Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Две столицы. Хабаровск: вечный Ишаев. Владивосток: от рыбака Сергея Дарькина к профессору Владимиру Миклушевскому


Специальный репортаж из серии "Дальний Восток: на краю" корреспондента Радио Свобода Виталия Камышева, который в августе побывал в Хабаровском и в Приморском крае перед открывающимся 2 сентября во Владивостоке саммитом стран АТЭС

Михаил Соколов: Во Владивостоке сейчас аврал. Власти в последний час пытаются ликвидировать разнообразные недоделки перед началом саммита стран АТЭС, который откроется 3 сентября. Деловую встречу руководителей стран тихоокеанского региона руководители России превратили в дорогостоящее парадное шоу, призванное пустить пыль в глаз гостям.

Опыт Перу, где гостей подобного саммита принимали в надувных шатрах, не впечатлил новую Византию. Режим Владимира Путина потратил миллиарды долларов как на необходимую для региона инфраструктуру, так и на бессмысленные – если не считать распила бюджетов - пиар-проекты. Якобы это привлечет инвестиции на российский Дальний Восток.

Каковы реальные проблемы этой территории? С этим разбирался специальный корреспондент Радио Свобода Виталий Камышев
Сегодня в программе "Время политики" прозвучит его первый репортаж о политической жизни Приморского и Хабаровского края.

Виталий Камышев: ...Еще со времён ДВР – Дальневосточной республики начала 20-х годов прошлого века – существует негласное соперничество между Владивостоком и Хабаровском, этими двумя столицами российского Дальнего Востока.
Владивостоку нынче доверили проведение саммита АТЭС, зато в Хабаровске - расположилась штаб-квартира недавно созданного министерства по развитию Дальнего Востока. Бывший хабаровский губернатор Виктор Ишаев теперь не просто полпред президента в Дальневосточном федеральном округе, а полпред-министр!..
Многие считают это кадровое решение Кремля логичным — Хабаровский край, которым Ишаев, успевший поработать первым заместителем председателя крайисполкома в советскую эпоху, руководил почти два десятилетия, слывет этаким оазисом политической и экономической стабильности.
Впрочем, даже в самом Хабаровске к этому отношение неоднозначное. Говорит директор Дальневосточного центра местного самоуправления Нина Поличка.

Нина Поличка: То, что это уголок стабильности – это имеет даже природные свои обоснования. Потому что еще Глобы сюда приезжали и сказали, что города, стоящие на слиянии двух больших рек, гарантированы от всяких революций. Действительно, ситуация стабильная, тихая, у нас очень многие говорят – как на кладбище. Действительно таких серьезных катаклизмов у нас не было, потому что было квалифицированное управление из старых "красных" директоров, я бы так сказала, которые воспитаны на принципах единоначалия и никакие демократические поползновения, ничего просто не нужно было. Никогда не поощрялись альтернативные мнения. Оппозиция появлялась конструктивная и не конструктивная и потихоньку отъезжала.
Да, действительно, уголок стабильности, 18 лет стабильности. Но вопрос состоит в том – это хорошо или плохо? Когда был введен 825 указ президента по поводу оценки эффективности, то Хабаровский край на фоне этой стабильности выше третьего места в рейтинге ДФО не поднимался.

Отсутствие конструктивной позиции, альтернативного мнения по поводу решений каких-то задач рано или поздно приводит к стагнации. Казалось бы, стабильность, все работают, почему мы не идем вперед, почему мы не на втором даже месте? Регионы, в которых были конфликты и были проблемы, они выходили вперед. Поэтому, с одной стороны, вроде бы все положительно. Если бы сейчас Виктор Иванович вышел бы губернатором баллотироваться, он бы набрал большой процент.

Виталий Камышев: Заместитель главного редактора газеты «Хабаровский экспресс» Андрей Мирмович предпочитает «исторический» подход и - по традиции - сравнивает Хабаровск с Владивостоком. Сравнение не в пользу Хабаровска, считает Андрей Мирмович.

Андрей Мирмович: У нас всегда Хабаровск и Владивосток конкурирующие в информационном, политическом и экономическом смысле.
Владивосток, Приморье все, когда наступил период шоковой терапии, он не успел заадминистрироваться, потому что он был сразу открыт, портовый город, и экономически, политически, информационно его не успели заадминистрировать. Поэтому там и журналистика, и бизнес. Оказалось так, может быть приморский ветер, может быть еще что-то.

В Хабаровске сразу же, моментально с приходом новых времен 20-летней давности и с назначением губернатора, который не уходил потом в течение 18 лет, сразу вся экономика и по ходу пристяжные к ней были заадминистрированы полностью. Ни информационно, ни экономически Хабаровск не успел глотнуть этой свободы. Поэтому бизнес такой, поэтому и журналистика.

Спокойствие, вы знаете, как чирей, оно вроде есть, потом температура поднимается до 39. Ведь многие люди отсюда уехали, талантливые люди отсюда уехали за эти годы. Здесь было вытравлено все. Тот же Виктор Иванович вокруг себя и в бизнесе, и во власти никогда не создавал харизматичных лидеров, он просто это пресекал, вначале помягче, а когда набрал силу, в 1996-м где-то году, первый срок отмотав своего правления, он взялся и без всякой ложной скромности, как сегодня наша административная верхушка России, без всякой скромности включают полностью тот насос, который себя показал за первые 4 года.

За эти годы не создано было ни одного нового средства массовой информации независимого. Можете себе представить такой регион: все из одной дуды, из одного теста, под одной дланью. И когда уже ушла эта рука, когда полет кончился над гнездом кукушки, оказались и руки отбиты, и не умеют, уже не умеют ни в бизнесе, ни в администрировании.

Виталий Камышев: Член фракции КПРФ в Законодательной думе Хабаровского края Леонид Голуб в оценках резок.

Леонид Голуб: Кто-то говорит, что у нас экономический рост. Какой рост? Это все еще поддержание штанов, причем дырявых штанов. Яма. Достаточно сказать, что жилья строится в два раза меньше, чем в советское время. Около 10 тысяч на очереди в детские сады. Сельское хозяйство – это даже трудно найти слово, в каком оно состоянии. То есть совхозы разрушены, и мы производим сейчас вполовину меньше. Можно приводить сколько угодно примеров, что экономика за 20 лет совершенно не поднялась. Поэтому говорить о каком-то положительном, прорывном опыте просто нельзя.

Виталий Камышев: Весной 2009 года губернатором Хабаровского края стал депутат Государственной Думы, бывший главный инженер Комсомольского-на-Амуре авиационного завода Вячеслав Шпорт. С тех пор мало что в крае изменилось, считает депутат краевой Законодательной думы Леонид Голуб.

Леонид Голуб: Оценивая губернаторство Вячеслава Ивановича Шпорта, можно сказать, что основная политика по сравнению с временем Ишаева не изменилась. Та же самая сырьевая направленность экономике. О какой-то там модернизации можно говорить? Сельское хозяйство как было в загоне, так оно и остается. Достаточно сказать, что на поддержку выделяется только 1% бюджета краевого, а надо, и наша партия ставит вопрос, не меньше 10%. И села, прямо скажем, деградируют, разруха, развал.
У нас весь край потрясло событие: завезли высокопородных новозеландских или австралийских коров, их здесь просто-напросто не поили, не кормили. Мало того, что они все-таки привыкли к совсем другому климату, и они полстада погибло просто-напросто. Вот вам уровень развития экономики.
Мы негативно оцениваем развитие экономики в современное время так же, как и во времена губернаторства Ишаева.

Виталий Камышев: Есть какой-то диалог губернатора с оппозицией, с политическими партиями?

Леонид Голуб: Где-то раз в квартал губернатор встречается с руководителями фракций нашего краевого парламента. Один раз в год выступает с отчетом. Сразу можно отметить, что он до того заформализован, каждая фракция имеет право задать не более двух вопросов, и за три месяца эти вопросы отдаются, и потом не конкретные ответы идут с множеством цифр, с множеством выкладок. Короче говоря, этот диалог не очень эффективен, прямо скажем.

Виталий Камышев: И все же изменения есть: следующий глава края будет снова избираться населением. И выборы эти уже не за горами.
О политическом борьбе в регионе рассказывает хабаровский журналист, один из лидеров здешней внесистемной оппозиции Сергей Мингазов.

Сергей Мингазов: За это время у партии власти сложилось ощущение, что Виктор Иванович Ишаев в роли полпреда и авторитетного среди губернаторов Дальнего Востока человека может под личную ответственность обеспечивать то самое спокойствие на вверенной территории. Когда выбирали Госдуму, президента, было видно, что роль лично Ишаева в этих процессах высока.

Надо четко разделять Виктора Ивановича Ишаева периода 90-х, Виктора Ивановича периода нулевых и Виктора Ивановича нынешнего периода, когда он стал полпредом.
В 90-е годы, безусловно, Ишаев был для Хабаровского края лидером общественного мнения, он неизменно выигрывал выборы, и процент населения, проголосовавшего за него, был достаточно большой, порядка 70% от тех, кто приходил голосовать.

С другой стороны, вот эта система, когда он несколько сроков подряд выбирался, она, естественно, имела огромные издержки, потому что формировалась моноэлита, куда никто уже попасть не мог из других поколений, извне в качестве варягов. И это была достаточно замкнутая каста, которая в принципе работала по отношению к каким-то возможным конкурентам по принципу выжженной пустыни.

Поэтому, когда возникла ситуация, что Ишаев уходит, там же было непонятно, то ли сам он захотел в полпреды, то ли Путин решил снять, то ли, наоборот, Медведев решил дать карт-бланш. И естественно, когда пришел новый губернатор, сразу же моно-элитный каркас в крае начал разваливаться. И сейчас во многом ситуация в Хабаровске, в Хабаровском крае определяется неким раскладом, в котором есть старая ишаевская элиты во главе с Ишаевым, есть уже новая элита, которая пришла вслед за Шпортом, и есть какой-то набор элементов прото-элиты, которая уже и рада бы рулить чем-то или во всяком случае иметь право вето на какие-то решения на краевом уровне, на общедальневосточном, но еще не имеет на то полномочий.

Виталий Камышев: В Хабаровске многие уверены, что Виктор Ишаев собирается участвовать в предстоящих губернаторских выборах — и некоторых подобное возвращение на круги своя всерьез пугает.

...Есть все-таки в активе бывшего хабаровского губернатора Виктора Ишаева и добрые дела. Нут вот, например, не мешал он хабаровчанам в первые постперестроечные годы свободно ездить в Китай и потихоньку осваиваться в новых рыночных условиях.

Своеобразную метафору сложившихся в последнее время взаимоотношений дальневосточников с соседями из Поднебесной предлагает хабаровский писатель и издатель Виктор Буря.

Виктор Буря: У меня аналогия прямая: если рачительный хозяин, у него все растет, у него помидорчики, а рядом чисто место для сорняка. И он говорит: слушай, давайте так – отрежь половинку, я буду сажать помидоры, а половина урожая твоя. Я ничего не буду делать, у меня будут и помидоры, и огурцы, и урожай, мне выгодно. Примерно то же самое происходит на Дальнем Востоке. Если едешь на машине из Владивостока, придорожные рыночки, там стоит бывшая колхозница, может быть ее дочка, а может уже внучка. У нее богатый прилавок, чего там только нет. Спрашиваешь: "Это с Китая?". "Вы что, с дачи, с огорода". Упаковано в китайские мешки, отмытое, видно, что это китайский урожай. Найти ранетку, найти хабаровскую грушу на рынке – это уже проблема, это - дефицит.
В этом плане мы должны быть Китаю благодарны. Уже одели,
накормили, обули, сейчас уже лечат, идите отдыхать сюда.

Возьмите, просто сверху посмотрите на фотографию: с этой стороны здание типа «М-Ж», сарайчик, а с той стороны бетон, стекло, зеркала, залы огромные, похоже на наш концертный зал хабаровский – это переход пограничный. То есть вот все отношение.

Если на самолете летишь, то здесь пустота, тайга, а потом границу сразу видно, потому что заблестели крыши и вся земля вспахана, все работает. Поэтому, естественно, у них обилие, порядок. У них свои больше, глубже проблемы, но со стороны рисовые поля до границы Амурской области. А тут все совхозы закрывают, все брошено. Вот эта проблема.

Виталий Камышев: … Во Владивостоке в преддверии саммита АТЭС торжественно открывали мост через бухту Золотой Рог. Гремели оркестры, чеканили шаг барабанщицы, взлетали в воздух воздушные шарики. И то сказать - один из пяти крупнейших вантовых мостов в мире.
Между тем отношение к форуму, подготовка к которому шла несколько лет, в самом регионе остается неоднозначным, говорит член фракции партии «Единая Россия» в Законодательном Собрании Приморского края Дмитрий Новиков.

Дмитрий Новиков: У нас не очень хорошо относятся к стройкам саммита и тем деньгам, которые были выделены, потому что они пошли не приморским компаниям. Не так давно общался на эту тему с рядом наших бизнесменов, у большинства из них, по крайней мере, из тех, кого я знаю, на все это дело следующая точка зрения: Москва не знает, как бы еще «пильнуть бабла» на Дальнем Востоке.

Очень много было надежд у представителей приморского бизнеса с саммитом АТЭС. В край закачали неимоверное количество денег, на все эти стройки, речь идет о сумме в полтриллиона рублей. На самом деле очень небольшое количество владивостокских компаний получило эти транши, основные деньги пришли из Москвы и ушли в Москву. Крупные подрядчики, которые работали здесь на объектах саммита, по сути заставляли приморских субподрядчиков работать на грани рентабельности, и постоянно в течение этих трех-четырех лет были скандалы по поводу того, что генподрядчик не выплачивает деньги субподрядчиком, непарламентское слов – кидали компании, кидали рабочих.

Существует еще точка зрения по поводу того, что на самом деле все объекты саммита в большей степени сделаны не на московские, а на приморские деньги.

Виталий Камышев: Публикаций в местной приморской прессе о том, как и в каких масштабах происходил «распил» выделенных на подготовку саммита АТЭС средств — сотни. Все здесь убеждены, что уход бывшего главы Приморского края Сергея Дарькина в феврале этого года со своего поста и объясняется тем, что слишком уж многое вышло наружу — ну и тем еще, что Кремль накануне выборов президента боялся массовых акций протеста в Приморье.
У главного редактора «Новой газеты во Владивостоке» Андрея Островского, однако, особое мнение.

Андрей Островский: Есть огромное количество мифов о том, что пришедшие сюда по официальной версии более 600 миллиардов рублей на стройки саммита, хотя из них около 200 были бюджетными, а основная часть денег были "Газпрома". Это огромные сотни миллиардов, они почему-то учитываются как саммитовские, хотя никакого отношения к нему не имеют. Так саммит – это 260 миллиардов, а все говорят 600, учитывая "газпромовские" инвестиции.

Я не думаю, что что-то можно было украсть из "газпромовских" инвестиций, "Газпром" сам у кого хочешь украдет. Тем не менее, существует легенда устойчивая, что из саммитовских денег очень много чего украли, Дарькин, другие персонажи воровали, все деньги были разворованы. С этим можно бесконечно дискутировать. Украли, тогда покажите, что именно украли.

Претензии первые лично я обратил бы к господину Степашину, в течение четырех лет его ревизоры отсюда не вылезали, дважды в год докладывали президенту и премьеру о том, что мы контролируем каждый рубль. Если что-то украли, то покажите, с какого объекта, потому что все стоит и построено. Мосты построены, кампусы университета построены полностью. Которые достраиваются, они были начаты позже и дополнительно. Различные инфраструктурные проекты, будь то дороги, очистные сооружения и разные вещи построены.
Я не сомневаюсь, что в российском строительстве существует огромная съема откатов и прочего. Говорить в этом плане, что Дарькин пришел и все украл. Покажите мне в Российской Федерации хоть одного губернатора, про которого его подчиненные в его губернии не говорят: да, они там все украли, все своровали. Я опять же думаю, что такого нет губернатора.

Виталий Камышев: На самом деле другие приморские журналисты не одно расследование посвятили тому, где именно, каким образом и на чем были "распилены" деньги саммита.
Во всей той цифири, что сопровождает сей грандиозный форум, и правда немудрено запутаться, но вот например газета "Арсеньевские вести" провела тщательную экспертизу множества строительных объектов, сопоставив: что было в плане, на бумаге, а что в итоге построили, какие работы выполнили.
Сходу выяснилось, что неведомо куда ушли 500 миллионов рублей. По подсчетам другого издания – "Народное вече" - 600 миллионов рублей.

А главное — в бескорыстие экс-губернатора Дарькина приморская общественность в массе своей не верит. Кстати, сейчас под следствием находятся несколько высокопоставленных чиновников, работавших в администрации края и в уголовном деле фигурирует некое "неустановленное лицо", дававшее им задания. Рассказывает эксперт Торгово-промышленной палаты Приморского края Елена Золотарева.

Елена Золотарева: Сейчас у нас громкое дело идет в отношении господина Мещерякова и компании. Мещеряков был в должности сначала вице-губернатора по краевому имуществу, потом перешел в управление федерального имущества. Сейчас в отношении группы лиц выдвигаются обвинения в организованном преступном сообществе.

Есть сделка с правосудием в отношении фигуранта Королева, который будучи вице-губернатором, курировал полностью правовой сектор и в 2005 году перешел на муниципальный уровень, где организовал как раз в тот же период вот эту коррупционную схему, и когда он вдруг в этом деле в «сделке с правосудием» обличает губернатора, экс-губернатора, конечно, это дело сейчас громкое. Я думаю, что именно за его судьбой надо следить.

Понятно, что за это время очень много было приватизировано федерального имущества, оно попало в руки людей, близких к экс-губернатору, и они сейчас очень сильно волнуются за свою судьбу.
В то же время понимаем, что мы открывает дорогу к саммиту, мы хотим сюда инвестиции, а иностранным инвесторам совершенно не хотелось бы попадать в ситуацию, когда вдруг имущество спорное и так далее. Поэтому декриминализация как раз в этом и заключается, чтобы сделать инвесторам прозрачное поле, очистить от сомнительных вещей.

Виталий Камышев: Во Владивостоке немалые надежды связывали с провозглашенной новым главой региона Владимиром Миклушевским "декриминализацией", но после того как Сергей Дарькин 24-го июня был вдруг назначен заместителем министра регионального развития России, его сторонники заметно приободрились.

Вот какой портрет экс-губернатора Дарькина нарисовал для Радио Свобода главный редактор «Новой газеты во Владивостоке» Андрей Островский.

Андрей Островский: Могу сказать, что мы на "ты" с губернатором, но в присутствии третьих лиц, конечно на "вы", а если один на один, то только таким образом. Он никогда не напыживался, не требовал, чтобы все чесали пятки. Я его знаю более 20 лет, хочу сказать, что у него очень светлые мозги. Достаточно сказать, что он закончил школу с золотой медалью и вуз с красным дипломом. Он занимался бизнесом очень успешно, будь то импорт японских сигарет из Японии или потом начал заниматься рыбной отраслью.

У него очень сильное комбинаторное мышление. В качестве иллюстрации, может быть смешно, могу привести тот факт, что мне доводилось не единожды, приходилось играть с ним в преферанс, на этом уровне проверяется очень многое, кто играл в эту игру, в шахматы, преферанс, требующие запоминать очень многое, считать комбинации.

То, что Дарькин был связан с теми, кого мы называем сегодня бандитами – это безусловно. Но у меня риторический вопрос: назовите хотя бы одного бизнесмена, который не был с ними связан. Возможно, что какие-то не очень честно заработанные деньги отмывались через его компанию, вкладывались в его компанию, чтобы она развивалась. Но это все вкладывалось в бизнес, в развитие бизнеса, в развитие производства.

На Дальнем Востоке и в Хабаровском крае, где масса рыболовецких и транспортных компаний, где вообще все связано с морем, были сотни и тысячи примеров, когда кидали моряков, рыбаков, не платили им зарплату, где люди голодали, захватывали пароходы, бастовали в иностранных портах. Таких примеров в 90 и нулевых годах просто тьма. Так вот, в компании Сергея Дарькина такого не было никогда. Зарплата день в день. То, что некая связь с криминалом на этапе 1990-х годов была, никто не будет с этим спорить – это безусловно. У кого ее не было, пусть мне покажут такого бизнесмена, процветающего сегодня в этой стране.

Виталий Камышев: Это был главный редактор «Новой газеты во Владивостоке» Андрей Островский, который не согласен с тем, что из бывшего губернатора Приморского края Сергея Дарькина делают своеобразный жупел.

Михаил Соколов: 3 сентября во Владивостоке открывается саммит стран АТЭС. Режим Владимира Путина пытается превратить встречу в рекламно-пропагандистское шоу.
Специальный корреспондент Радио Свобода Виталий Камышев побывал в Приморском и Хабаровском крае и продолжает свой репортаж.

Виталий Камышев: В самый канун саммита во Владивостоке разразился скандал, связанный с тем, что новую скоростную трассу в аэропорт, как оказалось, сделали без съездов в районах населенных пунктов, расположенных рядом.
Иными словами, строители думали только о прибывающих на саммит VIP-персонах.

Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский был вынужден за несколько недель до открытия саммита создать специальную рабочую группу, перед которой была поставлена задача – проанализировать, как широко разрекламированные объекты могут быть встроены в инфраструктуру Владивостока.
Почему об этом не подумали раньше – не понимает никто.

Забавно, что в буклете, который раздавали всем участникам народного гуляния по случаю открытия моста через Золотой Рог, красуется цветное фото … мэра Владивостока Игоря Пушкарева. Хотя красную ленточку на торжественном открытии моста разрезал губернатор Владимир Миклушевский, а построен он и вовсе на федеральные деньги.

Разгадка проста: 14 октября во Владивостоке состоятся выборы в городскую думу. Для мэра Пушкарева, срок полномочий которого вскоре заканчивается, они очень важны. Вот и спешит он пропиариться.

Надо сказать, что после словно вычерченных по линейке проспектов и бульваров Хабаровска облик второй дальневосточной столицы поражает своей… расхристанностью, что ли. Столица Приморья расположена не на семи, а, наверное, на семидесяти семи холмах («сопках», как на Дальнем Востоке говорят), улицы краевого центра - узкие и извилистые…

Впору не о пробках говорить, а о полном параличе автомобильного движения – но и пешочком по крутым склонам не очень-то побегаешь.

Но что толку на природный рельеф пенять – а вот развязки- эстакады знающие в этом толк японцы давно, сочувствуя мучениям владивостокцев, советовали строить. И на « миллиарды саммита» это, наверное, можно было бы сделать.

Ну, а мост через Золотой Рог – зрелище, конечно, феерическое! Но по-своему яркое зрелище представляла собой в середине августа и центральная площадь Владивостока. Та самая, где высится растиражированная на открытках скульптурная композиция в память о красных партизанах, где расположена администрация края и где в свое время проходили разогнанные прибывшим из Москвы ОМОНом массовые митинги против повышения пошлин на иномарки и в защиту «правого руля».

Еще за две недели до открытия саммита площадь была перекопана, перерыта, пройти через нее было попросту невозможно. Грохот отбойных молотков, десятки китайских гастарбайтеров, работающих в поте лица… Похожая картина – на центральной набережной, у киноконцертного зала «Океан», всё это самый-самый центр города. Возникает вопрос: что же делали все эти годы, почему такой аврал непосредственно накануне саммита АТЭС?

Приморские журналисты и депутаты-оппозиционеры связывают всю эту суету в преддверии саммита с тем, что мэр Владивостока Игорь Пушкарев является совладельцем Спасского цементного завода и еще нескольких предприятий этого же профиля. И для него важен не результат, а сам процесс.

А предстоящие выборы в городскую думу Владивостока важны еще и потому, что отношения между мэром и недавно назначенным Кремлем губернатором Владимиром Миклушевским не складываются.

О подоплеке выборов — депутат Законодательного Собрания Приморского края Николай Марковцев.

Николай Марковцев: Так скажем: есть "Единая Россия", есть КПРФ, есть другие партии, даже в "Единой России" есть мощная группа с московскими пиарщиками – это группа мэра Пушкарева, которая сегодня на ножах живет с новым губернатором Владимиром Миклушевским. Естественно, есть группа, которая стала за Владимиром Миклушевским. Так же есть дарькинская группа, осталась. Пушкарев и Дарькин тоже жили на ножах. Но не столько явно, сколько стало с Миклушевским. Потому что пушкарев приглашает членов "Единой России", который будут баллотироваться в городскую думу, он ведет по часу с ними беседы и пытается выяснить, как мне сказал один член "Единой России": за кого ты будешь – за Миклушевского или за меня.

За Пушкарева пойдет часть "Единой России", тем более избирательные комиссии городские у него в руках, плююсь вся "Справедливая Россия" – это пушкаревская партия. Потому что Межонов работал у него заместителем главы города, потом перевел на советника, когда он стал лидером партии. То есть это мощная группировка. Вторая Миклушевского, третья дарькинская, потому что остался Чемериз, верный соратник, депутат законодательного собрания, остался депутат Ахоян. То есть дарькинская группировка еще здесь оказывает достаточное влияние, тем более все они подняли головы после назначения Дарькина заместителем министра регионального развития.

Миклушевский пытается опираться на популярных людей, не замаранных. Скажем, он привлек к себе, и он возглавит список "Единой России", бывшего редактора политехнического института, до этого он вел список КПРФ и провел на прошлых выборах, но он сегодня беспартийный. В принципе он ведет грамотную, правильную политику, но, к сожалению, эту политику грамотную, правильную можно вести в государстве, где нет фальсификации на выборах. Здесь же сто процентов будет применяться подкуп, бригадный подряд так называемый, будут ходить бригады, голосовать по несколько раз. На прошедших выборах вообще со Спасска десять автобусов привезли. Чья это вотчина Спасск, мы все знаем – это вотчина Пушкарева.

Виталий Камышев: Иначе видит расклад политических сил накануне выборов в городскую думу Владивостока член фракции «Единая Россия» в законодательном Собрании Приморского края, известный телеведущий Дмитрий Новиков.

Дмитрий Новиков: На самом деле, какие бы группы влияния ни существовали на территории города Владивостока, в любом случае выборы в городскую думу – это все-таки будет война, конкуренция именно политических партий. У КПРФ стоит своя задача, они, воодушевленные победой, которую они одержали на городских округах в Законодательное собрание Приморского края, хотят повторить свой успех и взять не меньше 40-50%. Я сомневаюсь, что им удастся эту цель реализовать.

У "Единой России" такая же цель взять не меньше 50%. Я думаю, что у ЛДПР цель взять не меньше 15%. И собственно говоря, у Справедливой России". Основная борьба развернется между партиями, поэтому я бы не стал говорить о том, что здесь будет идти война кланов.

Более того, на самом деле я бы не стал говорить о том, что существует четко разграниченные кланы и четко разграниченные группы влияния. Не будем забывать, что существует господин Миклушевский, действующий губернатор Приморского края, человек новый. Его клан, я бы предпочел говорить о команде, она только формируется. Не стал бы говорить о каком-то четко очерченном клане Пушкарева, потому что отличие Пушкарева от всех ранее избранных мэров – это то, что он в большей степени одиночка. И постоянные ротации в администрации города, ротации заместителей, они только подтверждают это.

Я бы не стал говорить о каком-то четко сохранившемся клане Дарькина. Те люди, которые были близки к нему, они в первую очередь бизнесмены. Бизнес очень четко приспосабливается под изменяющиеся политические условия. Поэтому нельзя говорить о том, что так группа приверженцев, которая была у Сергея Михайловича, когда он был губернатором, останется в таком же масштабе, когда он губернатором не является.

Виталий Камышев: Пока у «Единой России» не очень хорошие перспективы на этих выборах, говорит политолог Петр Ханас.

Петр Ханас: Последние опросы показывают, что есть реальные шансы у "Единой России" взять 7 мандатов по партийным спискам, порядка 5 у КПРФ, три-четыре мандата "Справедливая Россия" и один-два мандата у ЛДПР.

При этом ситуация крайне нестабильная в силу ряда причин. Первое – отсутствие ярких лидеров. Очень сомнительные действия со стороны "Единой России". Мы можем получить очень ровное распределение между всеми политическими партиями. Примерно все возьмут, условно говоря, по 20%. Дума будет интересная, борьба будет в думе острая.

Виталий Камышев: Разброд и шатания в стане приморских единороссов проявляются в скандалах наподобие того, что случился в закрытом городе Большой Камень. Глава ЗАТО Алексей Клецкин ( до этого он работал заместителем прокурора Владивостока и в диссидентстве замечен не был) вступил в "Единую Россию" весной 2011 года ( чтобы «эффективнее работать в интересах горожан»), а спустя год – вышел из партии власти и покинул свой пост. В июле 2012-го он разместил в своем блоге открытое письмо местному руководству «Единой России», в котором заявил, что партия "перестала отражать интересы большинства населения страны, фактически сконцентрировавшись на обслуживании правящего строя". О мотивах своего поступка Алексей Клёцкин рассказал Радио Свобода.

Алексей Клецкин: Лично для меня спусковым механизмом послужило принятие федерального закона, которым внесены были изменения в закон о митингах, собраниях и шествиях. Принял решение о выходе из партии "Единая Россия". Законы принимаются в Москве, но люди с вопросами, почему это произошло, обращаются к тем, кто представляет партию на местном уровне. Я понял, что у меня не будет аргументов, почему это произошло, почему был принят именно такой закон.
Мы, к сожалению, в последнее время часто являемся свидетелями тому, что изменения законодательства происходят не в связи с некими потребностями общества, а в связи с тем, что необходимо защищать интересы узкой группы людей, находящейся сегодня у власти.

Виталий Камышев: Приморская оппозиция объединяется.

« Мы, представители отделений политических партий и общественных движений…осознавая свою ответственность за развитие города Владивостока, заботясь о благе его жителей, приняли решение о создании оппозиционной коалиции для выборов в Думу г.Владивостока и дальнейшей работы.
Во Владивостоке назрела ситуация, при которой необходима смена городской власти… Череда коррупционных и криминальных скандалов, неустроенность быта, узаконенный жилищно-коммунальный рэкет, постоянно растущие тарифы говорят нам об очевидной некомпетентности городских властей».

Под этим документом поставили подписи руководители региональных отделений КПРФ, «Яблока», движений «ТИГР» и «Реальный выбор», незарегистрированной партии «Свобода и народовластие» (ее возглавляет популярный во Владивостоке экс-мэр Виктор Черепков).
Зам председателя Приморского «Яблока» Кирилл Косилов заверил корреспондента РС, что вступление «яблочников» в коалицию с высшим руководством партии согласовано.

Кирилл Косилов: Мы сами определяем, с кем нам идти совместно, кому нам противостоять. Руководящие органы не препятствуют нашему сотрудничеству, а сотрудничество здесь сейчас на уровне противостояния партии жуликов и воров и их сообщников, изображающих оппозицию. В данном случае мы пошли на такое блокирование для того, чтобы единым фронтом выступить против засилья чиновников.

В декабре мы, к сожалению, не смогли принять участия в выборах в законодательное собрание. Но коммунисты по городу взяли первое место, то есть они взяли четыре округа из шести. И в целом, если посчитать, у них 56 тысяч проголосовавших, а у "Единой России" 51 тысяча.

С другой стороны, они понимают прекрасно, что партии-сателлиты могут вполне дополнить результат "Единой России" и в результате опять все то же болото. Мы видим, что те немногие депутаты от КПРФ, которые прорвались и работают депутатами – это единственные реальные оппозиционные силы, которые воспринимают отчасти наши предложения и работают не под дудку "Единой России".

Здесь руководитель "Справедливой России" господин Межонов достаточно тесно связан с мэром города единороссом Игорем Пушкаревым, считается его креатурой. Вот эта связка Пушкарев – Межонов не дает нам возможности говорить о какой-то оппозиционности "Справедливой России". Да и в целом мы считаем эту партию, созданную с целью спойлерской деятельности в отношении КПРФ, не оппозиционной, как и ЛДПР.

Мы договорились с Иваном Николаевичем Шкирко, первым секретарем владивостокской организации, незарегистрированной пока партии "Свобода и народовластие" Черепкова, и с ТИГРами о том, что мы выступаем единым фронтом, несмотря на ограничения в законодательстве. Мы не обсуждаем идеологические разногласия, мы их в принципе не касаемся. Речь идет о хозяйстве города, о том, чтобы ограничить воровство, непрозрачность бюджета, самые элементарные вещи, которые должны быть решены на уровне города.

Виталий Камышев: Депутат Законодательного Собрания Приморского края Дмитрий Новиков оппозицию критикует и говорит о новой стратегии и тактике приморской "Единой России".

Дмитрий Новиков: Почему получилось так, что в декабре месяце КПРФ так много получила мандатов. КПРФ не победила, "Единая Россия" проиграла. Весь протестный электорат клином сошелся именно на КПРФ. Я не уверен, что сейчас повторится такая же ситуация, протестный фланг будет размыт между рядом партий и общественных движений. Такого триумфа, который был в декабре, он не повторится.

Эта избирательная кампания будет разительно отличаться от той, которая была в декабре, и прежде всего по выбору кандидатов от "Единой России".Если в прошлые годы очень серьезную роль играл социальный статус, материальный доход тех или иных кандидатов, то сейчас прежде всего партия делает упор на тех людей, которые могут победить. Они всегда являются серьезными электоральными величинами.

Поменялись принципы избрания кандидатов от "Единой России" и однозначно будут меняться и сами принципы избирательной кампании.

Виталий Камышев: Нынешний мэр Владивостока Игорь Пушкарев — персонаж не менее любопытный, чем экс-губернатор Сергей Дарькин, он тоже этакое «дитя 90-х годов». Рассказывает депутат Законодательного Собрания Приморского края Николай Марковцев.

Николай Марковцев: Пушкарева я знаю со студента второго или третьего курса нашего местного университета Владивостокский государственный университет экономики и сервиса. С третьего курса ушел, бросил учебу и устроился в корейскую компанию. Возили они жвачку, вино контрабандой. Из информированных источников я получал информацию, будучи замом мэра, писал письмо начальнику управления ФСБ о том, что эта фирма везет контрабанду. Остановили контейнеры у нас в порту, проверили, контрабанду изъяли. То есть действительно все это оказалось правда. Правда, не могли установить, кто же виновный, как всегда. Таможенники, я думаю, прикрыли, потому что они получали свою долю за контрабанду.

Игорь Сергеевич так крутился, потом фирму захватил, директора кто-то убил, женщину, которая была соучредителем фирмы, кто-то засадил в тюрьму. Подделали документы учредительного собрания, кто подделал – не знаю. Фигурировала фамилия Пушкарева. Как бы следствие не доказало. Руководителем этой корейской фирмы становится Пушкарев. Появляются после этого большие деньги, он покупает в Спасске цементные заводы, два завода. Сегодня, кстати, не только спасскими цементными заводами владеет, еще у него цементный завод в Биробиджане, какой-то порт он купил. То есть он становится влиятельным бизнесменом.

Он сегодня полноправный хозяин фирмы ПАРК-груп. Зарегистрирована эта фирма в оффшорной зоне на Кипре, по большому счету иностранная фирма. Но она странным образом получала до недавнего времени дотации от администрации края на электричество. То есть им было очень дешевое электричество, дешевле, чем населению, якобы для того, чтобы цемент был дешевле, хотя цемент дешевле не был.

Вот он становится мэром. Как он избирался мэром – отдельная история, потому что всех, кто более-менее представлял ему угрозу на этих выборах, имел какой-то рейтинг, все зачистили, всех сняли выборы. Дарькин ему помогал, у них было соглашение, что ты часть людей возьмешь заместителями тех, кого я тебе скажу. Он взял, но постепенно выдавил, а как только Дарькина убрали, он убрал всех.

Сегодня у него люди все свои, в основном из города Спасска, которые совершенно не знают городского хозяйства Владивостока.

Виталий Камышев: Одолеет ли новый губернатор Приморья Владимир Миклушевский мэра Владивостока Игоря Пушкарева?
Владимир Миклушевский, напомню, - бывший зам министра образования и науки, пересевший в кресло главы региона из кресла ректора Дальневосточного федерального университета. Будущий кампус университета на острове Русский – построен как база для размещения гостей саммита.

К новому губернатору во Владивостоке отношение пока доброжелательно-снисходительное.

Вот что говорит редактор газеты «Народное вече» Мария Соловьенко (та самая журналистка, которая на встрече с прессой в Кремле сумела смутить Владимира Путина, назвав его «несравненным»):

Мария Соловьенко: Пусть он несколько популист, пусть по три часа в своем Твиттере сидит, ему очень нравится. Его даже называют "Вова – три Айфона". Три Айфона, и он шпарит. С людьми просто встретиться, у него нет времени – это плохо очень, а так он любит. Пишет, бог с ним. Во всяком случае я связываю с появлением этого человека то, что и ФСБ, и Следственный комитет повернулись к этой проблеме, что у нас мэр – рейдер. Как вот такой рейдер, о чем он будет думать, что, он нам будет дороги строить? Да он о своем кармане думает.

Виталий Камышев: В заочный спор с Марией Соловьенко вступает главный редактор «Новой газеты во Владивостоке» Андрей Островский, который считает связи Миклушевского с силовиками преувеличенными, несмотря на то, что один из замов губернатора — офицер ФСБ.

Андрей Островский: Я бы не стал позиционировать Миклушевского как ставленника ФСБ. Один из его замов, я думаю, что в силу проведения саммита такой зам был необходим. Я не убежден, что Александр Миклушевский сможет сохранить свой пост в течение длительного времени после саммита. А то, что к саммиту – это естественно, потому в Приморье сегодня перебрасываются тысячи силовиков из самых разных районов страны, ОМОН, ФСО, другие силовые структуры, для обеспечения проведения саммита.

Декриминализация – это популистский совершенно лозунг. Потому что, на мой взгляд, декриминализацию края нужно начинать не с кадровых чисток в белом доме или сером доме, а с куда более серьезных вещей. Это, допустим, то, что происходит в рыбной отрасли, то, что происходит в лесной отрасли.

Я не слышу никаких рапортов и сообщений из Белого дома. Там миллионы вращаются: «Ау, ФСБ. Ау, прокуратура. Ау, Следственный комитет. Ау, губернатор. Какая декриминализация?»

Миклушевскому, конечно, трудно, у него нет команды. Дарькин всю жизнь прожил в Приморском крае, это друзья по университету, он заканчивал ДВИУ – это основной кадровый поставщик в руководящие органы, и в советские годы, и сегодня то же самое. По школе, по университету, по бизнесу огромные разветвленные связи. Ему проще, он знал всех, и его знали все. Проживи сорок лет в крае, занимайся бизнесом, конечно, со всеми будешь связан.
Миклушевский чужак, он сам прекрасно понимает, ему очень трудно. Дай бог, ему скорее стать своим, обрасти связями – это будет здорово. Потому что пока что о нем сказать по-крупному что-то очень трудно и хорошее, и плохое. Большая демократизация, которую пытается проводить, да, безусловно, с точки зрения открытого правительства, открытости в Твиттере, социальных сетях, реакции на сообщения. Не на все может среагировать, но этот элемент, безусловно, есть. Он более открыт, он более доступен, безусловно, совершенно.

Насколько это будет эффективно? Давайте чуть-чуть подождем. Мы все прекрасно понимаем, что у него сейчас две зубных боли – это саммит, это понятно, хоть не он готовился к нему, но все равно он несет определенную долю ответственности за проведение, за организационные моменты, и выборы в городскую думу. Сейчас, конечно, заточен на эти два мероприятия.

Виталий Камышев: ...В свое время толчком к объединению оппозиционных организаций самого разного толка в Приморье стал протест против повышения ввозных пошлин на подержанные иномарки. Рассказывает автор книги о «правом руле» приморский журналист Василий Авченко.

Василий Авченко: В конце 2008 года, когда против очередного повышения пошлин на ввоз подержанных иномарок выступили многие владивостокцы и для разгона их сюда понадобилось привозить подмосковный ОМОН "Зубр". Пошлины повысили в очередной раз, бизнес сжимается, как шагреневая кожа, он существует, но золотой век праворульного дальневосточного автомобилизма, наверное, уже пройден.
В речи каждого политика местного, а то и федерального, если у федерального политика была необходимость завоевать популярность во Владивостоке, правый руль присутствовал. Естественно, все высказывались в защиту правого руля под флагом защиты автопрома или экономики.

В попытках лоббировать запрет уже есть и политическая составляющая просто потому, что последние несколько лет правый руль стал категорией политической, вокруг которой, например, в отдельно взятом Владивостоке, пусть это и небольшой город, зарождается гражданское общество, начиная с протестов против повышения пошлин, дальше эти люди начинают проводить акции протеста, начинают писать письма в различные инстанции, начинают избираться в органы власти. То есть здесь правый руль стал катализатором активного политического самосознания снизу.

Виталий Камышев: Сегодня в Приморье созрели новые «гроздья гнева». В сентябре во Владивостоке может, наконец, начаться судебный процесс над так называемыми «приморскими партизанами». Так здесь называют членов группировки, которая обвиняется в совершении ряда тяжких преступлений, в частности — убийство двух сотрудников МВД в Кировском районе Приморского края в феврале — в июне 2010 года.
Сами «партизаны» утверждают, что разоблачили причастность полицейских к наркоторговле, а убивали, защищаясь.
Силовикам и властям хотелось бы, чтобы о деле «приморских партизан» говорили и писали как можно меньше.

Вот что рассказала Радио Свобода журналистка газеты «Арсеньевские вести» Наталья Фонина, которая попыталась доехать до неблизкого Кировского района Приморского края и сфотографировать те самые коттеджи и дорогие иномарки, принадлежащие местным полицейским и купленные, по словам «партизан», на деньги от продажи героина.

Наталья Фонина: На автовокзале подошел охранник и сказал, что нужно проверить документы. Тут откуда ни возьмись появилось много людей в форме полицейских. Они начали угрожать. Спрашивали меня, знаю ли я статью 228, связанная с наркотиками статья. Сказала, что я знаю, но отношения к ней никакого не имею. Они стали запугивать, достали наручники, рассказывали жуткие истории о том, что одну такую красивую нашли закопанной в песке, как они закапывали кого-то за каким-то зданием, кого-то кто-то расчленял. Меня удивило, что люди с таким неадекватным мышлением могут работать в правоохранительных органах.

Как раз поступил звонок на мой телефон, звонил мой знакомый, причем из МВД, я ему сообщила, где я нахожусь на данный момент. После этого угрозы в мою сторону прекратились. Эти люди говорили такие вещи, которые нужно знать о человеке. Я думаю, что телефон скорее всего прослушивался.

Виталий Камышев: О том, как в Приморье относятся к делу «партизан» - если не все, то очень многие, можно судить по словам зампреда Приморского «Яблока» Кирилла Косилова.

Кирилл Косилов: Являясь членом общественно-наблюдательной комиссии при Общественной палате Российской Федерации по соблюдению прав заключенных в местах лишения свободы, могу сказать, что, конечно же, официальные позиции силовых структур очень далеки от реальной ситуации. Не то, что коррумпированность, тут просто бандитизм милицейских начальников. По многим отзывам я слышал, у меня нет статистики, но я живу в этом городе и знаю очень много отзывов, знакомых, друзей, друзей знакомых. К сожалению, не защищает нас нынешняя полиция, защищает кого угодно, но не законопослушных граждан. Претензий к ним очень много.

В этом ключе можно рассматривать и дело так называемых "приморских партизан".

Я очень сомневаюсь, что на этих граждан не навесят того, чего они не совершали на самом деле, чтобы создать видимость, что это бандитская группировка, а не группировка людей, которых вынудили, да, это преступление – ношение оружия, применение его, но с другой стороны эти граждане были поставлены в такие условия, когда просто вынуждены были взяться за оружие. Это преступление, но мотив, на мой взгляд, у них есть для этого.

Виталий Камышев: Круг замкнулся: начиналась история советского Дальнего Востока с «красных партизан», эпоха Владимира Путина заканчивается партизанами «приморскими».

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG