Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дальний восток России и политика США в Азиатско-тихоокеанском регионе


Ирина Лагунина: Сегодняшним интервью мы открываем специальный проект Радио Свобода, который мы условно назвали «ДВР: дальний восток России». Следите за материалами на эту тему в различных программах радио и в скором времени – на сайте svobodanews.ru. Мы будем исследовать экономику, политику, демографию, перспективы развития и государственные проекты для российского Дальнего Востока, сравнивать опыт развития отдаленных регионов в странах Запада, оценивать потенциал соседних государств.
В начале сентября на острове Русский состоится саммит стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Россия впервые становится хозяйкой встречи этой группы государств, и российское руководство сделало этот проект на данный момент для себя приоритетным. Что приносят такого рода саммиты? Об этом наш корреспондент Владимир Дубинский беседовал с Мэтью Гудманом, бывшим координатором Белого дома по азиатско-тихоокеанскому сотрудничеству, а ныне старшим научным сотрудником Центра стратегических международных исследований в Вашингтоне.

Владимир Дубинский: По мнению бывшего координатора Белого Дома по азиатско-тихоокеанскому сотрудничеству Мэтью Гудмана, ожидать политических прорывов от встречи во Владивостоке не следует. Тем не менее, встречи подобного рода, по его словам, иногда выходят за рамки повестки дня и не обходятся без обсуждения насущных политических проблем.

Мэтью Гудман: Главной темой обсуждения на официальных переговорах АТЭС обычно являются вопросы экономики, внесенные в повестку дня еще задолго до начала встречи. Но в кулуарах саммита и на двухсторонних встречах лидеров политические вопросы, конечно, обсуждаются. Я уверен, что на встрече будут подняты проблемы международной безопасности. Так, например, несмотря на то, что ситуация в Сирии не внесена в официальную повестку дня, американские, российские, европейские, а может быть, и другие участники встречи во Владивостоке, этот вопрос затронут.

Владимир Дубинский: Могут ли на этой встрече также быть подняты региональные политические вопросы, такие, например, как проблема Курильских островов?

Мэтью Гудман: Может быть, Россия и Япония сочтут нужным обсудить этот вопрос между собой, но я уверен, что в официальную повестку дня этот вопрос внесён не будет.

Владимир Дубинский: Россия впервые становится хозяйкой саммита АТЭС, и в России это рассматривается если не как некое внешнеполитическое достижение, то уж точно как возможность продемонстрировать всему миру успехи экономического развития дальневосточного региона. Но с экономической точки зрения Россия значительно отстаёт от таких участников встречи, как Соединённые Штаты, Китай, Япония и даже Австралия. Каковы, на ваш взгляд, интересы России в регионе, и каким может быть её влияние там, если не считать, что она является ведущим поставщиком энергетических и других природных ресурсов.

Мэтью Гудман: Признаюсь, мне кажется, что в последние годы России не уделяла достаточного внимания развитию своих восточных регионов, помимо добычи ресурсов и укрепления двусторонних связей с Китаем. Что касается стратегического развития экономики региона, то с момента создания АТЭС, мне кажется, что Россия не достигла там больших успехов. Для России это новая область и она, только пытается определить свою стратегию. Москва заявляет, что заинтересована в продвижении технологических инноваций в регионе, развитии там транспортных систем и расширении региональной торговли. Встреча во Владивостоке должна пролить свет на вопрос о том, как Россия может играть более конструктивную и полезную для себя самой и других стран региона роль, чем это было на протяжении последних двадцати лет.

Владимир Дубинский: Являются ли природные богатства российского Дальнего Востока достаточным рычагом для того, чтобы Россия могла быть подлинно влиятельным игроком в регионе?

Мэтью Гудман: Россия огромная страна и её присутствие в регионе, безусловно, ощутимо. Её природные богатства – важнейший фактор в динамике развития региона. Ведь самые главные потребители энергии и ресурсов в мире – Соединённые Штаты, Китай, Япония и Южная Корея - расположены именно в этом регионе. Этот факт сам по себе делает Россию важным региональным игроком. Но до сих пор это не помогло России стать крупным игроком в геополитическом смысле. На мой взгляд, Москва пока не сумела использовать свой потенциал в регионе. Взоры Москвы, как мне кажется, более обращены на Запад, нежели чем на Восток, по меньшей мере, в смысле общей внешнеполитической стратегии.

Владимир Дубинский: Невозможно преувеличить экономическое и геополитическое значения Китая в тихоокеанском регионе. Какой Вы видите роль этой страны в контексте предстоящей встречи?

Мэтью Гудман: Китай, в первую очередь, сосредоточен на своём собственном внутреннем экономическом развитии. За последние тридцать лет эта страна достигла феноменальных успехов, преумножив своё богатство в разы. Но перед Китаем по-прежнему стоят сложнейшие задачи. Если говорить о доходах на душу населения, Китай – все ещё бедная страна, и пройдет ещё очень много времени до того, как более половины населения страны выйдет из нищеты. Тем не менее, по мере того как растет экономическая мощь Китая, а вместе с ней и его влияние во всем мире, эта страна пытается распространить это влияние в регионе, причём делает она это то конструктивно, то не очень. Среди положительных аспектов роста влияния Китая я бы отметил развитие торговых отношений со странами региона и инвестиции, которые Китай там делает. Сегодня Китай является главным торговым партнёром большинства стран региона. Еще десять-пятнадцать лет назад таким партнёром для стран региона были Соединенные Штаты.
С другой стороны, Китай пытается использовать свою экономическую мощь для достижения целей, которые не могут не вызывать беспокойство. В частности, у Китая есть территориальные претензии в районе Южно-Китайского моря, особенно в тех местах, где речь идёт о природных ресурсах. На эти территории претендуют также такие страны как Филиппины и Вьетнам. Это привело к трениям в регионе, и некоторые из этих вопросов сегодня являются весьма острыми.

Владимир Дубинский: Включаете ли Вы проблему Тайваня в число таких острых вопросов?

Мэтью Гудман: Вопрос Тайваня всегда в центре внимания и всегда – фактор в динамике развития региона. Китай вряд ли когда-либо откажется от своих территориальных претензий в отношении Тайваня, но, похоже, что сейчас обе стороны начинают понимать, что большую выгоду они получают от вовлеченности в экономическую активность региона и поддержания мира и стабильности. В результате, тайваньский вопрос сейчас не выглядит столь острым, как это было в прошлом, в конце 90-х годов, например, и ранее. Тем не менее, вопрос о де-факто разделённом Китае всегда лежит почти у поверхности и в любой момент может вновь всплыть со всей остротой.

Владимир Дубинский: Что бы ни говорили о растущем влиянии Китая или надеждах, которые с тихоокеанским регионом связывает Россия, главная роль в этом регионе по-прежнему принадлежит Соединенным Штатам. Как вы ее видите?

Мэтью Гудман: Соединённые Штаты – это тихоокеанская держава, хотя бы чисто географически: наше тихоокеанское побережье длиннее атлантического. Но дело не только в географии. У нас огромные интересы в регионе. Там расположены наши важнейшие стратегические союзники. Развитие экономики региона жизненно важно для экономики США, для создания рабочих мест у нас в стране. Точно также мир и стабильность в регионе Тихого океана – в национальных интересах Соединенных Штатов.
Сегодня США играют ключевую роль в поддержании баланса сил и стабильности в регионе. Наше военное преимущество в Тихом Океане по-прежнему подавляющее. В этом отношении мы превосходим и Россию, и Китай. Но дело не только в военной мощи. Благодаря нашим дипломатическим усилиям и союзам, которые мы там создали, мы в состоянии исполнять роль нейтрального, если угодно, арбитра в спорных вопросах, там возникающих. Это не значит, что мы непосредственно вовлечены в эти споры, но наше присутствие там позволяет сводить напряженность до минимального уровня. Мне думается, что большинство стран региона, включая Китай и Россию, понимают, что США играют в регионе конструктивную роль.

Владимир Дубинский: Каждый раз, когда в Вашингтоне меняется администрация, новый президент заявляет, что тихоокеанский регион будет для него приоритетным. Но каждый раз судьба почему-то распоряжается иначе. Другие международные проблемы – на Ближнем Востоке или в Европе – выходят на первое место, а о тихоокеанском регионе как бы забывают.

Мэтью Гудман: Вы правы, всегда получается так, что поддерживать нашу вовлеченность в этом регионе оказывается нелегко. Частично это можно объяснить простой нехваткой ресурсов и нашими бюджетными проблемами, которые, кстати говоря, видимо будут только усугубляться. Более того, Азия – очень далека от Вашингтона, а политиков здесь, на Восточном побережье США, бывает трудно убедить в том, что им следовало бы уделять больше внимания этому далекому региону. Но на самом высоком уровне значимость этого региона прекрасно понимают, это вряд ли изменится, даже если у нас будет новый президент и если изменится состав Конгресса.

Владимир Дубинский: Президент Обама не поедет во Владивосток из-за занятости в связи с предвыборной кампанией. Приуменьшит ли его отсутствие значимость и весомость встречи?

Мэтью Гудман: Да, конечно, присутствие президента США на любом саммите придает встрече больше веса, но, к сожалению, президент Обама не сможет поехать во Владивосток. России это ни в коем случае не следует рассматривать как знак неуважения. Решение не ехать во Владивосток было принято более года назад, когда выяснилось, что встреча состоится незадолго до выборов в США. Вероятнее всего, американскую делегацию возглавит государственный секретарь Клинтон. Она - весомый политик здесь в Вашингтоне, и она уполномочена говорить от имени президента. Тем не менее, тот факт, что президент не сможет поехать во Владивосток – это не идеальный вариант.

Ирина Лагунина: С Мэтью Гудманом, бывшим координатором Белого дома по азиатско-тихоокеанскому сотрудничеству, а ныне старшим научным сотрудником Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне беседовал наш корреспондент Владимир Дубинский. Напомню, это интервью – часть специального проекта Радио Свобода «ДВР: дальний восток России».
XS
SM
MD
LG