Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевое слово этой недели совсем не литературное, а именно – "хотелки". Такое слово, и было это уже не в первый раз, употребил Владимир Путин на совещании, посвященном расширению границ Москвы.

– Это проект, вызванный жизненной необходимостью. Это не чьи-то хотелки и никакая не пиар-акция, – сказал президент РФ.

Своей цели докладчик достиг - высказывание получилось запоминающимся. Однако еще вопрос, развеселили "хотелки" большую часть электората (дескать, вот как, по-простому умеет говорить наш президент) или отчетливая блатная нотка скорее способна вызвать раздражение. В этой связи есть резон вспомнить, как убийца чеченской девушки полковник Буданов на суде буркнул: "Терпелка кончилась". "Хотелка" и "терпелка" образованы по одной модели, которая не нравится ведущему научному сотруднику Института русского языка РАН Николаю Перцову. Контекст, в котором оказалась "хотелка", тоже:

– Слово "хотелка" принадлежит к разговорно-сниженному регистру языка. Есть разговорный регистр, есть разговорно-сниженный. Разговорно-сниженный уместен в определенных ситуациях общения. Например, общения между близкими людьми, когда мы не сдерживаем себя ничем. А есть просто разговорный регистр, когда мы делаем речь непринужденной, но, тем не менее, не снижаем ее. Простой пример: "толстяк" и "боров", когда мы хотим назвать толстого человека. Если мы хотим, чтобы высказывание было нейтрально, мы скажем "толстый человек". Если мы хотим сделать речь немножко непринужденной, мы скажем "толстяк". Если же мы хотим снизить, сделать ее более грубой, то скажем "боров". При этом разговорно-сниженный регистр все-таки недопустим в публичной речи. В нашем случае мы имеем дело с вульгаризацией речи лица, облеченного такой большой властью, и это выглядит необычайно странно.

Еще аналогия. Когда мы хотим сказать о каком-то ложном утверждении, то можем произнести "вы ошибаетесь", "вы говорите неверно". Если мы хотим перейти в разговорный стиль и как-то человека принизить, мы скажем "чепуха", "вздор". А если мы хотим его сильно унизить, скажем "фигня", "лабуда". Вот на этот уровень перешел в данном случае наш президент. Он перешел на разговорно-сниженный вульгарный уровень. По-моему, это недопустимо в публичной речи.

– Вот именно. Это же было официальное совещание, которое транслировали телеканалы.

– Это вызывает даже не только эстетическое неприятие, а просто недоумение. Для чего это нужно?! Очень большая часть аудитории не принимает это. Слово "хотелка" – разговорно-сниженное, оно не просто разговорное. Есть слово "хотение", которое в отличие от слова "желание", принадлежит к разговорному регистру, и оно вполне уместное. Можно сделать речь непринужденной и употребить это слово, вместо слова "желание".

– Кроме того, все помнят "по щучьему велению, по моему хотению".

– Еще и это. Но вот это новообразование "хотелка" принадлежит к регистру сниженному. Это первое мое недоумение по поводу употребления этого слова. А второе – это то, что оно плохо укладывается в словообразовательную модель, которая связана с суффиксом "-лк-" - скакалка, сушилка и т. д. Подавляющее большинство слов, которые образованы с помощью этого суффикса, обозначают некий объект, а не действие или состояние, связанное со значением соответствующего глагола. Такие слова есть, их много. Слов на "-лк-" в русском языке, я думаю, порядка 400. Так вот, по предварительным прикидкам получается, что подавляющее большинство таких слов, я думаю, процентов 90, обозначают некий объект, а не действие. Конечно, не абсолютно все. Скажем, слово "перестрелка" противоречит этому моему утверждению. Потому что как раз не существует слова "перестреляние", которое могло бы быть образовано с помощью явно глагольного суффикса, и оно обозначало бы соответствующее действие. Но никакого «перестреляния», повторю, нет. Употребляется слово "перестрелка". И слов типа "перестрелка" ничтожное количество. Поэтому вот эта "хотелка", это новообразование с помощью такого суффикса, прежде всего, наводит на мысль о каком-то объекте, связанном с тем, что обозначает слово "хотеть". Я вспоминаю, как один мой знакомый в непринужденной речи сказал своему сыну: "Ну что же у тебя ничего не получается? У тебя сообразилка не работает?" Здесь "сообразилка" это, конечно, не действие, не процесс соображения, а это какой-то механизм в составе сознания человека, который осуществляет действие "соображать".

– "Мозги не работают" иными словами.

– Да. Естественно, это означает не действие "соображать", а некий фиктивный, не существующий на самом деле орган, с помощью которого это действие осуществляется. Чисто теоретически, если бы я услышал вырванное из какого-либо контекста словообразование "хотелка", и меня бы спросили, что это могло бы означать, я бы сказал, что это некий объект в составе сознания человека, с помощью которого осуществляется действие "хотеть", а не само это состояние. Это еще один аргумент в пользу того, "хотелка" идет вразрез с тенденцией словообразования русского языка, связанной с суффиксом "-лк-". Это какое-то насилие над языком!

К соображениям Николая Перцова добавлю еще одно. Бывают такие органичные новые слова (не важно, сленг это или просто окказионализмы), которые не вызывают внутреннего чувства протеста. К "хотелкам" это не относится еще и потому, что здесь происходит насилие над категорией рода. Нормативное "хотение" - это средний род. "Хотелка" - женский.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG