Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Расула Мирзаева: новый поворот


Ник Добрев специально приехал на приговор Расулу Мирзаеву из Болгарии.

Ник Добрев специально приехал на приговор Расулу Мирзаеву из Болгарии.

Замоскворецкий районный суд Москвы 14 августа должен был огласить приговор по делу чемпиона мира по борьбе Расула Мирзаева, после удара которого скончался 19-летний москвич Иван Агафонов. Прокурор Зотова попросила в качестве наказания для Мирзаева два года ограничения свободы. Однако до приговора дело не дошло.

Корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова вели прямой твиттер-репортаж из зала суда.

Корреспондент Радио Свобода Юрий Тимофеев вел твиттер-репортаж от здания суда.

ОНЛАЙН-РЕПОРТАЖ

С утра у Замоскворецкого райсуда - повышенные меры безопасности. Много полиции.



Желающих попасить в 410-й зал, где оглашается приговор - масса, много съёмочных камер. В 11:50 обвиняемый вошел в зал суда. Начинается заседание.

Судья присупает к чтению приговора. Неожиданный поворот: предлагается вернуть процесс на стадию судебного следствия для допроса экспертов. Предстоит допрос эксперта Леонова. В 12:25 объявлено, что заседание возобновится через час.

В перерыве адвокат потерпевших Матвей Цзен предположил, что понадобится еще 2-3 судебных заседания. Он надеется, что прокуратура изменит свою позицию, вернувшись к первоначально выдвинутому обвинению - в причинении умышленного вреда.





У здания суда обстановка спокойная. Единственный инцидент - попытка развернуть националистический плакат - тут же был пресечен полицией. Задержанный попытлся привлечь к себе внимание криками: "Русские люди, помогите!". Желающих не нашлось. Впрочем, нарушителя спокойствия быстро отпустили. Им оказался Ник Добрев, который специально приехал на приговор Расулу Мирзаеву из Болгарии.

!4:11. Перерыв длится уже больше полутора часов. В зале до сих пор нет судьи и эксперта Леонова.

14:15. На процессе появился новый прокурор - г-н Сергеев.

14:19. Сторона потерпевших - адвокат Михалкина - выступает с ходатайством. Она требует отвода прокурора Зотовой.

Суд удалился на совещание. В зале - очень много народа. Картина уже знакомая. Клетка, ротвейлер, десятки журналистов. Интересно, ротвейлера пускают в зал на случай побега обвиняемого из стеклянной клетки? Или на случай буйства, к примеру, свидетелей?

15:04. Судья отказал в отводе прокурора. Заседание продолжается.

15:06. Судья сообщил, что эксперт Леонов сможет явиться в суд только 15 августа. Сторона потерпевших просит не назначать заседание на этот день. Суд удаляется на совещание.

Процесс будет продолжен 16 августа в 14 мск.

***
В августе прошлого года спортсмен Расул Мирзаев во время ссоры, завязавшейся у одного из московских ночных клубов, ударил 19-летнего Ивана Агафонова. После падения Агафонов пришел в себя, однако через несколько дней ему стало хуже, он был госпитализирован и скончался в больнице. Причиной смерти врачи называли отек мозга и последующий отек легких, раздробление мозжечка.

Первоначально Мирзаева обвиняли в причинении умышленного вреда здоровью, повлекшем смерть, но в январе 2012 года стало известно, что следователи, основываясь, в том числе, на результатах трех судебно-медицинских экспертиз, переквалифицировали действия Мирзаева на причинение смерти по неосторожности. В первом случае Мирзаеву грозило до 15 лет лишения свободы, во втором – максимум два года. Дело передали в суд, но тот вернул его в Следственный комитет для устранения недостатков. В результате 16 февраля Мирзаеву вновь предъявили обвинение в причинении умышленного вреда.

Несмотря на то, что в конфликте Мирзаева и Агафонова не было явного националистического подтекста, многие эксперты увидели в деле политический аспект. В частности, в отказе суда выпустить Мирзаева из следственного изолятора под залог наблюдатели усмотрели страх властей перед массовыми выступлениями националистов. Активисты националистических организаций действительно требовали строгого наказания для Расула Мирзаева.

Родители Ивана Агафонова у Замоскорецкого суда

Родители Ивана Агафонова у Замоскорецкого суда



На стадии прений сторон 8 августа прокурор Зотова попросила вновь переквалифицировать действия Мирзаева на причинение смерти по неосторожности. По ее мнению, в суде был установлен тот факт, что у подсудимого не было умысла на совершение преступления, а проведенная в рамках дела экспертиза не нашла прямой причинно-следственной связи между ударом спортсмена и гибелью Агафонова.

Просьбу гособвинения в интервью Радио Свобода прокомментировал защитник Мирзаева Алексей Гребенской:

– Я на протяжении года говорил о том, что в его действиях имеет место именно состав преступления по статье "Причинении смерти по неосторожности". После речи прокурора у меня появилась надежда на то, что у нас существует справедливое правосудие и есть люди, облеченные властными полномочиями, которые способны в этой ситуации разобраться, поставить точку и принять законное и обоснованное решение.

Прокурор попросила суд ограничить свободу Мирзаеву на два года. Она пояснила, что подсудимый не должен будет менять место жительства, посещать ночные заведения, а также должен будет периодически являться в правоохранительные органы для сообщения о месте своего жительства и роде занятий. А исходя из того, что год, проведенный подсудимым в СИЗО, может быть приравнен к двум годам в колонии, гособвинение настаивает на освобождении Мирзаева в зале суда после оглашения приговора.

Оксана Михалкина – адвокат семьи Агафоновых, члены которой проходят по делу как потерпевшие, – с позицией гособвинения не согласна:

– Для нас это было как удар в спину, потому что мы в данном процессе были на одной стороне с гособвинением. Этот процесс шел достаточно обычно, гособвинитель оглашала все показания свидетелей, которые не пришли в суд, а также все письменные документы, имеющиеся в деле. Но гособвинитель Зотова вдруг на 180 градусов изменила свою позицию, и без согласования с нами, не поставив нас в известность, заявила требование о снятии с Расула Мирзаева обвинений по статье 111, ч. 4 и попросила суд квалифицировать его действие как малозначительное. Наша позиция остается неизменной: с самого начала, как только мы посмотрели все материалы дела, нам было понятно, что действия Мирзаева носят умышленный характер.

Адвокат потерпевших Оксана Михалкина намерена обжаловать приговор Мирзаеву в случае, если суд согласится с позицией гособвинения.

Насколько на ход процесса по делу Мирзаева влияло общественное мнение, в частности позиция националистического сообщества? С этим вопросом Радио Свобода обратилось к эксперту правозащитного центра СОВА Вере Альперович:

– Сложно сказать, насколько это влияние было сильным, но о его существовании свидетельствуют некоторые интересные совпадения. В августе прошлого года Замоскворецкий суд вынес решение отпустить Мирзаева под залог. Националисты начали готовить акцию протеста – по блогам, форумам, ультраправым сайтам. Распространять информацию об акции стали и представители ДПНИ. И буквально через очень короткое время Мосгорсуд отменил решение Замоскворецкого суда, и Мирзаев остался под стражей. Аналогичная история произошла зимой, когда в январе было принято решение о переквалификации статьи со статьи 111 на 109, в феврале началась подготовка очередной акции националистов под названием "Убийца должен сидеть" – и снова решение суда было отменено. Несмотря на это, обе акции состоялись, но они не были ни особо массовыми, ни особо агрессивными. Можно сказать, что есть некая видимая глазу корреляция: как только националисты включаются в этот процесс, суд и следственные органы начинают менять первоначально принятые решения.

Последний раз статья обвинения была переквалифицирована в феврале, и есть точка зрения, что власти не хотели будоражить националистическое сообщество перед выборами. Так ли это, на ваш взгляд? Сейчас прокурор попросила вернуть более легкую статью, может быть, действительно, это связано с тем, что политическая ситуация уже не такая острая?

– Аргумент с выборами отвечает ситуации января-февраля, но он не объясняет того, что происходило в августе, когда стоял вопрос о том, отпускать ли Мирзаева под залог. Конечно, после беспорядков на Манежной площади и дела Егора Свиридова власти очень боятся повторения подобного рода выступлений. Просто, возможно, сейчас дело Мирзаева не столько актуально. Сейчас лето и глобальное политическое затишье перед осенью. Возможно, власти надеются, что националисты в данном случае не обратят на это особого внимания.

­На ваш взгляд, есть вероятность "новой Манежки" в случае мягкого приговора Мирзаеву?

– Думаю, что вряд ли. Дело Мирзаева в отличие от дела Свиридова изначально трактовалось националистами очень неоднозначно. Когда только появилась информация о гибели Ивана Агафонова, националисты не обратили на это особого внимания. К тому же Расул Мирзаев – спортсмен, а к спорту в целом националисты относятся с уважением. Появилась информация, что Агафонов учился в каком-то МВДшном вузе, то есть практически был милиционером – симпатии националистов к нему, естественно, поубавились. Но самое главное отличие с делом Свиридова в том, что главную роль в выступлениях на Манежной площади сыграли футбольные фанаты. А фанаты и националисты – это разные сообщества, они где-то пересекаются, но в общем-то это разные люди. А к делу Мирзаева футбольные фанаты остались практически стопроцентно равнодушными. – считает Вера Альперович.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG