Ссылки для упрощенного доступа

logo-print


Конкуренция через сотрудничество - к такой тактике выживания сегодня прибегают ведущие университеты мира, и, развиваясь за счет международного сотрудничества, они невольно подтягивают тех, кто готов активно работать.

Российские вузы определенно не готовы. То есть существуют в нескольких университетах совместные программы, но это скорее исключение, или демонстрация, а не насущная необходимость.

Более того, российские вузы даже не попытались закрепить за собой те возможности, которые перешли к ним по наследству – бывшие советские республики поставляли и поставляли бы дальше студентов, будущих ученых, «мозги», или даже просто деньги, которые платятся за обучение и проживание в стране.


МАРК ПОМАР, президент фонда за экономическое развитие, рассказал, как это происходило в США, и я предлагаю небольшой фрагмент из «Классного часа Свободы»:

В последнее время университеты в США позиционируют себя в качестве участников мирового рынка образования. Моя альма-матер Колумбийский университет уже на протяжении 20-30 лет говорит: мы не американский университет, мы международный университет. И они гордятся тем, что у них профессора, студенты, ученые со всех концов мира. И не важно, кто вы по национальности, где вы выросли, а важно, что вы лучший химик, лучший биолог, лучший физик.

Наш фонд работает очень тесно с некоторыми университетами, включая Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, и в беседах с ректорами, с деканами университета я узнал, что, скажем, в таких дисциплинах, как инженерные, химия, физика, у них настолько тесное содружество с университетом в Токио, что когда студент защищает диссертацию в Лос-Анджелесе, приглашаются профессора из Токио, которые участвуют в защите, и наоборот. И поэтому диплом по физике, будь он в Калифорнии или в Японии, рассчитывается на тот же самый уровень. Я узнал также, что диссертации в Японии пишут в основном по-английски. Если бы они писались на японском, никто бы их в мире не прочитал. А поскольку они пишут их на английском, они, конечно, становятся частью общего мира, научного пространства.

Могу еще один калифорнийский пример привести. Они очень гордятся тем, что у них 200 профессоров из Китая преподают в Лос-Анджелесе. И как результат этого - очень много совместных проектов научных между Америкой и Китаем, между студентами и профессорами в Лос-Анджелесе и в Шанхае, или в Пекине. И это они видят как будущее образования: высшее образование не будет национальным, оно будет международным.

Для Америки это было нелегко, между прочим. Много критиковали в том смысле, что американцам станет труднее поступить в лучшие университеты, что лучшие места идут иностранцам, такого рода обсуждения. Но, тем не менее, это течение будет продолжаться, потому что работодателю нужно, чтобы человек сегодня мог работать в Европе, или в Америке, или в Азии - не играет роли где.

Отсюда вытекают все эти бесконечные рейтинги, на которые, я лично считаю, слишком много обращают внимания, они далеко не так уж важны. Но они означают, что университеты, которые вышли в эту глобальную сеть, безусловно, друг друга знают, вместе работают, понимают. И если вы следите за этими рейтингами, вы увидите, что университеты в Азии, будь они в Китае, в Корее или в Японии, занимают относительно высокое место, потому что они устремленно вошли в международную сеть университетов и научной работы.

И, конечно, с этим связано финансирование, потому что финансирование университетов тоже становится международным. Если посмотреть Гарвард, Стэнфорд, они сегодня получают колоссальные деньги не только из Америки, а со всего мира.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG