Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем вызвана волна насилия в тюрьмах Венесуэлы?


Ирина Лагунина: По опубликованным недавно правозащитными организациями данным, в тюрьмах Венесуэлы за последние полгода убиты 304 заключенных и еще 527 получили ранения. Это самый высокий показатель в мире по отношению к числу заключенных: в тюрьмах Венесуэлы находится 45 тысяч человек. Конечно, показатели сравниваются только для тех стран, которые предоставляют соответствующую статистику. Для Северной Кореи ее, например, просто нет. Чем вызвана подобная волна насилия в Венесуэле? Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Наблюдатели объясняют сложившуюся в тюрьмах ситуацию рядом причин. Во-первых, она отражает общую неблагоприятную криминогенную обстановку в Венесуэле – ежедневно с целью грабежа совершаются десятки убийств, похищений, нападений на магазины и квартиры, на автомобилистов и прохожих. Не секрет, что уровень преступности в стране один из самых высоких в мире. Хулио Борхес, депутат от оппозиции Национальной Ассамблеи, парламента:

Хулио Борхес: Печально наблюдать за тем, как насилие становится неотъемлемой частью наших будней, как оно укореняется в нашем обществе. Доминируют тягчайшие преступления – убийства. Жертвами насилия становятся часто случайные прохожие, оказавшиеся на месте сведения счетов между преступными бандами. Недавно в Каракасе от шальной пули погибла восьмилетняя девочка, которая шла утром в школу. Венесуэльцы живут в обстановке постоянного страха.

Виктор Черецкий: Со своей стороны, бывший венесуэльский судья Альберто Артеага полагает, что в создавшейся в тюрьмах ситуации во многом виновата и неэффективная юридическая система, давно требующая реформирования:

Альберто Артеага: В юридической системе Венесуэлы - печальная картина. У нас 55 процентов лиц, находящихся под стражей, числятся в предварительном заключении, то есть под следствием, которое может длиться годами. Есть и еще одна цифра, свидетельствующая о бессилии нашей юстиции – 90 процентов всех совершаемых в стране преступлений остаются без наказания. Это тревожные данные, которые должны заставить власти реформировать юридическую систему.

Виктор Черецкий: В качестве еще одной причины, порождающей насилие в тюрьмах, многие наблюдатели называют их «перенаселенность». Нехватка тюремных площадей, даже места, где можно было бы расстелить циновку на ночь, вызывает бесконечные конфликты в среде заключенных. Оппозиционный политик, губернатор провинции Карабобо Энрике Фернандо Салас:

Энрике Ф. Салас: Тюрьмы в нашей стране перегружены как минимум на 400 процентов. У нас в местах заключения находится 45 тысяч человек, а рассчитаны они всего на 12,5 тысяч. Так что заключенные живут крайне скученно. В последние 12 лет, когда наблюдался быстрый рост преступности, не было построено ни одной новой тюрьмы.

Виктор Черецкий: Нехватка мест в камерах – не единственная проблема содержания заключенных. В венесуэльских тюрьмах, как отмечают правозащитники, отсутствует элементарная гигиена и нормальное питание. К примеру, здесь нет ни общей кухни, ни поваров: заключенные готовят пищу, даже выпекают хлеб, кто как может - в камере или на тюремном дворе. Продукты, как правило, им выдают недоброкачественные. Правозащитник Умберто Прадо:

Умберто Прадо: Волнения в тюрьме порой начинаются из-за протеста заключенных, получивших червивую фасоль. За таким протестом следует коллективное наказание со стороны администрации. Наказывают всех заключенных, даже тех, кто не протестовал против испорченных продуктов. Все часто заканчивается кровопролитием.

Виктор Черецкий: Наблюдатели полагают, что одна из причин сложившейся в тюрьмах Венесуэлы ситуации – халатность и коррупция администрации. Контроль над тюрьмами осуществляют не стражи порядка, а так называемые «праны», криминальные авторитеты, возглавляющие соперничающие между собой группировки. К услугам тюремных «пранов», у которых администрация фактически находится на содержании - камеры люкс, прислуга, бассейны, ресторанное питание, алкоголь, наркотики и женщины. Убийства в тюрьмах объясняются не только столкновениями заключенных между собой или с администрацией. В основном они являются результатом войн между авторитетами и их бандами за должность «старшего тюремного прана» или – употреблю российский термин - «смотрящего». Причем, эти войны ведутся не с помощью кулаков, кастетов, железных прутьев и заточек, а с применением армейского стрелкового оружия. Правозащитник, доктор юридических наук Гонсало Имиоб:

Гонсало Имиоб: Ежегодно в тюрьмах Венесуэлы гибнет больше народа, чем во всех вместе взятых тюрьмах других стран Латинской Америки. Это крайне тревожное явление. Дело в том, что у нас в местах лишения свободы действует мафия: на преступников работают государственные служащие, полицейские, тюремная охрана. Они поставляют заключенным оружие: автоматы Калашникова, штурмовые винтовки ФАЛ, гранаты, пистолеты. Именно на этом должно сосредоточиться расследование компетентных органов. Глупо предполагать, что, как гласит официальная версия, подобное оружие тайком поставляют заключенным их родственники под видом продуктовых передач.

Виктор Черецкий: Депутат парламента Хулио Борхес считает, что хотя ситуация в венесуэльских тюрьмах и объясняется целым рядом факторов, главный виновник все равно только один – это режим Чавеса. По мнению депутата, режим умышленно не борется ни с преступностью в целом, ни с насилием в тюрьмах. Ведь для лидера, усиленно создающего тоталитарное государство по придуманной им модели так называемого боливарианского социализма, уголовники – это бунтари-революционеры, потенциальные союзники в борьбе с «капиталистическими элементами» и с демократами в целом. Депутат Борхес.

Хулио Борхес: У преступности и насилия в целом – много причин. Но ответ перед обществом за это обязано держать только правительство. В его власти изменить ситуацию. Это можно сделать, к примеру, выделив средства на строительство новых тюрем, на борьбу с мафией и наркоторговлей, на увеличение числа работников правоохранительных органов. Для борьбы с преступностью нам нужно намного больше полицейских – в два раза больше, чем сейчас. Нам нужны судьи, прокуроры, следователи. Коренным образом следует перестроить работу в местах заключения, чтобы они не превращались в преступные университеты для молодежи.

Виктор Черецкий: На аналогичную тему рассуждает и губернатор Энрике Фернандо Салас. Он тоже считает, что венесуэльское правительство закрывает глаза на захлестнувшую страну преступность и, в частности, на ситуацию в тюрьмах, по идеологическим соображениям. В стране не хватает полицейских, чтобы обезоружить бандитов - им нечем платить. Зато миллиарды долларов идут на поддержку союзнических популистских режимов, типа кубинского, боливийского или эквадорского. Цель – удовлетворить личные амбиции Чавеса, считающего себя региональным и даже мировым лидером. Энрике Фернандо Салас:

Энрике Ф. Салас: В Венесуэлу поступает много денег от продажи нефти. Но эти деньги не достаются венесуэльцам, не способствуют решению проблем страны. Они оседают в сейфах президентского дворца Мирафлорес и расходуются на разного рода амбициозные личные прожекты президента Чавеса. Эти деньги не получают ни провинции, ни мэрии, ни университеты. Они не идут на производство электроэнергии, в которой остро нуждается страна, ни на водоснабжение населения, ни на борьбу с преступностью. Правительство лишь усложняет существующие проблемы во всех сферах жизни. Никто не может ответить на вопрос, почему богатства Венесуэлы не используются на улучшение жизни ее народа.

Виктор Черецкий: Между тем, минувшей весной ситуация в тюрьмах вышла из-под контроля. По выражению венесуэльского правозащитника Карлоса Ньето, режим Чавеса явно недооценил находящихся в тюрьмах уголовников, наивно уверовав в них как в потенциальных политических союзников в борьбе с демократами. Вооруженные заключенные прогнали охранников и захватили столичную тюрьму «Ла-Планта». Бунт пришлось усмирять с помощью бронетехники и авиации. Инцидент, похоже, подействовал на Чавеса и он декларировал свое намерение решить проблему тюрем. Как? Естественно, свойственным любому авторитарному режиму бюрократическим методом: боливарианский лидер создал министерство тюрем. Во главе этого ведомства он поставил свою горячую сторонницу депутата парламента по имени Ирис Варела, известную в стране своим бурным нравом. Карлос Ньето и другие оппозиционеры восприняли это назначение с юмором и с большими сомнениями в отношении перспектив улучшения положения в тюрьмах.

Карлос Ньето: Эта дама не раз демонстрировала в последние десятилетия, что обладает весьма твердым характером. Она дерется в парламенте, избивает своих оппонентов. Надеемся, что она с таким же рвением займется мафией, которая обосновалась в тюрьмах и в силовых структурах страны, включая Национальную гвардию, элитные подразделения президента. Считается, что именно национальные гвардейцы поставляют наркотики и оружие в тюрьмы. Так что мы надеемся, что волевой характер нового министра послужит общественному благу.

Виктор Черецкий: Ирис Варела действительно стала проявлять бурную активность на новом посту… но, правда, лишь в средствах информации, в которых тиражирует свои выступления.

Ирис Варела: Мы повели решительную борьбу с промедлением в рассмотрении дел подследственных. Это тяжелое наследство, которое мы получили от капиталистического прошлого нашей страны. Мы боремся с этим наследием, гордо шествуя по пути строительства светлого социалистического будущего, которое обеспечит всем гражданам одинаковые права, возможности и это, как ее… подлинную социальную справедливость. Когда по воле вождя боливарианской революции «верховного команданте» Уго Чавеса было создано наше министерство, мне было поручено разобраться в ситуации и спланировать мероприятия по ликвидации отдельных недостатков. Проделав колоссальный объем работы, мы выявили основные проблемы, которые определяются характером существовавшей до сих пор системы. Мы сразу же, без промедления, повели с ней решительную и непримиримую революционную борьбу. Одновременно мы продолжаем проводить глубокий анализ ситуации с целью составления плана всех необходимых мероприятий.

Виктор Черецкий: Факты свидетельствуют, что ситуация в тюрьмах за последнее полугодие лишь ухудшилась – по-прежнему гибнут люди, а власти ничего не делают для нормализации обстановки. За пространными рассуждениями министра демократическая общественность Венесуэлы видит лишь нежелание что-либо менять. А посему руководитель оппозиционного движения «За справедливость!» Томас Гуанипа потребовал недавно отставки Ирис Варелы.

Томас Гуанипа: От имени народа Венесуэлы, который с тревогой воспринимает ситуацию, сложившуюся вокруг тюрем, где орудуют вооруженные до зубов бандиты, мы требуем от властей принять неотложные меры для наведения порядка. Мы требуем от президента республики отправить в отставку министра Ирис Варелу - за неспособность решить существующие проблемы. Мы требуем признания того, что создание министерства ничего не изменило в плачевной ситуации, в которой находятся наши тюрьмы. Мы требуем гарантировать безопасность и в местах заключения, и в стране в целом. Венесуэла не может позволить себе иметь министров, которые не способны ничего предпринять.

Виктор Черецкий: Проблема тюрем настолько остра, что находится в центре предвыборных баталий в Венесуэле, где 7 октября пройдут президентские выборы. Энрике Каприлес, кандидат в президенты от оппозиции, заявил на одном из митингов, что в случае избрания сделает эту проблему приоритетной для своей администрации.

Энрике Каприлес: Я сам сидел в тюрьме и прекрасно знаю, что тюрьмы в Венесуэле – это ад. В них сконцентрировано все зло: коррупция и нарушение прав человека. Правительство Чавеса за 12 лет ничего не сделало для решения проблемы. Полагаю, что Чавесу не следует давать возможность править еще 6 лет, надеясь, что он что-либо сделает. Я думаю, что тюрьмы должны быть исправительными учреждениями, а не наоборот. И я буду добиваться этого.

Виктор Черецкий: Инциденты в тюрьмах Венесуэлы продолжаются. Последняя кровавая «разборка» произошла в минувшее воскресенье в тюрьме Йаре, к югу от Каракаса. В результате перестрелки между членами враждующих банд погибли 25 человек, несколько десятков получили ранения, включая родственников заключенных, которые пришли в этот день в тюрьму, чтобы навестить своих близких.
XS
SM
MD
LG