Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о фигурантах дела "ЮКОСа" и 3-м сроке


Между тем Михаил Ходорковский просит провести экспертизу приговора по "второму делу ЮКОСа".

Между тем Михаил Ходорковский просит провести экспертизу приговора по "второму делу ЮКОСа".

Против экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, вероятно, готовится третий процесс, грозящий 20-летним заключением, рассказали эксперты "Независимой газете" в номере, вышедшем во вторник 21 августа. К таким выводам они пришли, наблюдая за процессами в отношении других представителей нефтяной компании. Напомним, что в августе стало известно, что суд в Вельске снизил срок бывшему совладельцу компании ЮКОС Платону Лебедеву, осужденному на 13 лет, на 3 года и четыре месяца. А также о сокращении срока заключения еще одного осужденного по делу ЮКОСа: судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда снизила срок лишения свободы бывшему главе компании "Ратибор" Владимиру Малаховскому, приговоренному к 12 годам, до 7 лет и 10 месяцев.

Владимир Кара-Мурза: Михаилу Ходорковскому могут предъявить новые обвинения. Об этом сегодня пишет "Независимая газета".
Снижения срока экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому, вслед за послаблением в деле Платона Лебедева, можно в ближайшее время не ждать. Эксперты говорят о вероятной подготовке третьего процесса по делу Ходорковского. А источники указывают, что таким образом власти пытаются мягко шантажировать Европейский суд, который осенью приступит к рассмотрению требований акционеров ЮКОСа, требующих от России многомиллиардных компенсаций.
За последние пять месяцев доля россиян, выступающих за досрочное освобождение экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, выросла на 5%. Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного Левада-центром.
Если в марте "за" были 26% россиян, то теперь таких стало уже 31%.
Центр общественных процедур "Бизнес против коррупции", одним из сопредседателей которого является бизнес-омбудсмен Борис Титов, принял к рассмотрению обращение экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и инициирует независимую экспертизу по его делу.
О том, выйдут ли фигуранты дела ЮКОСа на свободу или власть организует им 3-й срок, мы сегодня беседуем с Александрой Самариной, зав отделом политики "Независимой газеты", автором сегодняшней статьи "Сиквел дела ЮКОСа", Кариной Москаленко, адвокатом Михаила Ходорковского и Алексеем Кондауровым, бывшим депутатом Государственной думы. В чем суть обвинений, которые могут быть предъявлены Ходорковскому по третьему делу?

Александра Самарина: Суть обвинений та же, что и просматривается в делах других бывших руководителей ЮКОСа, а именно обвинения в создании преступной группы. Дело в том, что другие обвинения сейчас не могут сыграть, что-то за давностью лет, что-то уже было предъявлено и сыграло свою роль. О чем идет речь? Дело в том, что кого бы ни судили сейчас, а одновременно прошли суды, у кого-то закончился, у кого-то нет, у других бывших руководителей ЮКОСа, и там везде этот мотив, как мелодия для флейты, везде просматривается: преступная группа, преступное сообщество. То есть это тяжелейшее обвинение, которое может вызвать приговор в 20 лет лишения свободы, он висит как некая глыба. Пока он висит над теми людьми, которых судят, товарищи Ходорковского. Но это же обвинение нависает над самим Ходорковским. Я подчеркну: совершенно необязательно, что оно будет предъявлено. Более того, я думаю, что не будет это обвинение предъявлено. Но наша власть, ее особенность – всегда иметь в рукаве джокер, всегда иметь досье, которое может быть предъявлено или угроза, которая может быть предъявлена человеку, на которого оказывается давление. Сейчас судят, кого-то уже осудили, как Владимира Дубова, 1 августа прозвучал приговор, 8 лет дали человеку, кого-то еще судят, как, например, Невзлина и Колесникова. Но это товарищи Ходорковского. И в преддверии этого суда в Гааге по иску миноритариев ЮКОСа, как бы это довольно прозрачный намек: поговори со своими товарищами в Гааге, и тогда твоим товарищам здесь может быть легче. Это только один из сюжетов, который явно просматривается. А самое главное, что здесь же действительно большие деньги Россия теряет и терять не хочет. Вот такие вещи, они совершенно не исключены, как считают эксперты, источники наши и адвокаты Ходорковского.

Владимир Кара-Мурза: А в чем суть претензий к адвокату Ивану Колесникову? Мы видим, что у него формулировка "член организованной группы, планировали завладеть компанией "Енисейнефтегаз".

Александра Самарина: Речь идет об акциях. На самом деле это обвинение абсурдное, потому что получается, что он как бы украл собственность у самого себя. Это обвинение очень похоже на обвинение самого Ходорковского в том, что он украл у себя сколько-то нефти. По этому обвинению самое главное не это ковыряние в компаниях, кто когда что сказал и сделал, а в том, что это обвинение прямо выводит на именно создание преступной группы, в которую можно включить кого угодно. И именно этого добиваются власти. Был такой замечательный французский фильм, он называется "Репетиция оркестра", вы его помните, так вот сейчас такое впечатление, что идет репетиция процесса будущего. И этот будущий процесс по обвинению гораздо более известных фигур, чем нынешние руководители ЮКОСа, которыми они ранее были, это идет обкатка таких сценариев.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, ощущается ли беспокойство властей в связи со скорым возможным освобождением экс-владельцев ЮКОСа?

Карина Москаленко: Дело в том, что коль скоро возникает возможность скорого освобождения наших подзащитных, власти начинают испытывать страх, страх расплаты за то, что они натворили. Против наших подзащитных как минимум два злодеяния совершено: у них отобрана собственность, но это ничто по сравнению с тем, что они уже долгие годы жертвы незаконных преследований. Так вот, когда подходит время всякий раз законного освобождения даже после незаконного осуждения, власть испытывает панический страх и начинает создавать новые обвинения. А о наличии третьего дела мы, адвокаты Михаила Борисовича, Платона Леонидовича и других фигурантов по делу ЮКОСа, мы давно знаем. Мы не можем не знать о том факте, что началось это в Генеральной прокуратуре, а теперь в Следственном комитете бесконечно, постоянно идет некое расследование. Целая группа людей продолжает что-то фабриковать против наших подзащитных. Что именно? Я с экспертом согласна, видимо, это такого плана обвинения, которые, конечно, будут абсолютно беспомощны, они будут абсолютно необоснованны, даже навскидку, на первый взгляд это видно. Но этот страх, о котором я вам говорила, который власть неизбежно будет испытывать в отношении людей, которых они обобрали, которых они многие годы мучают в тюрьмах, этот страх их заставит выйти в суд с любым абсурдом. Обратите внимание, как легко в российских судах любые абсурдные дела проходят.
Поэтому новости здесь нет, но это очень печальное сообщение, оно прогнозируемое, а сейчас оно прогнозируемое особенно в связи с тем, что близится решение Европейского суда по делу, по которому наши подзащитные осуждены и там не будет решаться вопрос о том, виновны они или невиновны, мы и так знаем, что они невиновны, но вопрос будет стоять так: имели ли они справедливое судебное разбирательство. Если нет, а это прогнозируемо, судя по вопросам Европейского суда и по ответам Российской Федерации на эти вопросы, в этом случае необходимо отменять приговор и освобождать их. Потому что на мере пресечения их нельзя содержать, мера пресечения применительно к обоим нашим подзащитным Европейским судом уже признана незаконной, неправильно примененной, необоснованной. И это результат тех дел, которые уже рассмотрены по нашим жалобам. Так что у власти очень сложное положение, и она становится опасна, потому что она сама находится в опасности.
Эта ситуация меня очень напрягает. Я знаю, в каких непростых условиях мой подзащитный отбывает наказание, ведет он себя достойнейшим образом. И это оценивают все наблюдатели и там, на месте – в колонии. Удается как-то охранять столько лет от нападок, которые были и имели место, провоцировалось гораздо больше, чем мы об этом слышали публично. Но до сих пор как-то тревожно, но наши подзащитные выживали. Власть боится их, и боязнь становится агрессивной, наступательной, опасной. Никакая бессмысленность обвинений или смехотворность обвинений их не остановит – это мне понятно.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете желание властей раскрутить третье возможное дело ЮКОСа?

Алексей Кондауров: Вы знаете, я не настолько убежден, что они будут раскручивать третье дело, хотя в наших условиях мы видим, что полный абсурд можно принимать в суде и назначать наказание девушкам из Pussy Riot – это мы все наблюдали. Видите, у них не джокер в рукаве, как сказал уважаемый корреспондент, у них дубина в рукаве. Она даже не в рукаве, они ею постоянно размахивают. Поэтому прогнозировать действия власти совершенно бессмысленно, потому что спрогнозировать невозможно. Они когда хотят, тогда этой дубиной машут. Захотят ли они махнуть еще раз – трудно сказать. Они в этом деле и так до полного абсурда дошли. Но поскольку юкосовское дело начиналось, когда еще более-менее функционировала судебная система, то после юкосовского дела судебная власть вообще развалена. И в судах можно делать все, что угодно, можно придумать любую бредятину, и человек получит реальный срок. Поэтому, какую они бредятину придумают еще, трудно сказать. Я не могу прогнозировать за безумцев. Мне кажется, что они действуют как безумцы не только в деле ЮКОСа, но еще и во всех делах которые мы видим – Pussy Riot, по "болотному делу" ребята сидят. Это безумие уже, а безумие трудно комментировать и прогнозировать.

Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG