Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Удмуртия - убил человека? Получи 5 лет условно!


Удмуртия. Избитого до полусмерти Руслана Баранова тащат в медицинский кабинет Ягульского изолятора

Удмуртия. Избитого до полусмерти Руслана Баранова тащат в медицинский кабинет Ягульского изолятора



В конце июля в Завьяловском районном суде был оглашен приговор в отношении бывшего заместителя начальника следственного изолятора, расположенного на территории печально знаменитой ИК-1, что в поселке Ягул Завьяловского района. Артём Алексеев обвинялся в превышении служебных полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть заключенного Руслана Баранова, жителя Набережных Челнов. 2 июня 2010 года 24-летний Руслан прибыл этапом в Ягульский изолятор, еще не будучи осуждённым – в Верховном Суде Удмуртии рассматривалась его кассационная жалоба на приговор, где он обвинялся в краже кошелька в ижевском автобусе. В ходе обыска Баранов был так жестоко избит, что спустя три с небольшим недели скончался в республиканской клинической больнице. Смерть наступила из-за того, что почки не справились с выведением из организма продуктов распада мышечных тканей, столь обширной была площадь поражения. Когда Руслан был еще жив, правозащитник Лариса Фефилова приехала в колонию вместе с матерью избитого, чтобы подписать заявление на свидание. Вот её рассказ:

Лариса Фефилова: - Я вспомнила эту фамилию, заключенные рассказывали или через адвокатов передавали, что он больше всех лютует, избивает. Я потребовала, чтобы к нам вышел Алексеев. Он взял заявление и говорит: «Для встречи с заключенным нужно особо оборудованное помещение, поскольку особо оборудованного помещения в реанимации нет, мы вам предоставить свидание не можем». Я начала кричать: Вы что творите! Человек лежит при смерти, дайте матери увидеть сына, может, в последний раз! Он пытался уйти, я ногу в дверь вставила, чтобы он не мог закрыть. Я кричу – Палачи! Убийцы! Он орёт: да ты никогда не докажешь, что это мы; это он сам…

Год длилось следствие, еще год суд. На каждое заседание неизменно приезжала из Татарстана мама погибшего Фания Баранова.
В больничной палате Руслан успел дать показания прокурору о том, что били его четверо, самым активным был старший лейтенант, которого коллеги окликали то ли Артём, то ли Артёмыч. Вот он и сел на скамью подсудимых – Артём Алексеев, зам начальника следственного изолятора. Трое его подручных проходили свидетелями.

В ходе судебного следствия родилась удивительная версия о том, что из пятерых сотрудников изолятора (это весь штат на момент ЧП) только один был рядом с Барановым, и то в качестве объекта агрессии последнего. Напавшего на сотрудника заключенного затем якобы «усмиряли» неустановленное количество неустановленных лиц из числа младших оперуполномоченных не изолятора, а самой колонии, «зоны», где оперов больше ста и знать всех в лицо и по имени начальник изолятора не обязан.

Подсудимый взял на себя вину лишь в том, что будто бы ударил кулаком Баранова, когда неизвестные опера пожаловались ему на плохое поведение прибывшего. Фрагмент из показаний Алексеева на процессе:

Артём Алексеев: - Я подошел к Баранову и спросил, почему вы не успокаиваетесь? На что он продолжал выражаться нецензурной бранью, вёл себя вызывающе. На что я рассердился и ударил один раз данного осужденного в лоб рукой. – Опишите, как ударили. – Кулаком в лоб – Сильно? – Да нет.

Версия этого единственного удара была озвучена Алексеевым за две недели до приговора, ни в материалах дела, ни в ходе судебных разбирательств ни слова об этом гипотетическом ударе нет.
Еще загадочнее история с тремя рапортами о применении дубинок в отношении Баранова, написанными вечером того же дня тремя сотрудниками изолятора – Алексеевым и его подчиненными Мараткановым и Брызгаловым. В ходе судебного следствия все трое сообщили, что в рапортах они написали неправду, что на самом деле Баранова били не они, а не известные им сотрудники колонии.

Изменили свои прежние показания все трое после того, как в отношении Маратканова и Брызгалова выдвинули обвинения по 111-й статье (смерть в результате вреда здоровью). Здоровяк Брызгалов вполне простодушно об этом и говорит (вопросы ему задает Лариса Фефилова):

Фефилова: - Вы написали якобы ложные рапорта. В связи с чем после возбуждения уголовного дела в отношении вас по 286-й статье вы не сказали правду?
Брызгалов: - На тот момент Баранов был жив, никто не предполагал, что последствия такие наступят. Поэтому как бы думали, что обернется вроде лучше.
Фефилова: - Вы стали отказываться от первых показаний потому, что боялись, что вас привлекут по этой статье?
Брызгалов: - Да.


Государственный обвинитель Лебедев, завершая выступление в прениях, сказал:

Лебедев: - На основании изложенного прошу суд признать Алексеева виновным в совершении преступления, соответствующего пунктам а,б,в статьи 286, а также ч. 4 ст. 111 и назначить ему наказание по пунктам а,б,в ст. 286 в виде шести лет лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года. По п. 4 ст. 111 в виде 8 лет лишения свободы. Путем численного сложения наказания окончательно определить Алексееву 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Вместо этого судья Антон Пермяков, сославшись на больное горло, шёпотом и невнятной скороговоркой приговорил Артёма Алексеева по 286-й статье к пяти годам условно (как раз за придуманный удар), а по 111-й и вовсе оправдал. Прокуратура и потерпевшие обжалуют приговор в кассационном порядке. А Фания Баранова горестно воскликнула, услышав его: «А труп куда девать?!»
XS
SM
MD
LG