Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Опросы Аналитического Центра Юрия Левады показывают, что в июле увеличилась общественная поддержка массовых акций протеста – она находится теперь на уровне декабря прошлого года, когда, собственно, и начались масштабные уличные выступления. При этом готовность россиян лично принять участие в таких акциях достигла наиболее высокого показателя за последнее время. Кроме того, постепенно уменьшается число тех, кто полагает, что протестные настроения идут на спад. Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: «Если в ближайшее время в вашем городе или районе пройдут массовые акции протеста, готовы ли вы принять в них участие?» - такой вопрос социологи Левада-Центра регулярно задают россиянам. В декабре 2011 года, уже после первого митинга на Болотной, утвердительно на этот вопрос ответили 15% граждан. В марте, сразу после президентских выборов, таких было всего 8%, а вот сейчас – уже 19. При этом на несколько процентных пунктов уменьшилось число респондентов, твердо отвечающих, что они не готовы выйти на улицы. Слово ведущему научному сотруднику Центра Наталье Зоркой.

Наталья Зоркая: Много месяцев мы наблюдаем за тем, как россияне поддерживают протестную активность, разворачивающуюся в основном в Москве и отчасти в других крупных городах, связанную с прошедшими выборами, а сейчас уже с критикой политического режима. И мы видим, что после кратковременного спада в первые весенние месяцы после президентских выборов доля людей, которые поддерживают эти акции, она остается, по крайней мере, устойчивой и даже имеет некоторую тенденцию к росту, так же как и доля желающих поучаствовать в таких протестах. В марте был явный провал, это было связано, конечно, с широко раздаваемыми обещаниями перед президентскими выборами, но сейчас тенденция опять выпрямилась.

Вероника Боде: Уменьшается так же количество людей, которые считают, что акции протеста идут на спад. Как вы думаете, с чем это связано?

Наталья Зоркая: Во-первых, это связано с тем, что действительно активность большая, особенно в Москве, есть, так или иначе информация об этом до людей доходит. Но особенно, конечно, в этом отличается от других типов поселения Москва, потому что в Москве как поддержка именно этих конкретных выступлений, так и готовность в них участвовать, так и прогнозы, Москва демонстрирует самые высокие показатели. Если в среднем поддержка в среднем порядка 40%, то в Москве это больше 60. То есть здесь действительно обстановка раскалена, накалена и нет такого ощущения, что это пойдет на спад.

Вероника Боде: Но сорок с лишним процентов, поддерживающих массовые акции протеста по России – это тоже не маленькая цифра.

Наталья Зоркая: Это очень большая цифра, но это сложенная позиция: определенно поддерживаю, скорее поддерживаю – более умеренная поддержка. Я уже говорила, что в Москве она особенно высока, но она высока, что мне представляется интересным, среди молодых, с одной стороны, а с другой стороны среди пожилых, а также среди москвичей и среди жителей небольших городов и села. То есть речь идет об общем росте такого социального недовольства среди менее обеспеченных слоев населения, которые, видимо, в какой-то мере начинают идентифицироваться тоже больше с этими протестами. Потому что раньше данные показывали, что в основном это захватывает столицу и крупные города, эти настроения, а сейчас начинает подтягиваться так называемая социальная периферия. И по другим данным видно, что растут ожидания экономического спада, роста экономических проблем. Мне кажется, что можно говорить о том, что протест, который ограничивался в основном Москвой, что может быть он начинает постепенно захватывать более широкие слои.

Вероника Боде: Говорила социолог Наталья Зоркая. Четверть россиян, по данным Левада-Центра, думают, что протестные настроения летом и осенью пойдут на спад (при том, что в апреле такой ответ давали 44% опрошенных). «Протесты сохранятся на прежнем уровне», - так думают 41% респондентов. А 18% уверены, что подобная активность будет расти. О том, что происходит сейчас с российским протестным движением, размышляет Владимир Корсунский, главный редактор интернет-издания «Грани.ру».

Владимир Корсунский: Сейчас, как я понимаю, происходит некое переформатирование, поиск новых форм. Мало просто выходить на площадь – это уже осознали все, надо находить инструменты реального влияния на ситуацию. Есть несколько сейчас обсуждающихся на разных тусовках предложений. Мне нравится больше всего из них идея общественного трибунала, когда параллельно представители общества, юристы, эксперты, общественность, которые выступают в качестве неких присяжных, рассматривают для начала хотя бы сегодняшние процессы, тот процесс, который вокруг Болотной, площади и процесс известный с тремя девочками – над Pussy Riot. Параллельное рассмотрение этих дел на основании существующих законов, которые требуют состязательности сторон – это хороший пример, как общество может показывать примеры настоящей достойной юриспруденции.

Вероника Боде: Как вы считаете, уличные акции на данном этапе важны для протестного движения российского?

Владимир Корсунский: Конечно, они важны, но уже понятно, что они происходят как реакция на некие действия властей или как мемориальные мероприятия. Например, понятно, что 19 августа в годовщину путча люди тоже выйдут, поскольку кроме всяких мемориальных дат есть еще и некий процесс в обществе, напоминающий ползучий путь, ползучий перехват власти, ползучее наступление диктатуры в стране, наступление тоталитарной системы, самых страшных снов российского общества, от которых оно еще не избавилось. Ему еще снится советская власть, еще снится, что было тогда, но вот уже идет в обновленном образе, еще более жестком, еще худшим, еще более циничным.

Вероника Боде: Как вы считаете, пакет законов, явно направленных на подавление протестного движения в стране, на то, чтобы ограничить его возможности, возымеет свое действие, может это остановить процесс?

Владимир Корсунский: Я думаю, что нет. Пакет законов – это некий сигнал обществу, что мы готовы к жестким действиям. Власть и так применяет эти жесткие действия, власть не связывает себя законами. Мы убедились на процессе над Pussy Riot, что все рамки закона они легко переступают. Поэтому сам пакет законов – это просто знак, это сигнал: ребята, мы готовы еще жестче.

Вероника Боде: Соответственно, ведь может быть и более жесткий ответ?

Владимир Корсунский: Да, сила действия всегда равна силе противодействия.

Вероника Боде: Так думает Владимир Корсунский, главный редактор сайта «Грани.ру». Какими должны быть действия оппозиции в условиях усиливающегося давления со стороны властей? – опрос на эту тему Радио Свобода провело в Кирове.

- Нужно развивать гражданскую сознательность, чтобы действительно интересовались будущим своей страны и своим будущим.

- То, что делает сейчас правительство, я думаю, это правильно. Для меня только непонятно, если дадут за миллион пенсионеру штраф, если он вышел погулять. А в основном надо наказывать организаторов. Борис Немцов, они побыли у власти, почувствовали, хочется. Баламутят народ и зря.

- Я считаю, что это плохо. Зачем народ будоражить?

- Я думаю, что надо в рамки все конструктивизма, но чтобы работали рамки конструктивизма, надо, чтобы обе стороны были к этому готовы. А что остается человеку, если он не может достучаться до чиновника, если творится произвол. Законных форм протеста или нет, или они неэффективны. Кошка себя плохо ведет, попробуйте на нее постоянно замахиваться и ее бить, она начнет огрызаться и рано или поздно бросится. Нельзя ситуацию в тупик загонять.

- Если взять историю и посмотреть дореволюционную, как вела себя оппозиция, когда жандармерия вела таким образом себя, то есть оппозиция уходила в подполье и вела террористические действия. Но я не призываю к террористическим действиям, но это движение появится.

- Скучно стоять пикетами, митингами ходить, лучше так посидеть с друзьями.

Вероника Боде: Опрос на улицах Кирова провела Екатерина Лушникова, корреспондент РС. Как мы видим, далеко не все опрошенные понимают смысл протестного движения, которое разворачивается в столицах. При этом лишь 17% опрошенных Левада-Центром считают, что ужесточение законодательства и попытки власти запугать лидеров оппозиции и гражданских активистов прекратятся. 22% граждан думают, что они усилятся, а 37% предполагают, что ситуация не изменится. По мнению политолога Николая Петрова, подобная политика неэффективна.

Николай Петров: Спада в протестных настроениях и в поддержке тех, кто выходит на улицы, не наблюдается. Это очень важный и тревожный для власти симптом, который показывает, что по сути дела все те усилия, которые Кремль предпринимал, они были ориентированы несколько не на то. Вместо того, чтобы искать причины и устранять их, причины, которые выталкивают людей на улицу, Кремль пытался усилить давление на тех, кто на улицы выходит, просто выгоняя протестующих с улиц по домам. Как опросы показывают, готовность людей протестовать и в целом позитивное отношение значительной части граждан к такого рода форме выражения своего негативного отношения к власти и к ее политике – это есть, а нет другого – нет ощущения у людей того, что правительство действует в правильном направлении. И динамики позитивной с марта мы не видим. То есть прошло уже несколько месяцев после избрания Путина президентом, когда, казалось бы, власть, получив на выборах какую-то легитимность, может спокойно перейти к решению проблем, стоящих перед страной. Вот этого пока не произошло или, по крайней мере, социологические опросы не показывают нам, что люди довольны действиями власти и считают, что она действует в правильном направлении.

Вероника Боде: Отмечает политолог Николай Петров, эксперт Московского Центра Карнеги. Только 7% опрошенных Левада-Центром ждут осенью улучшения политической ситуации в России. По мнению половины респондентов, ситуация останется прежней, а 29% уверены, что она обострится.
XS
SM
MD
LG