Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор Осиповой и обыск у родителей Навального


Таисия Осипова в суде. Смоленск. 28 августа 2012 года.

Таисия Осипова в суде. Смоленск. 28 августа 2012 года.

Приговор активистке незарегистрированной оппозиционной партии «Другая Россия» Таисии Осиповой – 8 лет тюрьмы по обвинению в сбыте наркотиков (ровно вдвое больший срок, чем просил прокурор) – немедленно вызвал в русской блогосфере шквал негодования и критики в адрес власти.

Во вторник многие известные блогеры разместили у себя пронзительный текст письма, написанного Осиповой довольно давно, в начале лета – рассказ о ее первом и единственном свидании в тюрьме с дочерью Катриной. В этом СИЗО свидания с детьми младше 12 лет запрещены, однако новый начальник сжалился и даже дал возможность матери и дочери пообщаться наедине в своем кабинете, а не через решетку. Письмо большое, вот его часть:

С моей дочерью Катрин мы не виделись полтора года. Последний раз я ее видела в день ареста, мы собирались в город. Первый раз мне сказали, что ее приведут, но так и не привели. Я неделю подряд просыпалась по утренней кормежке, красилась и ждала. Думала, а как это будет, что она скажет. Знала твердо одно – плакать нельзя. Но уже при этих мыслях слезы наворачивались на глаза.
И вот долгожданный удар в двери. Из-за дверей: «Осипова без вещей на улицу, прямо сейчас». Поджилки затряслись, чуть ли не бегом бегу за конвоиром, ноги не мои. Наши глаза встретились, я ей махнула – иди ко мне. Она подбежала, я взяла ее на руки и заплакала. А ведь знала, готовилась, твердила: плакать нельзя. И вот за полтора года не слезинки, а тут не выдержала. Катрин сидела у меня на коленях и своими маленькими пальчиками трогала мне лицо, как будто не веря, что это я. Что-то рассказывала, говорила, что ждет меня домой в августе к моему дню рождения.
Зашел конвоир и сказал, что время вышло. Меня вывели. Путь в камеру был особенно тяжелый, хотелось плакать как никогда раньше. Но нельзя. Всю неделю после встречи практически не вставала с кровати. На очередном судебном заседании адвокат сказала, что у Катрин куча эмоций, она всем рассказывает, что видела маму…

Один из первых комментариев на это письмо, которое можно прочитать и у Алексея Плуцера-Сарно, и у Андрея Мальгина, помимо понятных соболезнований, слез, ругательств и негодования, таков, от пользователя ЖЖ Yury Dvorkin:

«А вот РПЦ никак не волнует, что мать отлучили от дочери? Нету ли здесь кощунства?»

Андрей Мальгин на это отвечает:

«РПЦ, напротив, предлагает лишать родительских прав матерей, находящихся в заключении»

И приводит ссылку на Youtube, где можно познакомиться с интервью с протоиереем РПЦ Дмитрием Смирновым, в котором тот развивает вышеупомянутую идею, говоря и о деле Pussy Riot, и о юристе ЮКОСа Светлане Бахминой, и еще о многих…

И еще одно мнение о приговоре Осиповой – пользователь ЖЖ mega16. В блоге у Олега Козырева:

«Российский народ все больше напоминает стадо: поголовье мирно пасется на лугу, периодически кого-то, кто с краю, забирают, увозят на мясобойню. Стадо поднимает головы, отрывается от жратвы, мычит недовольно, но потом снова принимается пережевывать сочную травку…»
Еще одним из самых ярких событий и тем для обсуждения в русской блогосфере во вторник стал обыск, который провели сотрудники Следственного комитета на подмосковном семейном предприятии родителей Алексея Навального. СК подтвердил, что он связан с «делом Кировлеса», по которому оппозиционеру предъявлены обвинения в растрате чужого имущества в особо крупном размере.
Речь идёт о «Кобяковской фабрике по лозоплетению» с крошечным оборотом, которая занимается изготовлением мебели и других бытовых предметов из лозы, пишет сам Навальный в своем Twitter, Facebook и Живом журнале. Работе следователей еще шла, когда Навальный комментировал события:

«Ларец. А в ларце лежат секретные сведения, о том, как я украл весь лес. К нашистам, постоянно донимающим моих родителей, присоединился доблестный Следственный комитет.
Это такое настоящее всамделишнее малое предприятие, расположенное в Одинцовском районе, я про него уже писал.
Оно прямо за забором, на фоне которого сфотографированы мои возможные криминальные подельники: медвежонок, оленёнок, журавлик и какой-то непонятный парнокопытный. Родители мои уже давно готовы к чему-то подобному, хотя всё равно, конечно, неприятно. Обыск есть обыск. Переживём, ведь, судя по широте закинутой сети, только начало - и они ещё и в школе, где я учился, обыски с выемками проведут.

P.S. Пользуясь случаем, хочу напомнить сотрудникам СК и оперативникам ФСБ, сопровождающим обыск, не забыть заглянуть внутрь каждой «корзины для пикника №1 артикул НХП-175ФЛ.
Возможно, там хранятся интересующие их сведения!»


Несколько комментариев по этому поводу – все те же Facebook и ЖЖ:

«Прочитают все, что было написано на партах и столах. И даже в туалете, соскоблив краску... Проведут выемку писсуара. Достойное занятие...»
«Приглашаю всех моих друзей сделать перепост, и всему FB быстро прикупить все лозоплетения, и пусть фабрика лозоплетения процветает! И пусть родителям Алексея Навального светит солнце и удача!»
«Следственный комитет себя высек в очередной раз лозой производства Навальных

А тот же Олег Козырев пишет в ЖЖ следующее:

«Давление на оппозиционеров через родственников - обычная практика путинских силовиков. Пытаются отнимать детей, взламывают квартиры даже престарелых бабушек, допрашивают родителей и т.д. Ничего святого, ничего запретного.
Люстрация - прекрасное слово, которое мы запоминаем, не забываем. Все, устраивающие такие облавы, будут впоследствии подвергнуты суду. Даже если заказчики и захотят сохранить инкогнито, исполнители несомненно следствию заказчиков выдадут.
Когда дело дойдет до суда, многие из них начнут плакать, ссылаться на то, что у них дети, престарелые родители и т.п. Но что ж поделаешь, если преступления против прав и свобод человека во всем мире относятся к тяжким и не имеющим срока давности…»


Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG