Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Усилится ли давление на парламентскую оппозицию на осенней сессии Государственной думы?


Дмитрий Гудков (слева) и Илья Пономарев на пикете на Красной площади в поддержку Олега Шеина, 9 апреля 2012

Дмитрий Гудков (слева) и Илья Пономарев на пикете на Красной площади в поддержку Олега Шеина, 9 апреля 2012

Владимир Кара-Мурза: Депутат Госдумы, эсер Геннадий Гудков уверен, что помимо него депутатского мандата будут лишены его однопартийцы - сын Дмитрий Гудков и Илья Пономарев.
Госдума на ближайшем заседании в сентябре может рассмотреть вопрос о лишении неприкосновенности Геннадия Гудкова, чей бизнес неоднократно попадал в поле зрения правоохранительных органов.
Накануне лидер справедливороссов Сергей Миронов в ответ на упреки в бездействии сказал: "Я не молчу. И защищать мы своего товарища будем – я говорю о Геннадии Гудкове. Я понимаю, что скорее всего 12 сентября его, к сожалению, голосами "Единой России", к которым, вероятно, примкнет ЛДПР, лишат депутатского мандата. Моя позиция как гражданина, лидера партии, товарища Геннадия Гудкова и как юриста, очень простая: это будет незаконно".
Депутаты Госдумы от партии "Справедливая Россия" Геннадий Гудков, Дмитрий Гудков и Илья Пономарев объявили в среду о создании нового общественного движения "АнтиГУЛАГ".
Накануне Депутат Госдумы от КПРФ Владимир Бессонов заявил, что готов пройти проверку на детекторе лжи по делу, в рамках которого его подозревают в избиении сотрудников полиции на митинге оппозиции в Ростове-на-Дону.
6 июля Госдума лишила Бессонова иммунитета и дала согласие на возбуждение в отношении него уголовного дела.
О том, усилится ли давление на парламентскую оппозицию на осенней сессии Государственной думы, мы сегодня беседуем с Анатолием Барановым, редактором сайта "Форум.МСК.ру" и депутатами Государственной думы Владимиром Бессоновым, членом думского комитета по обороне, членом фракции КПРФ и Дмитрием Гудковым, депутатом Госдумы от фракции "Справедливая Россия". Насколько вероятен такой поворот, о котором предупредил журналистов вчера ваш отец?

Дмитрий Гудков: Нас предупредили, что есть планы 12 сентября собраться на пленарное заседание и голосами "Единой России", возможно и ЛДПР Геннадия Гудкова могут сразу лишить мандата. Такого прецедента не было еще ни разу. Потому что обычно сначала лишали неприкосновенности, потом возбуждали уголовное дело, потом это дело попадало в суд и после решения суда можно было лишить депутата депутатского мандата. Это будет впервые. Поэтому, к сожалению, у "Единой России" сегодня есть возможность простым большинством голосов это сделать. Понятно, что это будет нарушение конституции, понятно, что это будет нарушение здравого смысла. Потому что я проанализировал: половина депутатов фракции "Единая Россия" владеют акциями компаний или в долевом участии, получают с этого дивиденды, доходы, причем доходы, которые не сопоставимы с доходами Геннадия Гудкова, в десятки, в сотни, даже в тысячи раз больше.

Владимир Кара-Мурза: Напомните, с какой формулировкой вас лишили депутатского иммунитета?

Владимир Бессонов: Государственная дума допустила ошибку формальную, лишив меня неприкосновенности. И фактически я ее не лишен. В соответствии с конституцией и законами нашей страны с просьбой возбудить уголовное дело в Госдуму может обратиться только председатель Следственного комитета. Он обратился, но дума ему отказала возбудить уголовное дело. После возбуждения уголовного дела вправе обратиться Генеральный прокурор за лишением неприкосновенности депутатской. В чем она заключается? Она заключается в возможности обыскать, допросить депутата, задержать и привлечь к уголовной ответственности. Вот это является лишением неприкосновенности. И когда обратился Генеральный прокурор, то Госдума дала согласие на частичное лишение неприкосновенности в части возбуждения уголовного дела. Генпрокурор за возбуждением уголовного дела в Госдуму обращаться не имеет право. То есть здесь произошла коллизия юридическая, в результате которой, как я считаю, я не лишен депутатской неприкосновенности. И соответственная жалоба поступила на Генерального прокурора, мы обжалуем законность возбуждения уголовного дела, поскольку нарушены формальные основания для этого.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете, что думское большинство начало отрабатывать механизмы лишения коллег-оппозиционеров депутатских мандатов?


Анатолий Баранов: Давайте немножко начнем издалека. Депутаты Государственной думы от партии большевиков вследствие аналогичной коллизии прямо из Государственной думы отправились на каторгу. К счастью, пока у нас все чуть-чуть лучше. Но мы же видим, с кого наша власть сегодня берет пример. Она все время смотрит назад и смотрит на дом Романовых, на Российскую империю того периода. Строго говоря, даже название Государственная дума пришло из того времени. Если мы посмотрим на нынешнюю ситуацию, то мы увидим, что так оно, наверное, и должно было быть. Потому что именно так развивались обычно события и в прежние времена, когда нарастал общественный процесс, когда нарастали революционные настроения, шло естественное смягчение ситуации политической. Потом правительству удавалось этот протест немного подавить, тут же начиналось закручивание гаек, тут же начиналось отправление депутатов на каторгу и так далее. Та же ситуация. Мы имели нарастание общественного протеста зимой, отчасти весной. В тот момент, я напомню, что депутаты от оппозиционных партий были страшно счастливы, что все они улучшили свой результат. На самом деле они улучшили свой результат не благодаря, а вопреки. Люди не хотели голосовать за "Единую Россию", возможности голосовать против всех не было, я просто напоминаю, и поэтому единственной формой протестного голосования было голосование за кого-то, кто не "Единая Россия". Выбор был небольшой.
Я помню восторг Зюганова и его товарищей по фракции, что они действительно сильно увеличили свое представительство. Хотя уже тогда говорили: да, конечно, вы увеличили, мужики, но "Единая Россия" на пару процентов больше. Да, у нее нет конституционного большинства, но антинародные законы они уже успели принять раньше, когда у них было конституционное большинство. А сейчас для таких, извините, мелких пакостей вроде лишения депутатской неприкосновенности, лишения депутатского мандата. Это, кстати говоря, две разные вещи. Бессонов как бы лишен иммунитета депутатского, но депутатского мандата он не лишен. В отношении Гудковых и Пономарева, как я понимаю, стоит вопрос не о лишении неприкосновенности, они ничего не совершили предосудительного, их просто собираются лишить как раз, как я понимаю, именно депутатских полномочий. Но суть вопроса именно в том, что эти два процента позволили "Единой России" сейчас вести себя так, как будто она хозяин положения. Они выждали время, общественные настроения немного успокоились и можно дальше закручивать гайки. В тот момент, когда общественные настроения нарастали протестные, ни в коем случае нельзя было давать им хоть немного ослабевать. Любая революция поступательно развивается, либо сворачивается. А когда она сворачивается, наступает реакция. Вы чего хотели, товарищи?

Владимир Кара-Мурза: Владимир Бурматов, первый зам председателя думского комитета по образованию, член фракции "Единая Россия", признает право народных избранников на участие в протестном движении.

Владимир Бурматов: Безусловно, депутаты Госдумы не просто могут, но это является нормальной практикой их участия в акциях протеста. Другое дело, в какой роли они участвуют в акциях протеста. Когда депутат является организатором не массового мероприятия, а массовых беспорядков – это уже, на мой взгляд, плохо. Поскольку, во-первых, это является дискредитацией института парламентаризма, это является дискредитацией статуса депутата Государственной думы и это является, грубо говоря, подставой, на которую депутат обрекает своих сторонников. Пример того же самого Бессонова. В его родной Ростовской области не составляло никакого труда согласовать акцию, на которую он вывел своих сторонников несанкционированно, которую провел нарочито несанкционированно, еще с использованием звукоусиливающей аппаратуры, где он устроил драку с полицией. Или, например, участие того же самого Пономарева в акции, когда он с броневика инструктировал толпу, как половчее прорвать омоновское оцепление. То есть таким депутатам не место, на мой взгляд, в парламенте. Этими депутатами должна заниматься комиссия по парламентской этике. По Бессонову все понятно, к Пономареву, насколько мне известно, вопросы есть у соответствующих органов.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ильи Ефимовича.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Хочу высказать свое огромное уважение Дмитрию Гудкову и Геннадию Владимировичу Гудкову. И так, как действует в отношении них власть, вспоминается знаменитый афоризм Че Гевары: чтобы добиться много, нужно потерять все. Дмитрий, сегодня появилась информация, в частности, ее озвучила радиостанция Свобода, о том, что ваша партия "Справедливая Россия" на выборах мэра Химок хочет выдвинуть кандидатуру Геннадия Владимировича. Вы же говорите о том, что лучшая кандидатура оппозиции - это Евгения Чирикова. Эта информация действительно имеет место быть или это очередная газетная "утка"? Если в отношении вас и Геннадия Владимировича будет затеяна провокация с целью лишить вас свободы, вы по-прежнему останетесь в стране или лучший вариант - уехать на какое-то время, как Герцен, вести борьбу издалека?

Дмитрий Гудков: Спасибо большое за поддержку. Гудковы и Пономарев, отвечая на первую часть, поддержали Евгению Чирикову, мы считаем, что должен быть единый кандидат от оппозиции. И надеемся, что "Справедливая Россия", которую мы призвали тоже поддерживать кандидатуру Евгении. Я думаю, что касается выдвижения Геннадия Гудкова – это, конечно же, "утка", и Геннадий гудков не собирается баллотироваться в мэры Химок. Мы еще поборемся за то, чтобы остановить это антиконституционное решение Государственной думы, даже не Государственной думы, а "Единой России".
Что касается, уедем или не уедем, Геннадий Гудков на этот вопрос ответил, он для себя это решение принял, когда предупредил депутатов от "Единой России" еще той думы, что если народ выйдет на улицу, мы выйдем вместе с народом. Поэтому 15 сентября мы обязательно будем участвовать в очередном "Марше миллионов" и в разных протестных акциях. Я даже на костылях и то умудряюсь посещать различные митинги.
Что касается обвинений, которые высказал депутат от "Единой России" в адрес оппозиции. Во-первых, мы не хотим жить в стране, они это не понимают, где должны на все получать разрешение. Мы хотим прогуляться по улице, мы должны санкционировать это, мы хотим провести день рождения, мы должны санкционировать, получить разрешение. Мы даже свадьбу должны по новому закону, на свадьбу должны получить разрешение. Мы не хотим жить в такой стране, где даже дышать тебе не разрешают и говорить слово не разрешают. Поэтому люди выходят на митинги, выходят как раз, когда они сфальсифицируют выборы, задерживают людей, проводят обыски, незаконные аресты устраивают, весь этот беспредел бастрыкинский, который мы наблюдаем в последнее время. Больше всего меня смущает то, что все депутаты "Единой России" проголосуют за антиконституционное решение по лишению мандата Геннадия Гудкова. Его выбрал народ, его выбрали москвичи, он возглавлял список, за который проголосовало почти двести тысяч жителей Москвы для того, чтобы триста человек в думе вместе с Жириновским взяли и выгнали из здания парламента. Это фактически нарушение конституции, это не лишение мандата неприкосновенности - это называется так: единороссы решили заткнуть всех оппозиционеров в думе, и просто они вышвыривают неугодных депутатов. Вот как это выглядит.
Второе: какие они претензии предъявляют, что он акционер? Есть закон о госслужбе, который говорит о том, что только в случае конфликтна интересов чиновник или депутат должен передать акции. Случая конфликта интересов не было никакого, поэтому никакого закона Гудков не нарушил. Но при этом во фракции "Единая Россия" около ста депутатов владельцы заводов, пароходов, больше миллиарда рублей за год зарабатывают. Мы все будем публиковать, начиная с понедельника, чтобы посмотрели: те люди, которые говорят о нарушении закона со стороны Гудкова, сами же нарушают, сами владеют акциями, поучают доходы, покупают на это дома, квартиры и так далее. Я думаю, что вся страна должна это знать. Я думаю, что мы должны объединиться и всем рассказать, что такое фракция "Единая Россия", кто там принимает эти решения, какие решения принимают, какие у них доходы, как они украли голоса, какую политику эта партия проводит. Я считаю, если уберут Гудкова одного, другого, Пономарева, Бессонова, дальше за нами появятся другие депутаты, которые не будут больше терпеть это безобразие и следующим после нас еще какого-нибудь депутата лишат мандата. И рано или поздно это приведет, что выйдет народ и скажет: нам такая дума не нужна. Народу и сейчас такая дума не нужна, просто сейчас это сто тысяч человек, но рано или поздно они доведут до ситуации, когда выйдет реально миллион человек – это будет марш миллионов, это совершенно четко.
И я не согласен с мнением, что протест пошел вниз. В апреле-марте был небольшой спад, связанный с тем, что люди ожидали какой-то поддержки, рассчитывали на то, что Путин не сможет победить в первом туре, будет второй тур и, видимо, это было такое моральное поражение, многие люди испытывали, многие были шокированы тем, что несмотря на акции протеста, власть все равно фальсифицирует выборы, уже президентские. Сначала Явлинского на эти выборы не пустила, потом провела просто выборы с многочисленными нарушениями. Я был в Астрахани и прекрасно знаю, как это проводилось, я уже не говорю про Тамбов и другие регионы. Начиная с 6 мая протест начинает восстанавливаться и иди по нарастающей, идет вторая волна. Осенью вырастут тарифы, они уже выросли, люди поймут осенью, сейчас на грядках сидят. Дальше начнутся проблемы с ЖКХ, не дай бог, аварии произойдут, в стране проблемы никакие не решаются, эта система обижает сотни тысяч людей, вот этими варварскими незаконными судебными решениями обижают. У нас огромное количество полицейских, которые ведут себя как хотят, наказать их не может даже депутат Госдумы. Я уже прошел этот путь, мы вместе с коллегой Бессоновым подписали запрос по 6 мая, где попросили наказать полицейских, избивающих людей. 17 эпизодов, конкретные видео, мы указывали полицейских, мы говорили, где видно лицо полицейского и так далее. Мы до сих пор никакого внятного ответа не получили, отписались, что идет некая проверка. То есть полицейских у нас никто не наказывает, несмотря на то, что 20 депутатов подписал депутатский запрос. Пожалуйста, по 6 мая полно людей, которых задержали, держат сейчас в местах не столь отдаленных, при этом людей, которые ни причем, ни в чем не виноваты. Пожалуйста, Денис Луценко, который, как выяснилось, девушку свою отбивал, его избили полицейские, сейчас держат, арестовали, там за него заступились морские пехотинцы, военные, ветераны службы, и до сих пор он не на свободе. И вот эта чудовищная несправедливость только провоцирует рост настроений протестных. Если власть сейчас не поймет и будет дальше отвечать народу репрессиями, то рано или поздно у нас начнутся партизанские войны в Москве. У нас что-нибудь будет гореть, у нас выйдут люди, которых никто из лидеров оппозиции остановить не сможет. Нам же люди сами скажут: знаете что, мы выходили за вами на один митинг мирный, на другой митинг мирный, чем это закончилось. Раньше хотя бы не было столько репрессий. Теперь идите вы куда подальше, мы все берем в свои руки и будем действовать жестче, потому что хотим результата, а не просто выхода на улицу на мирные акции протеста. Поэтому протест будет расти, к сожалению, будет становиться более радикальным и уже никакими запретами, никакими законами, никаким штрафами остановить его будет невозможно, люди уже ничего не боятся.

Владимир Кара-Мурза: Какими средствами вы намерены бороться с произволом полиции?

Владимир Бессонов: Я хочу на реплику Бурматова ответить. Во-первых, этот депутат даже не соизволил познакомиться с материалами дела и обстоятельствами дела. На самом деле это была попытка муниципальной власти города незаконно не согласовать митинг. Мероприятие проходило в форме встречи депутатов действующих Государственной думы Коломийцева и Емельянова, партия "Справедливая Россия", с избирателями. Там было 17 кандидатов от 4 партий, депутаты Государственной думы, там были действующие депутаты Законодательного собрания Ростовской области. И полиция попыталась осуществить провокацию. В действиях начальника полиции Ростовской области усматривается нарушение трех уголовных статей. И мы 2 декабря написали бумагу на Генпрокурора, председателя Следственного комитета и министра внутренних дел, их ответные действия начались только 8 декабря, они приходят за судебно-медицинским исследованием, у них очень путаные показания. И попытка перенести с больной головы на здоровую сейчас происходит негодными средствами.

Владимир Кара-Мурза: Как вы можете прокомментировать ситуацию в Ростове-на-Дону, жертвой которой может оказаться Владимир Иванович Бессонов?

Анатолий Баранов: Бессонов абсолютно прав. Во-первых, депутат от фракции "Единая Россия" немножко передергивает ситуацию. Это было перед выборами, и это действительно формально была встреча с депутатами Коломийцевым и Емельяновым. Более того, видео этих событий имело хождение в интернете. На "ФорумеМСК" можете зайти в архив - это видео висит. Во-первых, на этом видео видно, что никакого избиения никаких милиционеров не было, там люди поругались с представителями правоохранительных органов, которые действовали незаконно и ничего более. Ну что ж, теперь нельзя поругаться? Товарищ Бессонов на тот момент депутатом еще не был и к нему решили применить все это дело. Тут я еще раз напомню, что идет наращивание репрессивного давления. Дмитрий Гудков сказал, что сейчас тарифы будут расти – совершенно верно. Не только тарифы будут расти, вообще социально-экономическая ситуация будет ухудшаться, и власть таким образом готовится к этому, то есть она старается всех посильнее зажать, чтобы люди боялись протестовать, чтобы даже нельзя было рассчитывать на неприкосновенность депутатов. Тактика запугивания, которая была нам раньше знакома по книжкам и фильмам про Латинскую Америку, а теперь наблюдаем ее у себя на родине.
Здесь по тому же Ростову-на-Дону, там идет четкое запугивание общественности, дело Бессонова – это только фрагмент этой кампании. Во-первых, там недавно сняли прокурора, извините, сняли грязно, прокурора Кузнецова областного сняли. И сейчас, извините же, просто зачищают поляну. То есть все, кто проявил себя в деле отстаивания интересов граждан, в том числе прокурора, я не помню в России случая, чтобы собирались митинги в защиту прокурора. Прокурор - существо не очень популярное в природе, но в данном случае было и так. Сейчас заводят уголовное дело на корреспондента "Новой газеты" в Ростове Сергея Резника, на "Форуме.МСК" висят эти материалы, с подачи нового прокурора Центр по противодействию экстремизму некоторое время, уж не знаю, на каких правовых началах, он вел наблюдение за господином Резником, и в конце концов, господин Резник попался и сейчас ему инкриминируют взятку в две тысячи рублей, которую он якобы дал за техосмотр. То есть Центр по противодействию экстремизму задержал журналиста "Новой газеты" где-то там на пункте техосмотра. Это никак не задокументировано, нет ни видео, ни свидетелей, но якобы он где-то дал взятку, прошло по сводкам оперативным, материал висит с изложением версий пострадавшего. То есть идет запугивание элементарное, как во дворе с хулиганами запугивание всех, кто может так или иначе протестовать, неважно, правые, левые, в данном случае все, чтобы сидели тихо и терпели удары судьбы, которые неизбежно будут. Вот это и есть проблема. Все остальное, повторю, это отражение этой проблемы.
Власть, начиная с инаугурации Путина, они терпели разгул демократии всю весну, после инаугурации Путина, как и предполагалось, они об этом писали, началось грубое, хамское закручивание гаек. Дело 6 мая – это классический пример именно этого: главное, чтобы было страшно, чтобы людям было боязно лишнее что-то сделать. Никакой тут правовой подоплеки нет. Показать, что депутаты пользуются авторитетом какие-то, кстати говоря, очень далеко не все, но какие-то еще пользуются авторитетом и неприкосновенностью, показать: и это можно забрать. Вот гражданин перед лицом проблем государственных, перед лицом кризиса должен чувствовать себя полностью рабом обстоятельств и полностью зависимым от прямого произвола государства.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Любовь.

Слушательница: Добрый вечер. Я немного владею информацией, что творится в России, я не политолог, но владею, кое-что знаю. Я хочу выступить в защиту Дмитрия Гудкова, Геннадия Гудкова, Ильи Пономарева. Это патриоты России, которые борются против либералов. Эта партия "ЕдРо" – это либералы, нувориши в количестве 132 человек, которые разворовали всю страну.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, способна ли власть репрессиями против вас и ваших единомышленников запугать оппозицию, задавить волну протеста?

Дмитрий Гудков: Во-первых, спасибо за поддержку. Конечно, мы боремся не с либералами, мы боремся с жуликами и ворами, которые узурпировали власть и делают все, что хотят. Люди либеральных взглядов очень многие выступают, чтобы была справедливость, чтобы была нормальная демократия, политическая конкуренция, честные выборы. Поэтому так немножко поправил. Хотел чуть-чуть вернуться к делу Бессонова. Я понимаю, что у нас все люди дипломатичные, можно я скажу, как есть, что думаю. Не передергивание фактов со стороны Бурматова - это вранье и лицемерие с их стороны. Потому что я видел эти видеозаписи, никто там никого не бил. Потом, знаете, посмотрите на Бессонова – это приятный интеллигентный человек, который бы вряд ли себе это позволил. Это первое.
Второе: извините меня, статус депутата приравнен к министру. Вы можете себе представить, что наш какой-нибудь министр правительства придет на какую-нибудь площадь встречаться с гражданами и какой-нибудь сотрудник полиции сопливый, потому что вышел какой-то лейтенант, насколько я понимаю, сможет подойти к министру, выгнать его оттуда, забрать микрофон. Как вы думаете, что будет потом с этим сотрудником полиции? Я думаю, что его посадят. Только почему его не посадили, когда он препятствовал депутату Бессонову встречаться со своими избирателями в рамках действующего законодательства, в соответствии со статусом депутата и так далее. Почему полицейские препятствуют нашей профессиональной работе? Давайте этого полицейского наказывать, давайте его сажать, а потом уже будем решать, стоит ли вообще как-то дело Бессонова рассматривать, может быть это будет дело не Бессонова, а дело полицейского, который позволил себе разогнать людей, которые пришли на встречу с депутатами.
Что касается, сможем ли мы дальше бороться, сможет нас власть запугать, не сможет. Вы видите, идет уничтожение семейного нашего бизнеса, почти уничтожили. Сейчас говорят о том, что Геннадия Гудкова могут сначала лишить мандата, потом и посадить, фабрикуют совершенно липовое уголовное дело против Навального, я думаю, дело за Удальцовым тоже не заставит себя ждать, я думаю, следующий будет Удальцов. Для нас совершенно очевидно, что власть готова пойти на все, мы прекрасно понимаем, с кем мы имеем дело.
Но, знаете, в чем отличие ситуации, например, протестного движения сейчас от протестного движения, которое два, три, четыре, пять лет назад было, в том, что именно молодежь 4 декабря пришла на выборы, люди, которые не хотели ходить на выборы, но пошли под лозунгом "голосуй за любую партию, кроме партии жуликов и воров". И действительно проголосовали за КПРФ, за "Справедливую Россию" те люди, которые в принципе нас не поддерживали, я с этой позицией абсолютно согласен. И люди, которые действительно были уверены в этой победе, которые рассчитывали на какой-то результат, которые хотели сделать все, чтобы у "Единой России" не было большинства. Они увидели беспредел, эту фальсификацию результатов. И несмотря на то, что они все пришли на выборы, была явка, было много молодежи, они увидели, как их обманули. Сейчас протест в основном молодежный. Если, например, еще 10 декабря молодых людей была треть, то 6 мая 12 июня уже больше половины, чуть ли не 70% молодежи. Вы попробуйте напугать студентов, которым нечего терять, которые романтизируют весь этот протест, людям, для которых будет стыдно испугаться, не придти, стыдно перед девушкой своей, стыдно перед друзьями, стыдно перед однокурсниками. Это люди, которые не боятся, это люди, которые кричали полицейскому: вот я здесь, задержите, арестуйте меня. Люди не боятся, люди хотят перемен. Люди знают, как живут, например, жители европейских развитых стран, они видят весь этот беспредел, они возмущаются: как так, они родились в свободной стране, а им запрещают с белыми ленточками ходить по улицам, их арестовывают, задерживают, штрафуют. Потом они сталкиваются с этой системой в судах, когда фактически под копирку принимаются решения. Со слов сотрудников полиции людей штрафуют, выписывают штрафы по статье 20.2 – участие в несанкционированных митингах, и они понимают, что в этой системе, в этом ужасе жить дальше нельзя. Поэтому они будут ходить, им может быть не нравятся лидеры оппозиции, но так дальше жить нельзя. Эта власть такими репрессиями для молодежи, для нас, я тоже молодой человек, мне 32 года, у меня много знакомых, которые гораздо моложе меня, эта власть ассоциируется у молодых людей с синонимом - отсутствие будущего или нет будущего. Люди будут выходить, потому что они хотят другого будущего. Никаких перспектив с "Единой Россией" не видят абсолютно. Поэтому они будут выходить за себя, не за оппозицию, за свое достоинство будут выходить, за перемены будут выходить и никакими репрессиями остановить невозможно, только будет провоцировать, новое и новое количество людей будет выходить из-за этих репрессий.
Могу сказать последнее: у меня один знакомый мой приятель, который очень сильно помогает в моей работе, но принципиально раньше не участвовал ни в каких уличных акциях. Он говорит: это не мое, Дима, я тебе буду помогать, но, извини, не хочу ходить на акции протеста, не люблю я это. Так вот он мне позвонил и сказал: ну все, пришло время, когда я не смогу себе позволить остаться дома, я обязательно приду 15 сентября, потому что я вижу, что мы идем потихонечку к 37 году. Уехать за границу он не может, он хочет жить здесь в свободной стране, в правовом государстве, поэтому он обязательно придет. Я думаю, придут многие, и протест будет расти.

Владимир Кара-Мурза: Чувствуете ли вы поддержку своих единомышленников и расширяется ли их круг в ожидании акции "Марша миллионов" в середине сентября?

Владимир Бессонов: Я скажу так: поддержка единомышленников колоссальная через социальные сети, через смс-сообщения, звонки по телефону. Но я видел поддержку людей, которые никогда не поддерживали. И сейчас, я куда ни прихожу, все неподдельно интересуются на рынке, за билетами в аэропорт, в магазины. Даже права получал, и там люди подходят, задают эти вопросы. То есть неподдельный интерес и сочувствие. И я хочу сказать немножко о следующем. Интересные обстоятельства принятия решений. На самом деле 4 декабря "Единая Россия" приложила максимум усилий, чтобы слепить выборы. И у нас масса доказательств, что были совершены уголовные преступления и были не только вбросы бюллетеней, а были открытые приписки голосов, у нас есть материалы. И Следственный комитет проявляет пассивность, хотя расследовать на избирательном участке как дважды два четыре. В моем случае ничего не произошло и, смотрите: если бы у них были доказательства, они меня могли на месте преступления задержать, если сейчас есть доказательства, то они могли бы слепить дело и отправить в суд. Но они обращаются ко мне с вопросом, готов ли пройти проверку на детекторе лжи. Это говорит о том, что у них нет доказательств, и они цепляются за соломинку. Я сказал: готов пройти, но я объявил обстоятельств, при которых я готов пройти ,и не собираюсь проходить детектор лжи в ГУВД Ростовской области, понятное дело, они там подкрутят, потому что огромное количество скандалов, связанных с этими обстоятельствами.
Но у нас отношение к депутатскому мандату как к инструменту. И у меня отношение к этим обстоятельствам достаточно философское. Я до 4 декабря не был депутатом Государственной думы, и если произойдет так, что не стану им, ничего страшного не произойдет. Мы, коммунисты, люди особого склада, если погибает один, на его место приходит другой.
И здесь, что еще интересно, в принципе, если бы только "Единая Россия" принимала решения в отношении депутатов, я вообще ужаснулся, сейчас услышал, что хотят лишить депутатских полномочий – это вообще полный бред, я в это не верю, это дурь, глупость и невозможные вещи. Так вот, ЛДПР подыгрывает "Единой России". Если бы только "Единая Россия", это можно было бы не признать, сказать: партия "Единая Россия", вы у нас воровали голоса, а теперь вы воруете мандаты, так не пойдет. Но им подыгрывает ЛДПР и пытается легитимизировать принятие решение. А на самом деле голоса украли и у них в том числе, и у нас, и у "Справедливой России". И их позиция в этой ситуации не очень красивая, она фактически мерзкая позиция. Те депутаты, которые не проголосовали за лишение меня неприкосновенности, они подверглись давлению со стороны Жириновского. А те, которые проголосовали против, их вообще наклонили и заставили проголосовать за, и они извинялись передо мной, говорили: извини, мы вынуждены так поступать. Эта позиция вообще ни в какие рамки не лезет. А единороссы ко мне подходили, говорили: мы тебя не отдадим, мы тебя не освободим от неприкосновенности. И они же голосовали "за", было четыре депутаты, в том числе Долгих не голосовал за это глупое решения. Вот эта все конструкция нетвердая и шатается. В принципе при этих обстоятельствах можно назвать условно легитимным принятие решения партией "Единая Россия" и ЛДПР по лишению неприкосновенности, за нас, за депутатов голосовал народ, но не партия "Единая Россия" и ЛДПР. А лишать неприкосновенности можно только при крайних обстоятельствах.
Неприкосновенность депутатская, для чего она нужна – для того, что лишала "Единая Россия"? Это тоже бред полный. Депутатская неприкосновенность нужна, если я заявляю в Госдуме, а я полгода назад заявил, что необходимо отправить в отставку министра внутренних дел, необходимо отправить в отставку министра оборота и если при этих обстоятельствах мне можно подкинуть патроны, посадить в тюрьму, какая свобода депутата. Конечно, это ответные действия этой власти на активных депутатов. Я считаю, вообще неправильным, когда они сначала КПРФ лишили неприкосновенности, а теперь принялись за "Справедливую Россию". Если бы они хотели показать какую-то легитимность своих решений, они бы взяли, лишили неприкосновенности депутата-единоросса за незаконное предпринимательство. Я тоже считаю, что есть основания большинство из них привлечь к такой ответственности. Вот тогда бы это было справедливо. Сейчас, я считаю, эта попытка натолкнется на общественный протест. И мне ни один человек не сказал, что: Владимир, что ж ты натворил, зачем ты полковника побил? Хотя этого не было, а в СМИ представили, что это было. И никто не осудил меня за эти обстоятельства. Я хочу сказать о том, что, по крайней мере, в Ростовской области, в нашей стране коммунисты руки не опускают, 19 августа мы провели очередной митинг на Театральной площади. И нужно сказать, что сотрудники полиции вели в соответствии с законом, никто не мешал, они выполняли свои обязанности, мы проводили митинг. И 22 сентября мы будем проводить всероссийскую акцию протеста.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, может ли принять практика лишения депутатских мандатов оппозиционеров массовый характер?

Анатолий Баранов: Нет, конечно, потому что если мы возьмем нынешний состав даже оппозиционных фракций Государственной думы, реальной оппозиции там раз-два и обчелся. Если мы возьмем фракцию "Справедливая Россия", извините, - это два Гудкова и один Пономарев, все остальное, как когда-то Рогозин во главе "Родины" говорил, что это спецназ президента, вот он как был, так и остался спецназом президента. И когда господин Бессонов говорил, что народ за кого-то проголосовал, повторяю, народ на этих выборах голосовал все-таки за оппозицию, не по принципу "за", а по принципу "против", лишь бы не за "Единую Россию", выбора там особенно не было. И это собственно сама оппозиция признает. Если мы посмотрим на позицию КПРФ, да, конечно, судя по всему, товарищ Бессонов честный человек. Я знаю его биографию, он честный человек. Но если мы начнем листать биографии других членов КПРФ, там тоже бизнес крупный мы найдем. И надо сказать, что эта прибавка депутатских мандатов вследствие увеличения доли голосования за КПРФ на прошлых выборах, протестного голосования – это, строго говоря, принесло мандаты людям, которых я, например, как коммунист, не хотел бы видеть в парламенте, но тем не менее.
Мы знаем прекрасно, что, например, мы сейчас говорим Pussy Riot, незаконное осуждение, но, извините, в лице товарища Зюганова фракция КПРФ поддержала патриархию и суд и осудила Pussy Riot. Более того, депутат, забыл фамилию, от КПРФ вместе с депутатами от "Единой России" какую-то комиссию создал по защите интересов православной церкви. Если мы сейчас возьмем выборы в Московской области не так давно прошедшие, я прошу прощения, по всем районам руководство КПРФ рассылало директивы поддерживать кандидатов от "Единой России", потому что это кандидаты от бывшего губернатора Громова, типа хорошие люди. И таких примеров тоже много. Такая, знаете, оппозиционность, немного, скажем так, подпорченная соглашательством. Мы это не видели? Мы это видели.
Я напомню, у меня очень хорошая память, с чем выходили люди на митинги зимой. Они выходили с полным отрицанием легитимности всей Государственной думы. Да, негатив к "Единой России", но выходили с требованием переиграть эти выборы, распустить думу и провести новые честные выборы. Распустить всю думу. Допустить до выборов оппозицию, которую не допускали до выборов - вот с чем люди выходили. Я не буду сейчас называть фамилии, но на Болотной площади депутат от "Справедливой России" сказал: да, я положу мандат. Извините, не положил. Может быть имело смысл, но, конечно, не трем депутатам положить, в знак протеста сдавать депутатские мандаты фракциями – это было бы очень серьезно, это бы сильно ударило по власти, ее делегитимизировало.
В конце концов, у нас есть Мосгордума, где есть две фракции. Есть закон городской, по которому одна фракция в думе быть не может, и там две фракции – "Единая Россия" и КПРФ, три, что ли, человека. Пожалуйста, хоть в городской московской думе бросьте эти три мандата и вызовите перевыборы, на волне протестного голосования вы же потом больше получите. Но нет результата. Так что, извините конечно, ситуация такая немного двояковыпуклая. И если думская оппозиция претендует на то, что она оппозиция, мы как народ хотели бы видеть от нее более радикальных действий. Хотя бы кроме Гудковых и Пономарева хотели бы видеть во главе протеста и депутатов от КПРФ, которые одно время долго бегали, если не ошибаюсь, Довонин, даже поручение было от фракции, где Доровин на митингах? Не вижу я его. И Афонина не вижу. Никого не вижу. Где?

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG