Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музыкант Константин Строкольский – об интеллигентных полицейских и майоре Брежневе


Константин Строкольский и Евгений Алехин (группа "Макулатура")

Константин Строкольский и Евгений Алехин (группа "Макулатура")

5 августа в Москве на благотворительном фестивале “Мегавеганфест” прямо во время выступления были задержаны музыканты из группы "Макулатура" Евгений Алехин и Константин Строкольский. Басманный суд оштрафовал их на тысячу рублей каждого за использование нецензурной лексики в общественном месте.

Полицейским, проводившим задержание, не понравилась песня "Милиционер будущего". К герою этой пенсии подходит милиционер и сообщает:

Эй ты, трутень, запомни, Путин крутень
На указательном пальце земной шар крутит
У меня никогда не вставал вопрос
За кого голосовать
ЕДИНОРОС

10 августа группе "Макулатура" провела еще один концерт – в московском клубе "China-town". На нем собирались деньги в помощь заключенным по так называемому "болотному делу". Константин Строкольский рассказал РС о своем опыте общения с "милиционерами будущего".

– Были случаи, когда музыкантов задерживали (скажем, с Noize MC знаменитая история), но это первый раз, когда задержали прямо во время выступления.

– Да, можно сказать, в самом начале. Программа была рассчитана на 10 песен, нас в середине четвертой задержали.

– Ваш трек "Милиционер будущего", из-за которого все это произошло, не про будущее, а про настоящее. Его герой – милиционер, голосующий за Путина…

– Да. Будущее – это такое гипертрофированное настоящее, мы этот трек записали в 2008 году, и получилось так, что мы уже живем в этом будущем.

– И вот герой этой песни материализовался на фестивале, и вы попали ему в объятия.

– Да, так и вышло.

– Они просто поднялись на сцену, отобрали микрофон?

– Да, поднялся человек, который руководил этой операцией, майор по фамилии Брежнев, забрал микрофон и сказал, что концерт окончен. Дальше мы поехали в отделение.

– Даже не объяснил, в чем дело?

– Только в отделении мы поняли, в чем причина нашего задержания. До этого нам ничего не говорили, они не представлялись, не объясняли, что происходит, просто говорили, что нужно написать объяснительную, пройдемте в отделение. В отделении нам рядовые милиционеры сказали, что задерживают за нецензурные выражения в общественном месте. А самому майору, руководившему операцией, не нравилось то, что мы пели песни про Путина, он говорил, что это его ранит в самое сердце, не в таких, конечно, формулировках, но мы это поняли по его тону.

– И потом вы оказались в Басманном суде.

– Да, в Басманном суде, который нам выписал штраф. Должен сказать, что судья очень внимательно отнеслась к нашей истории, старалась вникнуть во все подробности. Мы сами не отрицали, что нецензурные выражения в наших песнях содержатся, и поэтому формально был повод для нашего задержания и такого наказания, которое она нам выписала.

– Ваше задержание вызвало фурор, появились сотни публикаций, вас даже стали сравнивать с Pussy Riot. Довольны такой аналогией?

– К нашему случаю мы относимся как к какой-то нелепости, а последствия, которые он вызвал, забавные скорее. Контекст, в котором это произошло, конечно, дикий и, мне кажется, он объясняет, почему эта нелепая история с нашим задержанием произвела такой резонанс. До этого задерживали в Москве игроков в петанк, эта история с Pussy Riot, конечно, тоже истерии добавила. Нам это все дало понять, в каком положении находится гражданское общество и те, кто ему противостоят, – все на взводе.

– Вы прежде были членом НБП. Эдуард Лимонов считает, что либеральная оппозиция все сделала неправильно и то, что сейчас происходит – это результат нерешительности оппозиции в декабре, когда надо было, по его мнению, поднимать революцию. Согласитесь с этим?

– Я считаю, что Лимонов вправе делать такие заявления, потому что он себя никак не скомпрометировал и за этот период, и за предыдущее время. Что касается меня, то тут нужно слова и оценку подкреплять действиями. Я не могу предъявить аргументов, что я последовательно отстаивал свою позицию в непримиримой борьбе с властью, поэтому мне трудно давать оценку лидерам оппозиции. То, что Лимонов говорит, мне кажется разумным. Лично у меня он по-прежнему вызывает симпатию и не только у меня, я думаю.

– Но вы все-таки что-то делаете: собираете деньги в фонд помощи политзаключенным.

– На концерте в клубе "Чайна-таун" мы собирали деньги в поддержку людей, которые 6 мая была задержаны на Болотной. Мне кажется, что это необходимо, потому что это дело чудовищное и по этому делу может быть задержан любой человек, который был на Болотной, даже тот, кто пришел туда случайно и случайно оказался в гуще. И этих людей необходимо поддерживать.

– А группу Pussy Riot вы считаете политзаключенными?

– Да, разумеется. Если бы я был на месте судьи, то я бы вынес оправдательный приговор и привлек бы к ответственности тех, кто сфабриковал это дело. Потому что, мне кажется, дело не стоит выведенного яйца.

– Западные музыканты однозначно выступают в защиту Pussy Riot. В России очень странная реакция: большинство музыкантов отмалчивается, либо прямо осуждает.

– Да, это трудно понять. Мы слышали, что на фестивале Kubana многие музыканты выступили в футболках с требованием освободить Pussy Riot, ребята из группы "Тараканы!", "НАИВ" высказывались в поддержку. Но действительно градус гражданственности у более-менее известных музыкантов отсутствует. Я даже не знаю, с чем это связано, может быть с низким уровнем культуры, общей образованности. Мне кажется, чем ты известнее, тем ты должен быть менее образованным, потому что в противном случае тобой будет сложно манипулировать. И в России это правило господствует.

– Группа "Макулатура" родилась в Кемерово. Есть такое представление, что существует развращенная европейская Москва и вся прочая Россия, консервативная, пропутинская, православная. В Кемерово много людей, которые понимают вас, понимают Pussy Riot, или вы там белые вороны?

– Нет, я думаю таких людей достаточно в России в целом, в том числе и в регионах. В Кемерово я видел очень много людей, которые все прекрасно понимают. У меня достаточно знакомых, которые работают в администрации области, даже в партии "Единая Россия", это циничные люди, которые понимают, что происходит и которые по-человечески говорят, что Pussy Riot надо отпустить, но линия партии не позволяет им высказываться об этом публично. Мне кажется, такой раздел между регионами и Москвой частично оправдан, потому что в Москве больше концентрация людей, в том числе и из регионов. Проблема, мне кажется, в недостатке гражданской смелости. Даже я на себе ее чувствую. Может, это огромная тень ГУЛАГа, до сих пор он отбрасывает ее на всех нас? Потому что даже мне требуется больших усилий, внутреннего напряжения, чтобы себя вести более-менее в соответствии с нравственными убеждениями. Я понимаю людей, которые этого себе позволить не могут.

– Задержание на концерте – это ваше первое лобовое столкновение с карательной машиной?

– Да, наше первое в качестве группы "Макулатура". До этого мы вообще не испытывали никаких трудностей ни с выступлениями, ни с возможностью распространять свою музыку. Я предполагаю, что просто о нас не слышали те, кому полагается.

– Чему вас эта вся история научила?

– Мы увидели наглядно механизм, как новости формируются и из чего они получаются. Часто бывает недостаточно объективного представления о том, что действительно случилось, контекст, в котором они происходят, как раз такую истерию обеспечивает. А нам было полезно побывать в отделении и увидеть, что рядовые милиционеры относятся вполне по-человечески к нашей гражданской позиции. Они говорили: "Мы не голосовали за Путина, никто из нас его не поддерживает", в отличие от начальствующих милиционеров, которые почему-то близко к сердцу и Pussy Riot принимают, и Путина. Мы поняли, что среди простых милиционеров много интеллигентных людей – это нас порадовало. Даже просто по тому, как с нами обращались: в сравнении с тем, что я видел 7 лет назад в отделении милиции города Кемерово, отделение милиции московское кажется просто курортом.

Фрагмент программы "Итоги недели"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG