Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Дело о защите Pussy Riot" в Хельсинки


Ирина Лагунина: Многие российские издания распространили информацию о том, что профессору мировой политики Хельсинкского университета Тейво Тейвайнену якобы грозит два года тюрьмы за «акцию в защиту Pussy Riot» в Хельсинки. Мы обратились к самому профессору с просьбой пояснить, что же произошло в начале августа в столице Финляндии.

Тейво Тейвайнен: Музей современного искусства «Киасма» в Хельсинки организовал Мировые политические прогулки, где я, профессор мировой политики Хельсинкского университета, выступал гидом. И в числе многочисленных остановок в ходе этой прогулки одна была перед Успенским собором. Собор был к тому времени уже закрыт, он закрывается в 16 часов, а мы были там почти в 18. В программу это остановки входило присутствие на месте двоих актеров, которые были одеты в костюмы, напоминающие костюмы Pussy Riot. Они просто стояли перед собором, единственное, что они сказали: «Свободу Pussy Riot». Я, со своей стороны, проанализировал письмо, которое представитель православной церкви Финляндии направил в крупнейшую газету страны. В письме он сравнивал действия Pussy Riot с тем, как если бы представители сексуальных меньшинств Финляндии станцевали на могиле национальных героев в День независимости. И на этом все закончилось. Я предложил участникам прогулки поразмышлять над этим сравнением, и мы двинулись дальше. Через несколько дней в российской прессе взорвалась бомба – с огромным количеством неверной информации и просто лжи о том, что произошло во время этой остановки.
Никакой попытки войти в собор не было, никто в него не входил и все знали, что он закрыт. Это просто попытка ради каких-то политических целей представить неверную информацию, что была попытка войти в церковь. Такой попытки не было.

Ирина Лагунина: Что представляют собой эти так Мировые городские прогулки? В чем их смысл?

Тейво Тейвайнен: Это часть работы центрального музея искусства Финляндии – фестиваль городской культуры. Идея состояла в том, чтобы установить мировые политические глобальные и транснациональные связи между отдельными местечками земного шара. Мы, например, зашли в самый большой универмаг Хельсинки, чтобы посмотреть, какие продукты, произведенные в незаконных еврейских поселениях, продаются в этом магазине. Мы пошли к Центральному банку, перед Министерством финансов играла рок-группа… Опять-таки, идея состояла в том, чтобы через различные культурные представления подумать о связях отдельных мест в Финляндии и мировых транснациональных связях.

Ирина Лагунина: Почему вы решили выбрать в качестве одного из примеров именно Pussy Riot?

Тейво Тейвайнен: Накануне вечером в картинной галерее было представление, на котором несколько актеров имитировали выступление Pussy Riot. И мы договорились, что они подойдут к собору, когда мы будем проходить мимо. Я всегда думал и остаюсь при этом мнении, что Pussy Riot – удивительная группа, когда думаешь о различных аспектах, связанных с глобальной политикой, со свободой слова и артистическим выражением. Так что это стало одной из тем прогулки.

Ирина Лагунина: Прерву разговор с профессором мировой политики Хельсинкского университета Тейво Тейвайненом. Тщательное изучение всех публикаций показало, что за информацией об уголовном преследовании и возможном приговоре профессору стоит один человек – Йохан Бекман, который довольно часто появляется в российских медиа в связи с различными финно-российскими проблемами. Именно он был в числе тех, кто подписал и подал в полицию письмо против профессора. Я позвонила Йохану Бекману с вопросом, что вызвало его протест и подозрения, что действия профессора могут подпадать под статьи уголовного кодекса Финляндии.

Йохан Бекман: Конечно, финские СМИ, в первую очередь главная газета Финляндии появилась статья на следующий день, то есть 4 августа о том, что Тейвайнен организовал свою акцию у Успенского храма с двумя девушками в масках, и они пытались попасть в храм. То есть они пытались эту акцию в стиле Pussy Riot, перфоменс организовать внутри храма, но им не удалось попасть туда, поэтому они около храма свою акцию организовали. И после этого я прочитал в Фейсбуке Тейвайнена то, что он сам написал о том, что он организовал перфоменс Pussy Riot у Успенского храма. Так же он написал такую фразу, что Успенский храм стал храмом освобождения Pussy Riot и так далее. Надо сказать, что они планировали и пытались попасть внутрь, то есть внутри храма организовать акцию – это, конечно, так же является, возможно, уголовным преступлением в Финляндии. У нас есть несколько статей в уголовном кодексе, которые подходят в этой ситуации. Поэтому, конечно, было основание попросить у финской полиции и у Генпрокуратуры, которая, кстати, отвечает именно за преступления против религии в Финляндии, попросить проверить ситуацию и расследовать то, что на самом деле произошло. То есть тут есть две возможные статьи, которые подходят к этой ситуации. Во-первых, это агитация против религии, оскорбление чувств верующих – есть такая статья в Финляндии. И есть статья – вмешательство в богослужение, там даже попытка криминализирована, попытка может быть уголовным преступлением. Поэтому мы знаем, что он пытался попасть в храм, поэтому это возможно является уголовным преступлением. Но сейчас мы ждем реакции полиции, я знаю, что они только начали это дело рассматривать, мы ждем реакции Генпрокуратуры. Потом, когда будет какая-то реакция, мы сможем посмотреть, что там написано и будем дальше действовать.

Ирина Лагунина: То есть вы подали письмо, ваш иск, но пока никакого ответа от полиции не получили?

Йохан Бекман: Во-первых, уже были ответы, то есть они приняли наш иск уже давно. Это было 3 августа, они приняли наш иск, зарегистрировали, у нас есть регистрационный номер уголовного дело против Тейвайнена, против двух этих женщин.

Ирина Лагунина: Российская пресса цитирует вас следующим образом: «Уголовным кодексом Финляндии запрещается даже попытка помешать богослужению (УК 17-11)», - сказали вы агентству Интерфакс. Но ведь никакого богослужения не было, собор был уже почти два часа как закрыт до этого. Или я что-то неправильно понимаю?

Йохан Бекман: У меня есть информация о том, что была организована акция именно внутри храма, то есть они пытались попасть в храм, чтобы внутри храма организовать оскорбительную акцию в стиле Pussy Riot вместе с Тейвайненом и вместе с этими женщинами. А то, что он позже начал говорить о том, что они ничего не планировали, что храм был закрыт и так далее. У нас есть информация, что Тейвайнен начал объяснять ситуацию по-другому. Та информация, которая у нас есть, возможно, является доказательством того, что именно состав уголовного кодекса Финляндии можно применять к этой ситуации.

Ирина Лагунина: Йохан Бекман, глава Финского антифашистского комитета, радикальной организации, созданной в Финляндии в 2008 году, но так никогда и не зарегистрированной в стране. У организации есть неплохие связи с движением «Наши», а также с эстонской пророссийской группой «Ночной дозор». Финская пресса также отмечает, что Бекман, например, поддерживал теорию, что убийство Анны Политковской было сделано для того, чтобы очернить Владимира Путина. Он считает, что положение со свободой прессы в России намного лучше, чем в Финляндии. Любопытно, что если открыть Wikipedia и прочитать описание его деятельности и политических взглядов сначала на русском, а потом на английском языках, то вы даже не поймете, что это один и тот же человек. Вернусь к разговору с профессором Тейво Тейвайненом. Как вы восприняли эту кампанию, которая совершенно неожиданно развернулась против вас в российской прессе?

Тейво Тейвайнен: Конечно, она отняла немало времени, но было потрясающе интересно за всем этим наблюдать. Я также получил несколько угроз, что, конечно, вызвало чувство напряжения у меня лично. Была попытка очернить мою репутацию в международных кругах. В Финляндии, конечно, никто не верит в эту ложь, но на международном уровне она могла и подействовать. Но как я понимаю, это политически выгодно для определенных социальных сил сделать так, чтобы люди поверили, что теперь в Финляндии профессор осужден судом и может получить два-три-пять лет за нечто сходное с тем, что Pussy Riot сделали в Москве. А посему неверно, что суд и приговор Pussy Riot в Москве означает, что Россия повернулась спиной к мировым стандартам прав человека; ведь, посмотрите, говорят они, в Финляндии этот профессор тоже получил жесткий приговор за нечто похожее. Это попытка придать некий оттенок нормальности суду и приговору Pussy Riot, встроить этот приговор в систему нормальных международных юридических стандартов.

Ирина Лагунина: Ваш собственный университет – Хельсинкский университет – выпустил заявление на русском языке, в котором говорится: «В статьях утверждалось, в частности, что против Тейвайнена было возбуждено уголовное дело по обвинению в издевательстве над верой и за нарушение запрета скрывать лицо в общественных местах. В некоторых из них писалось о том, что профессор задержан. Ни одно из этих утверждений не соответствует действительности». И дальше: «Кроме того, Хельсинкский университет старается защищать право своих научных сотрудников на свободу слова», - говорит ректор университета.

Тейво Тейвайнен: Да, мой университет совершенно однозначно поддержал меня, они завили, что обвинения в некоторых российских средствах информации против меня ложные, они полны ложных данных. А в Финляндии практически никто в эту ложь не верит. Она явно создана для потребления в определенном политическом контексте в российских медиа.

Ирина Лагунина: А как восприняли участники прогулки сцену у Успенского собора?

Тейво Тейвайнен: Остановка у Успенского собора не была воспринята участниками как провокационная. Были другие остановки, которые казались большей провокацией и более сильной пищей для размышления. Только спустя какое-то время, когда кто-то сочинил эту полную лжи историю об остановке у Успенского собора, эта остановка оказалась в центре внимания.

Ирина Лагунина: А что люди восприняли как провокационное?

Тейво Тейвайнен: Конечно, ни о каком нарушении закона речь нигде не шла. Но, как я уже сказал, мы пошли в самый большой универмаг Финляндии и я пытался найти продукты, произведенные в незаконных еврейских поселениях на Западном берегу, и я делал это с мегафоном внутри магазина, что вызвало определенное оживление и было расценено как своего рода провокационное действие. Но потом мы пошли к одному члену парламента, политику правого крыла, чья позиция по Израилю в корне отличается от моей. И он говорил в тот же мегафон. Я не согласен с его позицией. Но – это был тот же мегафон, который потом использовали актеры, одетые в костюмы Pussy Riot перед Успенским собором. И хотя я, возможно, больше симпатизирую и поддерживаю Pussy Riot и их послание, чем послание правого члена парламента, идея прогулки не состояла в том, чтобы эти идеи стали частью ее политической программы, идея состояла в том, чтобы самой этой прогулкой поднять вопросы. Изначально даже на сайте акции так и говорилось: мы прогуливаемся, задавая вопросы.
XS
SM
MD
LG