Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Министерство сельского хозяйства Чехии обнародовало данные об урожае за этот год. Зерновых культур будет собрано на 20 процентов меньше, чем в прошлом году, а вот рапса, который используется для производства горючего, больше. Причина неурожая злаков связана не только с неблагоприятной погодой, но и с сокращением посевных площадей пшеницы или овса в пользу растений, относящихся к категории возобновляемых источников энергии. Неправительственные организации считают, что это одна из главных причин подорожания продуктов питания в мире в последние несколько лет. Рассказывает Александра Вагнер.

Александра Вагнер: В начале посевного сезона одно из крупнейших деловых изданий Чехии, журнал «Эконом», сравнил объемы производства продуктов питания до начала «бархатной революции» 1989 года с сегодняшним днем. Выяснилось, что молока, мяса или картошки сейчас производится наполовину, а в некоторых случаях и на две трети меньше, чем еще 20 лет назад. Связано это не только с сильной конкуренцией, но и с постоянным увеличением посевных площадей рапса. Растение семейства Капустные используется при производстве биоэтанола, горючего, которое во всех странах Европейского Союза добавляется в получаемые из нефти бензин и дизельное топливо. Сейчас в каждом литре бензина биоэтанола 4,4 процента, а в дизельном топливе – 6 процентов, однако с каждым годом содержание в горючем растительного топлива будет увеличиваться, что закреплено и в законодательстве. К этому приспосабливаются и фермеры, которые увеличивают производство рапса. Только в Чехии, согласно планам правительства, к 2020 году этим растением будет засеяно 20 процентов всех посевных площадей. Это статистика. На практике достаточно отправиться на автомобиле в любой регион Чехии: поля, покрытые растениями с ярко-желтыми цветами можно найти повсюду. Радуются этому, наверное, только туристы: фотографии чешской провинции действительно живописны, а вот экологи бьют тревогу. Эколог Яна Клапова из Аналитического центра Glopolis считает, что решение использовать сельскохозяйственные угодья для производства топлива принималось слишком поспешно, что вызвало немало проблем:

Яна Клапова: Выращивание растений для производства биоэтанола в больших объемах, в первую очередь, влияет на бедные государства, так как именно там рапса растет больше, чем в развитых странах. Европейский Союз уже сейчас использует много биогорючего, и объемы будут только увеличиваться. Это связано с законодательством, закрепившим обязательство до 2020 года пятую часть энергии в ЕС получать из возобновляемых источников: биомассы, воды, солнца, ветра и т.д. Что касается бензина, то в нем количество биоэтанола должно достичь показателя не менее 10 процентов, а это значит, что земля, предназначенная для производства продуктов питания, будет отдаваться под рапс. Это одна из главных причин, по которой в последнее время растут и будут продолжать расти цены на продукты. Бум в секторах экономики, связанных с возобновляемыми источниками энергии, привел к продовольственному кризису в 2008 году. Тогда очень резко подорожали продукты питания. Этот кризис больше всего ударил по жителям развивающихся стран, расходы которых на еду достигают 80 процентов от их доходов. В развитых странах этот показатель всего 20 процентов от доходов, поэтому рост стоимости продуктов европейцы ощущают не так сильно. Это на глобальном уровне. Если же говорить только о Чехии, то здесь рапс уничтожает экосистему. Если в латиноамериканских странах и в Юго-Восточной Азии для выращивания рапса освобождают территории первобытных лесов или топей, что уничтожает природную среду, то, например, в Чехии речь идет об использовании агрессивных удобрений, пестицидов, которые не в меньшей степени влияют на окружающую среду.

Александра Вагнер: Главная причина увеличения площади полей, на которых растут растения для производства биоэтанола, является решение Евросоюза о добавлении биогорючего в бензин. Экологи не стремятся отменить это решение?

Яна Клапова: Это сложный вопрос. Некоторые неправительственные организации действительно предлагают отменить это решение или снизить процент биоэтанола, который должен обязательно добавляться в бензин. У нас нет однозначного ответа на этот вопрос, потому что в этом направлении уже было сделано действительно очень много. В соответствии с этим требованием была пересмотрена сельскохозяйственная политика. Поставленная цель не кажется нам плохой: Европе действительно нужны возобновляемые источники энергии, например, для обеспечения энергетической безопасности. Но при этом нам надо добиться того, чтобы потребляемая нами энергия не влияла на состояние окружающей среды и уровня жизни граждан других стран мира. Нужно провести дополнительные исследования, прежде чем ставить перед собой амбициозные цели. Но и полностью отказываться от этой задачи не обязательно.

Александра Вагнер: Это было мнение эколога Яны Клаповой из чешского Аналитического центра Glopolis.
На днях Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН распространила заявление о риске повторения продовольственного кризиса 2008 года, который привел к массовым протестам жителей беднейших стран мира. Призыв ООН связан с подорожанием зерновых на мировых биржах, вызванным неурожаем и сильнейшей засухой в Соединенных Штатах. США являются основным производителем кукурузы, их доля на мировом рынке составляет 60 процентов. В этом году урожай кукурузы был на 13 процентов меньше, чем в прошлом, при том, что посевные площади были значительно увеличены и достигли показателя 1937 года. Вопреки неурожаю, американские фермеры уже продали 40 процентов собранной кукурузы производителям биоэтанола. Увеличить поставки на рынок продовольствия они не могут из-за субсидий, которыми государство стимулирует увеличение продукции биогорючего. Это приведет к еще большему удорожанию злаков.
На эти новости отреагировала Франция, призвавшая в случае необходимости созвать экстренное совещание министров сельского хозяйства стран "большой двадцатки", если цены на продукты питания достигнут рекордных показателей. Ладислав Елинек, сотрудник Института сельскохозяйственной экономики и информации Чехии, напоминает, что еще 20 лет назад, когда родилась идея выращивать растения для нужд энергетического сектора, ситуация на рынке продуктов питания была иной:

Ладислав Елинек: В 90-х годах прошлого века было очевидно, что структура выращиваемых в Чехии сельскохозяйственных растений будет меняться: некоторые культуры вообще прекратили высевать, урожай злаков, пользующихся спросом на рынках, из-за современных технологий постоянно увеличивался, и мы столкнулись с тем, что в Чехии возник излишек сельскохозяйственной продукции, а следовательно - земель. Наши специалисты искали возможность, как рационально использовать эти земли. Тогда было принято решение выращивать больше травы для животноводства, а позже – использовать землю для непродовольственных целей. Благодаря рапсу удалось добиться того, что из-за избытка земледельческих земель не уменьшались цены на продукты питания.

Александра Вагнер: То есть, речь шла о целенаправленной политике государства, связанной со стремлением удержать цены?

Ладислав Елинек: Не совсем так. Программа по использованию рапса для производства горючего, принятая в 1992 году, предусматривала государственные кредиты для фермеров. На эти средства они закупали необходимое оборудование для обработки сырья. Через четыре года государство начало выплачивать дотации на эти цели. Дотации были очень щедрыми, а продукция на первых порах в основном экспортировалась в Германию, где в то время существовали фабрики по производству биоэтанола.
Это привело к тому, что посевные площади рапса увеличивались, а производство биогорючего росло.

Александра Вагнер: Сейчас ситуация изменилась, и передача сельскохозяйственных земель для нужд энергетического сектора приводит к тому, что стоимость продуктов питания постоянно увеличивается.

Ладислав Елинек: Я согласен с вами. Но этот рост связан не только с энергетическим сектором, а, например, и с ростом населения Земли. Конечно, выделение сельскохозяйственных земель для нужд энергетики влияет на конечную цену продуктов питания, но вопрос - в какой степени? И вот на этот счет единого мнения нет. Согласно одним исследованиям, речь идет о нескольких процентах, согласно другим – влияние достигает 70-ти процентов. Я не решусь оценивать, какое из этих исследований в большей степени отвечает реальному положению дел. Из этого можно сделать только вывод, что планировать надо осторожно и надо учитывать этот фактор.

Александра Вагнер: По данным министерства сельского хозяйства Чехии, посевные площади рапса будут увеличиваться. То же самое – в связи с необходимостью добавлять биогорючее в бензин – происходит и в других странах Евросоюза. По вашим данным, площади полей рапса в ближайшем будущем будут расти?

Ладислав Елинек: Количество полей с рапсом увеличивается практически каждый год. В 1995 году речь шла о 190 тысячах гектаров, по итогам прошлого года посевная площадь была уже в два раза больше. Половина выращенного в Чехии рапса идет на экспорт и только половина перерабатывается на биоэтанол у нас. Иными словами, рост стремительный. Если смотреть с точки зрения фермеров, которые принимают окончательное решение, что они будут выращивать на своих полях, то конечно они выбирают такие растения, на которые есть спрос на рынке. Если есть спрос на рапс, то его посевные площади увеличиваются. С другой стороны, фермерам запрещено каждый год высаживать одни и те же растения на одном и том же поле. Это связано с сохранением плодородности. Вообще агрономы говорят, что нам не стоило бы увеличивать площади рапса, что мы сейчас находимся на максимуме возможного.

Александра Вагнер: Агрономы также говорят, что рапсом можно засевать поле только один раз в 7 лет, а если это происходит чаще, то возникают болезни растений и множатся вредители.

Ладислав Елинек: Рапс неблагоприятно влияет на окружающую среду. Из-за него возникает, например, эрозия, с которой в последнее время в Чехии очень сложно бороться. Конечно, выращивать траву для животноводства с этой точки зрения безопасней. Но все снова упирается в спрос. В последнее время цены на сырье растут, что влияет на фермеров, и они отдают под рапс все больше и больше полей в стремлении получить как можно больший урожай. В связи с этим используется большее количество химикалий, что тоже влияет на окружающую среду. Но нельзя сказать, что при выращивании рапса используют больше химических удобрений, чем при выращивании пшеницы. Определенное влияние сельское хозяйство оказывает и на диких животных. В некоторых исследованиях говорится, что животные болеют от поедания рапса. И конечно, если посевные площади будут увеличиваться, то эти проблемы будут тоже возникать чаще.

Александра Вагнер: В настоящее время шестая часть сельскохозяйственных земель Чехии засеяна рапсом. Можно ли на этом остановиться?

Ладислав Елинек: У государства таких инструментов нет. Помочь в этом может только политика Европейского Союза. С 2014 года в ЕС стартует программа озеленения. Смысл ее в том, что будет заранее определено количество посевных площадей, отданных под ту или иную сельскохозяйственную культуру. Это, конечно, повлияет и на фермеров-предпринимателей.

Александра Вагнер: Ладислав Елинек из Института сельскохозяйственной экономики и информации Чехии говорит, что влияние энергетического сектора на стоимость продуктов питания прекратится в 2020 году, когда будет достигнута поставленная Евросоюзом цель – 10-процентное содержание биоэтанола в горючем из нефти. После этого можно ожидать, что рынку не понадобится дальнейшее увеличение производства рапса, а значит, площадь полей, на которых он растет, тоже не будет увеличиваться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG