Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Наталья Таубина: "Цель приговора Осиповой – показать, чем рискуют гражданские активисты"


Наталья Таубина, глава фонда "Общественный вердикт"

Наталья Таубина, глава фонда "Общественный вердикт"

Приговор, вынесенный Таисии Осиповой, оказался неожиданно жестоким. Обращая внимание на очевидно политический характер судебного процесса, независимые эксперты ставят его в контекст последних изменений, произошедших в России: ужесточение законодательства о митингах и собраниях, приговор участницам группы Pussy Riot… В судьбе Таисии Осиповой принимают участие представители нескольких общественных организаций, оказывающих правовую помощь в защите прав человека. Одна из этих организаций – фонд "Общественный вердикт".

Директор фонда Наталья Таубина рассказала Радио Свобода, что "Общественный вердикт" поддерживал работу юриста, который готовил жалобу в Европейский суд по правам человека - на условия содержания Таисии Осиповой и лишение ее необходимой медицинской помощи. По мнению Натальи Таубиной, жесткость приговора, вынесенного Осиповой, обусловлена политическим характером этого процесса:

– Других объяснений я просто не нахожу. Особенно если учесть, что государственный обвинитель просил четыре года лишения свободы, а суд назначил практически в два раза более суровое наказание. Этим приговором, с моей точки зрения, хотят продемонстрировать риски участия в деятельности политической оппозиции.

– Все попытки обжаловать приговор в вышестоящих инстанциях, по-видимому, будут безрезультатными?

– Трудно сказать. Напомню, что изначально Осипову приговорили к 10 годам лишения свободы, но в кассации этот приговор был отменен. Поэтому, с одной стороны, есть надежда, что все-таки вышестоящая судебная инстанция, где будет обжаловаться нынешний приговор, подойдет объективно к рассмотрению аргументов, которые представит сторона защиты. Но, с другой стороны, учитывая всю абсурдность этой ситуации, такую вот обескураживающую и оглушительную, ожидать можно всякого. Это вовсе не означает, что надо останавливаться. Безусловно, надо добиваться отмены приговора, добиваться справедливости в деле Таисии Осиповой.

– Почему, на ваш взгляд, Осиповой не помогло заступничество Дмитрия Медведева – коли уж суды политически мотивированы в России?

– Наверное, в какой-то степени заступничество Медведева (тогда – президента России) все-таки оказало воздействие: первый-то приговор был отменен… Вопрос - почему новая инстанция, рассмотрев дело, вынесла такой тяжелый приговор. Думаю, объяснение в том, что у нас в стране в последние месяцы взят курс на, скажем так, жесткое подавление любого инакомыслия.

– Означает ли это, что и приговор участницам группы Pussy Riot, и приговор Таисии Осиповой – это просто разные главы одной книги?

– С моей точки зрения, да. И в той же книге – последние законодательные акты, связанные со свободой митингов, и с деятельностью некоммерческих организаций, а также ограничения свободы интернете, возвращение в Уголовный кодекс статьи "Клевета"...

– Для "Общественного вердикта" что все это означает? Есть ли возможность приспособиться к этой новой ситуации?

– Приспосабливаться к новой ситуации не представляется возможным, потому что эта ситуация идет вразрез в теми ценностями, теми принципами правового государства, на которых строится работа нашей организации. Но, безусловно, новые тенденции нам приходится учитывать в нашей работе. И становится все сложнее и сложнее добиваться справедливости в тех делах, которыми мы занимаемся.

– Проведение каких-то дополнительных экспертиз, попытка обратить внимание международного сообщества и российского гражданского общества на такие приговоры и другой арсенал классических методов, которые использует ваша организация, очевидно, не срабатывает в нынешней ситуации. Что же делать?

– Позволю все-таки не согласиться на 100 процентов с тем, что вы сказали. Ведь, например, в ситуации с Таисией Осиповой Европейский суд еще не сказал своего слова. Мы очень надеемся, что решение Европейского суда будет достаточно аргументированным для того, чтобы к этому делу можно было вернуться и его пересмотреть, в том числе, и из соображений обеспечения прав Таисии на нормальные условия содержания, на оказание адекватной медицинской помощи. Других механизмов, других подходов особо и нет. Если не считать революции, конечно. Но мы не сторонники революции, мы все-таки сторонники работы правовыми механизмами. Будем их и дальше использовать, хотя стало сложнее добиваться положительного эффекта.

Владимир Владимирович Путин у власти в России с 2000 года, и сегодня мы наблюдаем, скорее, логическое развитие той ситуации, которая в России обострялась в последние годы. Это – кризис управления в стране. Он выражается и в неспособности правоохранительной сферы нормально, эффективно работать, и в невозможности нормально, эффективно работать практически в любой сфере государственного управления. В результате – рост недовольства в обществе. А власть пока не выработала никаких способов реагирования на это недовольство, кроме как подавлять его силой.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG