Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цены в России напомнили о реформах в экономике


Цены на продукты удручают многих россиян

Цены на продукты удручают многих россиян

Замедление роста розничной торговли в России, о чем свидетельствуют представленные накануне данные Росстата, эксперты объясняют, прежде всего, ускорением продовольственной инфляции в стране.

Такой рост цен невозможно сдержать простым повышением процентных ставок в экономике. Тогда как повышение, в свою очередь, затронуло бы потребительский спрос, который ныне и обеспечивает рост всей российской экономики.

Снижение экономического роста в России к середине года сопровождалось не только сокращением инвестиционной активности компаний из-за падения прибыли, но и снижением темпов прироста объемов розничной торговли. Оставаясь пока весьма заметными (более 5% к прошлогодним уровням), они, тем не менее, замедляются на фоне ускорившейся инфляции, отмечают эксперты.

Традиционные методы сдерживания роста цен предполагают повышение процентных ставок к экономике, что делает заемные деньги более дорогими. Однако такое повышение – одновременно – замедлило бы и рост потребительского кредитования, А опирающийся на него потребительский спрос, по данным того же Росстата, обеспечивает в этом году три четверти общего роста российской экономики.

Конечно, повышение процентных ставок стало бы ощутимым ударом для экономического роста в целом, отмечает главный экономист "Альфа-Банка" Наталия Орлова, но, с другой стороны, инфляция в России традиционно является немонитарной. "Это в основном инфляция издержек", - поясняет Орлова.

Безусловно, Центральный банк России оказывается перед классическим выбором: повышать ставки, сдерживания тем самым не только рост цен, но и всей экономики, или не повышать, пытаясь таким образом поддержать темпы экономического роста, соглашается главный экономист инвестиционной компании "Открытие" Владимир Тихомиров. Он полагает, что приоритетом для Банка России все же останется, в первую очередь, обеспечение стабильности цен, то есть контроль инфляции, тогда как попытки поддержать экономический рост через низкие процентные ставки вряд ли будут успешными.

Кроме того, уровень ставок существенно превышает сегодня текущие уровни инфляции. Поэтому, полагает Тихомиров, вопрос повышения ставок, по крайней мере в ближайшей перспективе, не является для Центрального банка первостепенным. "Особенно, если учесть, что инфляция в России сегодня в основном связана с ростом цен на продовольствие – под влиянием как общемировой тенденции, так и засухи в самой стране. А на такого рода инфляции изменение процентных ставок никак не отразится".

В странах Европейского союза или в США у финансовых властей в нынешней ситуации арсенал традиционных инструментов стимулирования роста экономики уже фактически исчерпан, признают многие европейские и американские эксперты. В России же некие резервы монетарной политики пока еще сохраняются, полагает Наталия Орлова, и прежде всего – возможности дальнейшего расширения внутреннего кредитования.

В отличие от западных стран, где многие и домохозяйства, и компании уже настолько "закредитованы", что брать на себя новые кредиты уже не могут, в России это "кредитное плечо" пока относительно невелико, поясняет Орлова. И если в Европе или в США уже накопленный потенциальными заемщиками объем кредитов фактически сводит на нет эффективность для экономики новых вливаний центральных банков в банковские системы, то в России деньги Центрального банка, предоставляемые коммерческим банкам (через операции РЕПО – более чем на 1 трлн рублей только в этом году) гораздо быстрее попадают в экономику через стремительное расширение кредитования – годовые его темпы превышают сегодня 40%.

– Но чтобы такие монетарные меры не обернулись в итоге стремительным ростом цен, необходимы и структурные преобразования в экономике, – говорит Наталия Орлова, – создание условий для расширения инвестиций и, как результат, для роста объемов производства.

Без структурных перемен в российской экономике ее дальнейший рост будет по-прежнему зависеть в основном от мирового спроса на энергоносители, в том числе – и внутренний потребительский спрос, во многом отражающий приток в страну нефтедолларов, добавляет Владимир Тихомиров. Планы структурных реформ обсуждаются в правительстве уже много лет, однако заметного прогресса здесь не наблюдается. Речь идет и о сокращении доли государства в экономике через приватизацию, и об устранении преград для частного капитала, и о развитии необходимой инфраструктуры.

– Только тогда, когда инвесторы увидят существенный прогресс России на этом пути, можно будет ожидать серьезного притока частного капитала в экономику – как зарубежного, так и российского, что и станет важнейшим фактором экономического роста, – говорит Тихомиров. – Но этот вопрос в значительной степени политический.
XS
SM
MD
LG