединенных Наций объявила, что, по их данным, в четырех соседних с Сирией странах сейчас находится уже 150 тысяч беженцев. Авиационные удары по жилым кварталам города Алеппо, где идут столкновения правительственной армии с повстанцами, вызвали новую волну беглецов в Турцию. Только за одну ночь с четверга на пятницу границу пересекли более двух с половиной тысяч человек. Беженцев, спасающихся в Турции, вызвались принять у себя Германия, Канада, США. Между тем, в Сирии немало выходцев с Северного Кавказа, бежавших из российской империи после покорения горцев. Это дагестанцы, черкесы, чеченцы, карачаевцы. Некоторые из них сейчас приняли решение вернуться на родину предков. Об их положении мы беседуем с членом Общественной палаты Республики Дагестан Магомедом Абдулхабировым. Кстати, мы говорили с ним сразу после того, как он встречался с сирийскими беженцами в Нальчике.

Магомед Абдулхабиров: Для Дагестана немного пока, только четыре человека. Пока они в санатории "Дружба", очень хорошо устроены. Это молодые люди, лет до 30, от 20 до 30. Очень желают жить в Дагестане. Конечно, меня очень приятно удивляет огромная работа, которую проводит руководство Кабардино-Балкарии и Адыгеи, которые дали приют более 30 тысячам соотечественникам. В последнее время в связи с событиями в Сирии около 120 человек они приняли. Начиная с президента республики, бизнесменов, общественных деятелей, все под большим вниманием. Это вызывает большое уважение. К сожалению, не могу сказать, что в Дагестане проявляют такое внимание к ним. Я звонил в Министерство по делам внешних связей, как-то нет реакции, никто не приехал. Кабардино-балкарское телевидение сняло репортаж о моей встрече с ними, показывали по телевидению. То есть, я полагаю, что другим северокавказским республикам, Осетии, Чечне, Дагестану нужно изучить опыт работы Кабардино-Балкарии с соотечественниками, ибо это огромная работа. Нужно с Москвой работать по получению паспорта, гражданства, трудоустройства. Потому что без российского паспорта юридически они не имеют права трудоустраивать, только в частные фирмы, где-то закрывать глаза, чтобы их трудоустроить.
В конечном счете надо понимать, что они не являются нахлебниками для республики. Я встречался с некоторыми кабардинцами, которые приехали из Сирии 5-10 лет назад. У них уже свой бизнес. У одного пять объектов строительных. То есть они вносят свой весомый вклад в экономику республики. Думаю, что не стоит так отгораживаться от них. Думаю, что они внесут достаточно весомый вклад в культуру, в мораль и в экономику республики.

Ирина Лагунина: Россия не особенно готова давать обычно статус беженцам людям, которые даже просят такой статус в России. Какова позиция официальная по поводу статуса этих людей, которые приезжают из Сирии?

Магомед Абдулхабиров: Я разделяю это чувство. Когда бывают большие форумы соотечественников и так далее в Москве, я ни разу не видел, чтобы там были среди соотечественников люди кавказской национальности, как будто они не наши соотечественники. Это странно вообще. Есть огромная программа с большими средствами по развитию русской культуры, русского языка за рубежом среди наших соотечественников – это правильная программа. Но среди них нет ни одной строки о развитии культуры этих народов. Потому что когда был в Сирии в поселке рядом с Хомсом, где более 80% людей с дагестанскими фамилиями, они говорят: нам бы преподавателя аварского языка, нам бы преподавателя русского языка сюда, чтобы начали изучение русского языка – это очень важно. Мне кажется, что российское руководство не очень осознает свою ответственность перед этими людьми. Во время кавказской войны, после кавказской войны именно царская Россия изгнала их, вынудила их оставить свои места, поселили туда казаков, армян. Сегодня Ткачев выступает, что кавказцы им мешают жить. Даже в Сочи всемирная проблема – на костях черкесов проводится Олимпиада.
Мне рассказывали, что в Сирии эти беженцы могут совершенно спокойно перебрать в Турцию, Канаду, США, но только не в Россию. В России с получением паспорта очень сложные проблемы. Кстати, сирийцы кавказские давно, еще в мирное время я бывал там, они говорили: нам только получить бы паспорт, двойное гражданство для того, чтобы мы могли в любое время приезжать. У них очень большое уважение к России, большое уважение к России – это не враги, а наоборот друзья. И Россия, по-моему, обкрадывает себя и других, держа на расстоянии и не признавая их своими соотечественниками.
Я полагаю, что в ведомствах МИДа и других, которые занимаются этими вопросами, есть очень большое непонимание важности этого вопроса морального. Посмотрите, Россия оплатила огромные долги еще царские Парижскому клубу, а ведь долг перед теми, которых изгнали из своей земли, у России перед их потомками огромный долг, нравственный долг, моральный долг. Нам надо об этом говорить, думать и исполнить свой долг.

Ирина Лагунина: Речь идет практически о 8 тысячах дагестанцев, которые живут в Сирии. Вы упомянули город Хомс, но в городе Хомс гуманитарная катастрофа. Известно что-нибудь о том, в каком положении находятся сейчас дагестанцы в Сирии?

Магомед Абдулхабиров: Точной информации нет. Мне звонили мои коллеги-врачи из Сирии. Многие разъехались по своим знакомым, другие в Иорданию, Судан, огромная часть переехала в Турцию. Я думаю, что при решении всех вопросов, которые российское руководство решит и республики северокавказские, то приезжать их сюда будет слишком малое число. Это нелегкий вопрос уехать в страну, где не знаешь языка и так далее. Поэтому приезжать, я думаю, будет мало. А потом среди людей, которые приедут, будут те, которые уедут обратно. Именно в Хомсе разрушение кварталов, где северокавказцев жило больше всего. Я в Хомсе оперировал в госпитале, где главным врачом был черкес, крупный врач, анестезиолог. Они сейчас находятся между наковальней и молотом, потому что они законопослушные люди, но оппозиция в масках приезжает к ним, говорит: если вы не с нами, то мы уничтожим вас. Есть серьезная физическая угроза для их жизни

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG