Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
За последние два месяца в российской армии погибли пятеро солдат, призванных из Челябинской области. Две пневмонии, два суицида и один менингит — таковы официальные версии. Впрочем, точные обстоятельства этих ЧП предстоит определить следствию...
Первым от пневмонии умер в начале июня челябинец Александр Михайлов, служивший в городе Трехгорный. 18 июля житель Магнитогорска Владимир Слободянников был обнаружен в петле на территории части 28331 (Верхняя Пышма) в Свердловской области. Сестра солдата Валентина рассказала журналистам, что брату угрожал офицер, недовольный тем, что рядовой некоторое время провел в госпитале с диагнозом «пневмония».
— Бил капитан. Он говорил, возраст: 40-50 лет. Постоянно одного его почему-то называл. Я говорю: "За что он тебя бьет?", а он говорит: "За то, что в госпиталь хожу. Это же им не нравится". Вечером, в шесть минут девятого, позвонил и говорит: "Они мне сказали, вот этот же капитан сказал, что меня ночью убьет".
Кроме того, у Слободянникова был серьезный конфликт с одним из старослужащих: Володя заступился за сослуживца, над которым издевались "деды", и обрек себя на ту же самую участь. По словам Алексея Садовского, заместителя руководителя отдела военного следственного управления по Центральному военному округу, в настоящее время на некоего Дмитрия Уфимцева возбуждено уголовное дело по факту избиений:
— Нами было установлено не менее пяти фактов применения насилия со стороны Уфимцева, в отношении него возбуждено уголовное дело.
Узнав о ЧП, в Верхней Пышме побывали челябинский и свердловский омбудсмены. В разговоре с ними командиры выдвинули свою, довольно предсказуемую, версию гибели своего подчиненного: мол, парень, скучал по отцу, умершему в 2009 (!!) году, и переживал из-за финансовых проблем матери — именно поэтому и повесился. Впоследствии правозащитница Валерия Приходкина, сопровождавшая омбудсменов, сообщила о том, что 12 служащих из Верхней Пышмы отправлены на освидетельствование в психиатрическую больницу, а еще трое – уже комиссованы, причем один из них – с диагнозом анемия и расстройство адаптации.
На днях стало известно, что из той же самой части сбежал саратовский солдат Андрей Глухов. Приехавшая на его розыски мать увидела, что по всей Верхней Пышме расклеены листовки с ориентировками на ее сына, а на фото — Андрей, весь в синяках. Между тем, в воинской части номер 31466 города Бийска Алтайского края покончил с собой солдат из Челябинска Михаил Серяков. И вновь, по словам военных, причиной суицида стали неурядицы в семье, хотя родные это отрицают. На гражданке Михаила ждала жена с маленьким ребенком.
— Мы до сих пор не верим, что он сделал это добровольно, - говорят Андрей и Марина Серяковы, родители погибшего солдата. - Нам его привезли, он весь избитый, не забальзамированный. Двое суток ехать сюда, ребенок уже начал разлагаться.
2 августа еще один челябинский солдат, Артур Рамазанов, служивший под Пермью, умер от пневмонии. Родственники Артура говорят, что его держали в казарме до тех пор, пока он не начал падать в обмороки. Сначала молодой человек попал на авиабазу в Шагол в Челябинске — его мать Роза Рамазанова приехала навестить сына и увидела, что он и почти все его сослуживцы болеют — кашляют и температурят.
— Я вижу, скорченные ребята, беспомощные — можно сказать, через кровать лежали. И с этим кашлем, температурой всех их выгнали на пятикилометровую пробежку, все побежали трусцой. А я не знала, что с сыном дальше делать, думаю, что их ожидает? Так они болели, это был кошмар. Согнувшиеся лежали в этих кроватях, худенькие, беспомощные ребята, малолетки… А дальше были звонки: «Мама, мне больно, мы все кашляем!» Я говорю, да что это такое, что, медиков нет там?! — «Нет здесь никаких медиков, нам здесь ничего не дают»…
Незадолго до того, как в части случилась вспышка простудных заболеваний, ребятам сделали прививки от пневмонии. Позднее парня, несмотря на его тяжелое состояние, перевели в воинскую часть, расположенную в поселке Сокол Пермского района Пермского края. Там, только когда он уже стал падать в обмороки, его госпитализировали. Однако через некоторое время он скончался. Роза Рамазанова хочет установить истинную причину гибели своего сына и требует провести повторную экспертизу.
Между тем, 22 июля в военной части № 34081 Екатеринбурга от менингита умер челябинец Николай Тимофеев. Его пытались лечить непосредственно в части, а когда командиры решили перевести его в окружной госпиталь, парня не стало. Ярослав Рощупкин, руководитель пресс-службы Центрального военного округа, не видит в данной ситуации никакого повода для расследований:
— Человек заболел и умер. У нас от менингита умирает, если вы статистику по Свердловской области посмотрите, от вирусного умирают десятки людей. У нас солдат, попадая в армию... понимаете, это не космос и не заповедник, где люди не болеют и не умирают. Случай не является ни резонансным, ни достойным каких-нибудь дополнительных расследований и вмешательств
Осенью прошлого года солдата—челябинца Руслана Айдерханова нашли повешенным недалеко от воинской части 55062 в Свердловской области. Готовя тело к погребению, родственники ужаснулись — настолько оно было изувечено. Однако прошло 10 месяцев, и 20 июля 2012 года прокуратура закрыла уголовное дело, не найдя в происшествии признаков преступления. Есть ли надежда на то, что найдут виновных в гибели других челябинских солдат?
XS
SM
MD
LG