Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Тамара Ляленкова: Несмотря на то, что летние каникулы в России длинные, целых три месяца, август – самый ленивый из всех. Позади хлопоты по поводу поступления в вузы – в эти дни стали известны результаты второй волны, все первоклассники записаны в школы, и хотя у тех и других еще есть шанс поучаствовать в третьей волне, думать об этом не хочется, хочется отдыхать – и детям, и преподавателям. Поэтому поговорим мы сегодня про летнее чтение, но не про то, что задают на каникулы в школе, а про любимые книги выпускников лицея «Воробьевы горы» и главного редактора издательства «Самокат» Ирины Балахоновой.
Одну книгу мы, правда, обсудим подробно - ее ребята выбрали из длинного списка новинок издательства АСТ. Учитель литературы Евгения Абелюк также ее прочитала, а я пригласила автора - Георгия Зотова - принять участие в программе. Вот небольшой фрагмент из романа.

Архив рейхскомиссариата № 1
«Досье ZL8 – Политики»
«...20 октября 1941 года войска вермахта вошли в Москау и после двух месяцев уличных боев овладели столицей Руссланда, включая Кремель. Поиски Иосифа Сталина оказались тщетными. Согласно докладу Управления имперской безопасности, именно он стоял за терактом «Возмездие-42», уничтожившего на площади Нибелунгов руководство рейха. По информации Абвера, позже Сталин скрывался в подземном бункере в Куйбышеве (ныне Фюрербург), откуда руководил сопротивлением партизан. После взятия Фюрербурга он исчез окончательно. Отряды боевиков, действующие на Урале и в Сибири, до сих пор признают Сталина своим духовным лидером. Даниил, патриарх Лесной Церкви (секты, объединившей служителей православия, что не признали переход Руссланда под топоры богов Асгарда), усиленно поддерживает легенду: став отшельником, Сталин живёт в ските, в глухой чаще сибирской тайги, и молится за победу. На жаргоне боевиков Сталина зовут просто «старец», для «лесных» он нечто вроде святой иконы. Клим Ворошилов бежал в Иран, укрывался в курдских районах, как «гость Масуда Барзани». В 1948 году он был схвачен в ходе спецоперации десантом парашютистов СС, при аресте подорвал себя гранатой. Калинин публично покаялся и перешел на службу в рейхскомиссариат Москау, документально доказав свое арийское происхождение. Позже он работал в Министерстве финансов, под руководством Вальтера Функа. Генералы Жуков и Рокоссовский, отступив из Москау, сформировали «лесные бригады» рядом с Мурманском: секретные подземные заводы производили все нужное, включая орудия и танки. После их смерти фронт распался на отдельные партизанские отряды. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль был взят в плен во время штурма Лондона, заключен в Тауэр – в ту же камеру, где сидел Рудольф Гесс. В 1949 году Черчилль покончил жизнь самоубийством, вскрыв себе вены. Король Британии Георг VI успел на подводной лодке бежать в Канаду, дальнейшие следы монарха теряются. Генерал Шарль де Голль возглавил сопротивление французов в Африке и погиб в 1955 году в джунглях Мадагаскара, попав под авиаудар люфтваффе...»

Тамара Ляленкова: Это был фрагмент из романа «Москау» Георгия Зотова.
Гости московской студии – выпускники лицея «Воробьевы горы» Даша Червинская, Игорь Гунбин, Настя Антонова, Кирилл Толокнев и их учитель Евгения Абелюк. Мы обсуждаем социальную утопию и историческую реальность, а также литературные особенности недавно вышедшей книги. Я честно призналась, что дальше первых страниц не продвинулась.
- Я поняла, что мне придется строить в голову какую-то новую структуру. Расскажите ваши впечатления?

- Я первый раз его прочитал, когда пришел из лицея, поставил себе на компьютер, и мне он сразу понравился. Мне показалось, что это роман не о том, как изменилась бы мировая карта, не победи Россия во второй мировой войне, а просто роман – жесткое издевательство над современной российской действительностью.

Евгения Абелюк: Мы погружаемся в странный мир. Перед нами фантастические события романа, которые вроде бы подаются как исторические, хотя на самом деле история участвует только в некоторой исходной позиции: Вторая мировая война закончилась победой Вермахта, и мир разделен. В какой-то момент нам даже приводится фрагмент из якобы созданного учебника, конечно, утвержденного Министерством народного просвещения и пропаганды Москау, где рассказывается о географии, и там очень любопытные штуки. Королевство Румыния включает в себя Одессу и Бессарабию, Финляндия – Карелию и Мурманск. А Москау – это не только Москва, это все европейские территории Русланда, как нам говорят.

- Я стала поклонницей Зотова, потому что у него очень четкие, яркие высказывания о мировых реалиях. Он очень забавно, например, отзывается о спортивных достижениях. Или он написал, что русским привычно дружить с тем, с кем они воевали. Есть научные вырезки из учебников, есть какие-то видения, и начало одинаковое: нас вводят во что-то непонятное, без имен практически, и только потом начинается развитие событий. И как всегда, очень нестандартный финал.

Тамара Ляленкова: А что для вас привлекательного в его текстах?

- Во-первых, у него очень легкий слог, я читала на одном дыхании все его книги. Истории все разные. Похожа структура, но как идет история – все разное. И что еще ценного в его книгах, я сразу представляю себе картинку. Есть некоторые книги, которые читаешь – и сюжета у себя в голове не видишь, а тут читаешь – и сразу видишь, что происходит, как будто прямо перед глазами.

Тамара Ляленкова: А вам не страшновато от его картинок?

- У него очень легкое чувство юмора, поэтому, когда становится не по себе, маленькая шутка разряжает обстановку.

Тамара Ляленкова: Самое страшное место для вас в «Москау»?

- Кульминация, когда девушка Ольга оказывается Смертью. Страшно, что весь мир оказывается иллюзией одного человека, который умирает. Там есть Павел, и когда ему смерть, эта девушка сообщает, что он живет в иллюзии, что он всего лишь плод воображения, представить себя на месте этого человека – мне было бы сложно не сойти с ума, окажись я им.

- Для меня это очень странный поворот сюжета – с девушкой Смертью. Он играет жанрами, сначала это альтернативная фантастика, потом фантастика с параллельными реальностями. И тут – о-па, девушка Смерть, добро пожаловать в мистическую книгу. Ничего не ведет к тому, что это будет именно так.

Тамара Ляленкова: Кирилл, а это первая книга, которую вы читали?

- Для меня – да. И некоторые моменты мне показались странными.

Тамара Ляленкова: Мне кажется, что в вашем возрасте люди как раз переживают похожее ощущение – что такое мир, и что такое я в этом мире?

- Тут уже, наверное, надо говорить о том, как человек думает о смерти, в это включаться. Потому что хоп – и мир исчезнет однажды. Такие мысли действительно бывают. И Зотов довольно красочно эту тему раскрыл.

- Для меня подобные мысли были всегда связаны с одиночеством. Приходят мысли о том, что, может быть, всего этого не существует.

Евгения Абелюк: Мне кажется, что здесь игра в иллюзию, а не создание некого иллюзорного мира. Это прием. Именно потому, что очень много в эти фантастические одежды рядится исторических реалий. И поэтому возникает буквально с первых страниц ощущение, что это такая социальная фантастика. Многие вещи называются иначе. Интернет, например, есть, но это – Сегуны, мобильники есть, но это – эфонк. И даже есть тролли и хомячки, мы так многое узнаем! Или в какой-то момент речь идет о том, что японский император подарил немецкому государству озеро Байкал, - и почему-то вспоминается, как Хрущев подарил Крым Украине. И таких параллелей очень много. И понимаешь, что речь о нас – о нас советского времени и сегодняшнего. И там многие вещи – глобальные.

- Мне еще стало интересно, связаны ли события романа с недавними событиями на Сахарова и Болотной площади. Например, кажется, Павел говорит о том, что писатели и актеры собираются и говорят, что настоящая власть несостоятельна, но существует опасность нестабильности, и не нужно раскачивать лодку. Мы встречаем устойчивые выражения из современного мира и буквально события прошлых месяцев.

- И Москау и всем Рейхом правит телевидение. «Зомбоящик всем захавал мозг».

Тамара Ляленкова: Своими впечатлениями от прочитанного делятся выпускники лицея «Воробьевы горы».
Но если Кирилл Толокнев познакомился с этим автором впервые, Даша Червинская читала все сочинения Зотова. Мы с учительницей Евгенией Абелюк пытаемся понять, что именно привлекает ребят в такого рода литературе.

- У Зотова есть книга «Череп субботы» - это насчет Путина и Медведева. У него было довольно забавно изображено, что есть два царя на Руси, и выточили специальный трон с двумя сиденьями, и там постоянно младший царь скатывался с этого трона, а старший сидел на полном седалище. И партия «Царь-батюшка» постоянно набирала по 200 процентов.
- Кроме смешного, есть и обыгрывание чего-то страшного. Например, передел истории, переписывание истории, что мы наблюдали в 20-м веке неоднократно. На Чудском озере неожиданно побеждают немцы, а не Александр Невский. Или в Туркестане Пересвета сразил Челубей.

Евгения Абелюк: Между прочим, национализм – одна из центральных тем. Возникает депортация народов в Африку.

- С другой стороны, фашизм гораздо более жестокий, чем даже наша тоталитарная система.

- Да, большая разница – уничтожать чужие народы или собственные, уничтожать из-за национальных признаков или из-за классовых.

- Достаточно сказать, что часть мира оказалась попросту отрезана от цивилизации, можно сказать, - центральная часть США или Африка.

Евгения Абелюк: В историческом направлении он нас тоже заставил думать. На территории Русланда действуют отряды лесных братьев, и кажется, что какая-то патриотическая идея за этим стоит. Но почему-то эти лесные братья названы шварцкопфами, и нам сказано, что это черноголовые. Возникает ассоциация с косметической фирмой «Шварцкопф», и ты смеешься, и патриотическая идея отходит. К тому же они оказываются еще и сталинистами, причем махровыми сталинистами.

- Насчет шварцкопфов он рассказывает от лица немца, причем чистокровного арийца. Поэтому логично, что нам должно быть смешно. Как заставить человека обратить внимание? Если это смешно, человек наверняка это прочитает. А тут действительно смешно, необыкновенные события разворачиваются, при этом яркие вставки реалий и умозаключения довольно глубокие.

Евгения Абелюк: Бесконечные повороты сюжета, бесконечные убийства, уничтожение человека человеком – все это в какой-то момент напоминает триллер и даже компьютерную игру.

- А как еще заставить читать человека моего возраста? Наверное, загадочным сюжетом. Человека убили – а почему его убили, за что, кто его убил? И ты читаешь дальше. И помимо этого ты читаешь учебник, видение и все на свете. А стрелялки и войнушки всегда все любили, мне кажется.

Евгения Абелюк: Не заигрывается в них автор?

- Возможно.

- Нет, я так не считаю.

- Он хочет обратить наше внимание и на современность тоже. Например, мне понравились две цитаты. «Даже удивительно, почему в Русланде всегда одно и то же. А впрочем, здесь всегда любили ломать, а не строить».

- Да, слишком много хороших цитат.

- У меня сначала возникло отвращение, а потом заинтересовало. И под конец я уже читала на одном дыхании.

- А у меня, наоборот, конец вызвал разочарование, не прочувствовал глубину авторского замысла.

Евгения Абелюк: Я воспитывалась на совершенно другой фантастике, на фантастике, допустим, Стругацких. И я очень хорошо помню, что наше поколение растащило их на цитаты. Здесь тоже есть что взять на цитаты.

«По слухам, во времена большевиков здесь стоял памятник Пушкину. Пушкина давно демонтировали – как со сквера, так и из школьной программы: он же негр. Министерство народного просвещения и пропаганды вообще здорово постаралось. Запретили исполнять произведения Чайковского – композитор подозревался в гомосексуализме, сняли с показа «Свинарку и пастуха» – чабана играл семит. В центре сквера – огромные чёрные дыры с оплавленными краями, это пепелища. По выходным на Арийской горами сжигают запрещенные книги – те, что конфисковывают у шварцкопфов, как когда-то на Опернплац в Берлине. Корчась в огне, сгорают Герберт Уэллс, Владимир Маяковский, Ярослав Гашек. Когда я был юным активистом фюрерюгенда, принес сюда и бросил в книжный костер «Трех мушкетеров» из школьной библиотеки – этот томик прятала уборщица. Но Дюма – не ариец, писатель с негритянской кровью. Вы знаете, с каким треском горит бумага? Будто рвется сердце.
На месте Пушкина установили памятник Ницше. Поначалу его путали с Горьким (тоже запрещенный писатель) – спасибо густым усам. Фюрер обожал книгу «Так говорил Заратустра», но ему не были ведомы слова Ницше: «Германия великая нация лишь потому, что в жилах ее народа течет столь много польской крови». Впрочем, это домыслы троллей из сети Сегунэ, а они чего только не напишут...»

Тамара Ляленкова: Прозвучал фрагмент из романа Георгия Зотова «Москау».
Авторский замысел и способ его воплощения обсуждают выпускники лицея «Воробьевы горы» и учитель литературы Евгения Абелюк.

- У меня есть еще идея про «холодную войну», что мир после предположительной победы скатывался в «холодную войну». Это не чистое предположение Зотова, это было уже у Филиппа Дика в романе «Человек в холодном замке», там тоже идет фактически «холодная война» между победившими государствами.

Тамара Ляленкова: Здесь к нашему разговору подключился сам автор, Георгий Зотов, который на момент записи программы находился в командировке в Дамаске.

Георгий Зотов: Я не претендую на то, что я первый все это написал. Есть такая версия, что в мире всего шесть сюжетов, на которые много чего написано, но я бы не сравнивал себя с Филиппом Диком. В таком случае любого человека, который пишет детектив, надо сравнивать с Агатой Кристи. Достаточно сказать, что у Дика, скажем так, не было вообще упомянута Россия. То есть она была где-то там, и ей было посвящено всего несколько строк, основное действие происходило в США. У меня, напротив, все происходит в России.
По поводу «холодной войны», мне кажется, это неизбежно, что если две крупные державы в мире остаются, между ними возникает соперничество, потому что должен остаться только один. И если даже эти державы – друзья, как, кстати, были США и Советский Союз на протяжении войны, между ними все равно начинается соперничество, которое выливается в открытое противостояние. Вот так и в моей книге произошло между Третьим Рейхом и Японской империей.

Тамара Ляленкова: Логику повествования пояснил автор «Москау» Георгий Зотов.

- Я раньше не читал ваших книг, и у меня такой вопрос: почему все книги, которые вы писали до этого, носят такие странные названия?

- Да, «Апокалипсис, велком», «Череп субботы», «Печать луны», «Ангел минус, Демон плюс»...

Георгий Зотов: Наверное, потому что мне так хочется. Я принимаю вашу точку зрения, что с таким названием вы не захотели бы читать, но тираж «Апокалипсис велком» достигает 45 тысяч на данный момент, и сейчас будет еще одна допечатка, и это доказывается, что кому-то эти названия нравятся, не только мне. Это один из вопросов, на которые невозможно ответить.
- А что вас вдохновило на написание, например, книги «Республика Ночь»? Сюжет про вампиров часто используется, но я считала вас человеком, который сильно отделяется от того, что обычно пишут.

Георгий Зотов: Скажем, «Москау» - несколько нехарактерная для меня книга, потому что я люблю жанр пародии. Я люблю жанр жесткой пародии. И «Республика Ночь» для меня в первую очередь пародийный вариант. Потому что в последнее время вышло огромное количество книг про вампиров, только у нас в России 367 изданий за год. Если бы человек читал одну книгу в день, у него бы остались еще лишние книги. И мне захотелось просто простебаться на тему вампиров. Поэтому роман «Республика Ночь» я написал как пародию на вампирскую тему. Есть люди, которым, когда я пошучу, будет смешно, а есть те, которым будет не смешно. И я думаю, что обе стороны имеют право на существование. Но в целом, если вы заметили, там есть моменты и политической сатиры на действующую власть в России, то есть для меня это сатира и черный юмор. Это был эксперимент, я не собираюсь писать продолжение.

- У вас много книг на тему ада, рая, Иисуса и Шефа, если можно так сказать. Вы как к религии относитесь?

Георгий Зотов: Я в некотором роде специалист в религии, я изучал Библию, церковные апокрифы, вещи, которые не были включены церковью ни в Библию, ни в Евангелие, и мне, конечно, эта тема интересна. Что касается религии, Иисус Христос – это одно, а то, что делает наша церковь, роскошь и все остальное – это, конечно, другое. И это я стараюсь там спародировать, жестко показать. В общем, к религии у меня отношение вполне нормальное, если она не задевает людей. К церкви по большей степени отношение отрицательное, хотя, конечно, есть много достойных священников, которые помогают людям и искренне верят в то, что они делают, но таких меньшинство.

Евгения Абелюк: Огромное число острых перипетий в романе «Москау», много разных персонажей. Вы не боитесь, что не получится стройного здания у романа и не очень будет понятно, что вы хотите сказать в целом этим романом?

Георгий Зотов: Напротив, меня упрекают в том, что там мало персонажей. Этим романом я хотел сделать так, чтобы люди задумались, что было бы, если бы победила нацистская Германия. У нас на эту тему не очень принято говорить, и масса книжных магазинов отказались принимать эту книгу, выкладывать ее так, чтобы она была на виду, просто из одного факта, что это версия, что Германия победила в войне. В то же время в Европе и в США « что было бы, если...» - это довольно широкий сегмент литературы, там много авторов пишут на эту тему.

Тамара Ляленкова: Георгий Зотов прав, книжные магазины проводят свой собственный отбор печатной продукции, и на витрину часто попадают не самые лучшие образцы литературного творчества.Поэтому я попросила ребят жать свои рекомендации.
- Что вы любите летом читать - легкую литературу или серьезную? Или то, что не успеваете почитать во время учебного года, какие-то обязательные вещи в школьной программе?

- Мой любимый писатель - Бредбери. И любое его произведение, я считаю, каждый должен прочитать. У него есть довольно глубокие рассказы, умозаключения. Например, тот же самый "451 градус по Фаренгейту" - это потрясающе, это Замятин в американской форме. А Замятина все должны были прочитать. Маркес "Сто лет одиночества" - я считаю, что тоже произведение, заслуживающее внимания. Оно довольно тяжелое, и школьнику или студенту читать его зимой нет времени. Я недавно с удовольствием прочитала "Хроники Нарнии", и мне очень понравилось. В моем возрасте, мне кажется, можно глубже смотреть, чем просто как на сказку.

- Для кого-то лето, может быть, единственный шанс прочесть что-то серьезное, потому что в другое время не хватает сосредоточенности. Для меня открытием последнего года стала трилогия Ника Гарькалова. Очень приятно в современной фантастике найти веру в будущее. Приятная очень вещь, может, немного детская.

- В свободное время мне очень нравится читать детские книжки, которые можно прочитать взрослым. Я недавно прочитала три книжки. Это серия Мони Нильсон, шведской писательницы, про Цацики и его маму. Цацики - это маленький мальчик, у него нет папы, а только одна мама, но мама у него очень клевая, ходит на всякие тусовки, и она как подруга маленькому Цацики. Читать очень интересно и увлекательно. Вторая книжка - Анжелы Нанетти "Мой дедушка был вишней", я купила ее на "Нон-фикшен". Это трогательная история про мальчика, у которого умер дедушка. Еще очень интересная книжка у Йоханны Тидель "А звезды светят на потолке". Я недавно посмотрела фильм, который сняли по этой книжке, не знаю, вышел ли он на русском языке. Мне кажется, что фильм достоин просмотра, так же как и книжка - прочтения. Для себя я хотела бы почитать что-нибудь серьезное из философии. Мне недавно посоветовали почитать китайскую философию, и когда будет свободное время, я этим займусь.

Тамара Ляленкова: Это были рекомендации для летнего чтения выпускников лицея "Воробьевы горы".
Среди перечисленных выше книг было несколько, которые вышли в издательстве «Самокат». Я попросила Ирину Балахонову, главного редактора издательства, рассказать о новинках, которых, к моему удивлению, вышло довольно много даже за последние несколько месяцев.
Значит ли это, что, вопреки принятому мнению, российские дети все-таки читают?

Ирина Балахонова: Нам кажется, что дети все-таки читают, и спрос вполне есть, да. Но речь, скорее, идет о том, что мы за последние несколько лет смогли объяснить родителям, просто методом практического использования того, что мы издаем, что на рынке существует очень много новых книг или незаслуженно забытых старых, очень хороших, которые не лежат на поверхности. Может быть, не все их помнят из детства, а о некоторых просто никогда не слышали, но которые существуют. И количество этих родителей, которые вдруг поняли, что существует энное количество издательств, в том числе для детей, не только для взрослых, которым можно с закрытыми глазами доверить выбор книжки для ребенка, количество этих родителей растет изо дня в день, на мой взгляд. Все-таки книжки для детей покупают родители, об этом не нужно забывать, и чем больше таких родителей у нас будет, которые нам доверяют, тем больше будет читающих детей.
Очень много людей возвращаются даже не словами "мой ребенок прочитал, ему понравилось", а иногда возвращаются с какими-то совсем фантастическими фразами, говоря, что "мой ребенок вообще не читал, а тут он зачитал". Я думаю, что больше всего везет тем людям, которые находятся в зоне нашего действия в Москве или в Санкт-Петербурге, куда мы выезжаем. Так что читают, все нормально.

Тамара Ляленкова:
Теперь предлагаем ваш летний список, что почитать.

Ирина Балахонова: Наверное, начну с нестандартного проекта. Он не очень литературный, называется "Городское ралли". Это литературно-краеведческая игра-прогулка для всей семьи. Наверное, читатели наши знакомы с проектом "Городское ралли" по Москве, а сейчас мы сделали городское ралли по Санкт-Петербургу. Это такие 9 карт, очень красивых, нарисованных вручную художниками, в данном случае художницами из Санкт-Петербурга. Здесь 9 карт, к каждой карте 20 вопросов, ответить на которые надо, глядя на дома, указанные в карте. А в конце маршрута мы предлагаем гуляльщикам сесть, открыть брошюру, где предложены ответы на все наши вопросы, и такие историко-культурологические, архитектурные расшифровки к каждому из вопросов, которые дают общее представление о том, что же все-таки за этим стоит, такое развернутое объяснение, очень понятным языком написанное.
Если переходить к книжкам для почти взрослых людей, есть у нас такое направление - "Молодые взрослые", это уже не подростки и еще не совсем взрослые люди, не имеющие семей, детей. Эти книги могут вполне встать на полку взрослого читателя, но в них подняты темы, которые интересны подросткам или еще не определившимся взрослым людям, которые решают для себя какие-то жизненно важные вопросы. Книжка называется "Где кончается небо" и принадлежит талантливому испанскому писателю молодого поколения Фернандо Мариессу. Эта книжка рассказывает о выборе, который молодой человек, совсем молодой человек в Испании, в период гражданской войны вынужден делать. И выбор довольно страшный, потому что он оказывается в нестандартной ситуации. Он всегда мечтал о самолетах и встречается со взрослым летчиком, становится его учеником и считает себя обязанным этому летчику, который отправляет его в осажденный Мадрид работать шпионом, в семью своего лучшего друга. Там очень сложная история, тянущаяся через три поколения, про выбор, про то, что значит семья, честность, долг и жизнь, по большому счету, настоящая, взрослая жизнь, и чем она может закончиться, если выбор был неправильный.
Еще одна книга, которая вышла к летнему периоду, - это книга известного французского писателя Жан-Клод Мурлева "Горе мертвого короля". Это такая философская сказка о войне, совершенно фантастическая по своей глубине, которая ставит двух братьев по разные стороны фронта. Книга о том, что можно воевать, можно не воевать, и где предательство, где подлость, где храбрость. Жан-Клод Мурлева умудряется создать невероятное по ощущению правдивости пространство, которое кажется абсолютно реальным, хотя это, конечно, пространство полусказочное почти. В этой книге есть две линии поведения, и каждый сам для себя определит, насколько та или иная линия ему ближе. Книга очень непростая по построению, очень грамотно ставит вопросы, о которых каждый будет думать в своей жизни обязательно.
Книга гораздо более веселая, смешная и познавательная - очень известного в России автора Эриха Кеснера "Когда я был маленьким". Эрих Кеснер рассказывает о совершенно удивительных вещах из своего детства, о том, как были конки, как тогда одевались дамы, у них были длинные и узкие юбки, они могли в них идти только мелкими шажками, а влезть в трамвай уже вовсе не могли... Очень разные проблемы описаны: были драчливые учителя, которые на поверку оказывались милыми одинокими людьми, признававшимися в том, что они, например, вполне справились бы с ролью домашнего учителя, с 3-4 детьми, а так у них 25 учеников. Книга очень ироничная, тонкая и замечательная. Эта книга открыла серию, к которой "Самокат" очень давно стремился - "Другое детство". Я думаю, что эти книги мы будем стараться выбирать так, чтобы они были интересны не взрослым людям, хотя и взрослым тоже, но прежде всего нашим детям. Твои собственные проблемы и твоя жизнь могут показаться тебе проще или веселее, или грустнее, но ты хотя бы понимаешь, что это было и с другими людьми.
Такая приоткрытая дверь в жизнь людей, может быть, знаменитых, если речь идет о писателях, попытка увести с пьедестала, на котором их очень трудно на протяжении 10 лет школы лицезреть. А если заранее прочитать о них, может быть, отношение будет к ним немного другое.
Сейчас я расскажу о книжке Игоря Ефимова "Таврический сад". Она вышла в серии "Родная речь", и рассказывает о мальчике, который живет в послевоенном дворе, рядом с этим двором пленными немцами строится здание, вокруг этого двора бродит шпана, а мальчик очень хочет найти себе место в этой жизни, в том числе мечтает о дружбе с этой шпаной. С друзьями происходят разные приключения - то они ездят на свалки за цветными металлами, то вступают в странные отношения с бывшими зеками, зеки рассказывают удивительные истории из своей жизни. И они случайно оказываются в роли воров музыкальных инструментов, потому что к зеку приходит приятель, представляющийся дирижером оркестра, и уводит их в дом культуры, и там, представив их как школьный духовой оркестр, выносит все инструменты, грузит на грузовик и уезжает. И они наивно во всем этом участвуют. В общем, это история детства послевоенного подростка. И это совершенно замечательная, очень тонкая, пронзительная проза.
В эту серию пока вошли произведения писателей питерской школы - Валерия Попова, Сергея Вольфа, Евгения Голявкина и Игоря Ефимова. Серию мы назвали "Родная речь", но мы хотели ее позиционировать как новую русскую классику. И она совершенно не устарела, несмотря на сюжеты и реалии, которые больше не наши. С точки зрения внутренней жизни героев она может быть актуальнее, чем многие книги, которые вы сейчас найдете в книжных магазинах. Тексты более сложные, неоднозначные, они когда-то издавались, какие-то из них более известны, какие-то менее, но нам очень хочется к ним вернуться. И очень важно мнение читателей об этой серии.

Тамара Ляленкова: Это был список книг для летнего чтения главного редактора издательства «Самокат» Ирины Балахоновой.
Какую литературу читают современные подростки в «Классном часе Свободы» сегодня также выясняли: учитель литературы Евгения Абелюк, выпускники лицея «Воробьевы горы» Даша Червинская, Игорь Гунбин, Настя Антонова, Кирилл Толокнев. На вопросы отвечал писатель Георгий Зотов.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG